Мигранты в Литве: Лукашенко, "колючка" на границе и проблемы Вильнюса

Лагерь мигрантов в Литве. ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Литва столкнулась с беспрецедентным миграционным кризисом. Беженцы идут с территории Беларуси. В Вильнюсе решают, как дать отпор Минску, не нарушить права человека, и где найти переводчиков с арабского

"Laba diena. Šiandien mes turime puiki сhalva iš Homso" - "Добрый день. Сегодня у нас есть отличная халва из Хомса". Продавец говорит на беглом литовском, но с немного непривычным акцентом. Ахмад (назовем его так) - из разрушенного артиллерией Башара Асада Алеппо. Он перебрался в Литву через Турцию несколько лет назад.

Сегодня в его магазине на одной из узких улочек старого Вильнюса действительно можно купить и ту самую знаменитую халву из города Хомс, и макдус (баклажаны с орехами в остром масле), и хумус, и другие товары с Ближнего Востока, в том числе и из самой Сирии. Поставки через Турцию и Германию налажены, младшие дети - девочки - ходят в школу. Старшие помогают в торговле. Ахмад доволен и намерен остаться в Литве надолго.

Граница с Беларусью не на замке

Покупатели халвы и хумуса в его магазине - не только живущие в Вильнюсе арабы (их в Литве немного), но и литовцы. Для них острая ближневосточная кухня пока не настолько привычна, как для жителей многих других стран Европейского Союза, где осели миллионы выходцев из Сирии, Египта, Афганистана и из Северной Африки.

В последние недели государства, которые казались литовцам далекими и никак не влияющими на их жизнь, внезапно попали в центр всеобщего внимания. После того, как в конце июня Беларусь заморозила соглашение с ЕС о реадмиссии (приеме назад) нелегальных мигрантов, литовско-белорусская граница буквально в один день превратилась чуть ли не в линию фронта новой холодной войны. Каждый день несколько десятков человек незаконно переходят на территорию Литвы из Беларуси.

Для Александра Лукашенко и (как, считают многие в Вильнюсе) стоящего за ним Владимира Путина нелегальные мигранты превратились в эффективную форму давления на Евросоюз. По оценкам наблюдателей, ее цель - заставить Брюссель ослабить санкции против Минска и начать диалог с ним.

"Лукашенко не выпускает за рубеж своих собственных граждан, а люди из третьих стран переходят нашу границу без проблем, - констатирует Витис Юрконис, представитель Freedom House в Литве. - Это значит, что ситуация под его полным контролем. Мигранты - лишь следствие главной проблемы, у которой есть имя - белорусский режим. Это не двусторонняя литовско-белорусская проблема, а общеевропейская".

Задача - срочно оборудовать границу

Для Литвы решение Минска практически открыть границу обернулось невиданной ранее чрезвычайной ситуацией. "Всего 30 процентов границы с Беларусью у нас оборудованы, в основном в районе населенных пунктов. Остальные 70 фактически защищены по минимуму", - признал в разговоре с DW один из литовских госчиновников.

Объяснение этому источники DW в Вильнюсе дают такое: вплоть до президентских выборов в Беларуси в августе 2020 года и последовавшего за ними жестокого подавления протестного демократического движения многие в Литве (и вообще в ЕС) считали, что нужно поддерживать диалог с Лукашенко в надежде, что он рано или поздно дистанцируется от Москвы. Укрепление границы на этом фоне выглядело бы как жест недоверия. Вдобавок соглашение с ЕС о реадмиссии Минск выполнял довольно последовательно. Пока в один день не перестал.

Теперь первостепенная задача - срочно оборудовать границу. Для начала - хотя бы с помощью срочно закупаемой колючей проволоки, хотя для пресечения массовых нарушений этого явно недостаточно. В Литве работают представители FRONTEX (пограничного агентства ЕС), которые консультируют местных пограничников. Евросоюз также пообещал выделить Вильнюсу средства на решение миграционных проблем.

"Гамбургеры давай!"

Вторая задача местных властей - разместить мигрантов. Их привозят в пустующие дома отдыха, на турбазы и в школы вдали от крупных населенных пунктов. Не обходится без проблем. Литовские СМИ в последние недели регулярно сообщают то о беспорядках в лагере для беженцев в городе Игналина на севере страны, то об отказе мигрантов от предлагаемого им питания. "Молодые люди требовали чипсов и копченых куриных крылышек, а лучше всего - кока-колу с гамбургерами. "Hamburger!", - кричали нам, когда мы привозили пельмени ручной работы с курятиной", - рассказала журналистам повар Жидре Щимеляускене из деревни Капчаместис на юго-западе Литвы.

Третий вызов для Вильнюса - юридический. Сейм (парламент) Литвы принял серию поправок к закону о правовом положении иностранцев, которые серьезно ограничивают право мигрантов передвигаться по стране до рассмотрения их заявлений о получении убежища. Сама процедура существенно ускорена, а право апелляции сведено к минимуму. Президент Гитанас Науседа сначала отказался подписать закон. А его советник Повилас Мачюлис даже заявил, что "права мигрантов выбросили в мусорную корзину".

После совещания с членами кабинета Науседа все же поставил подпись под поправками в закон в обмен на обещание правительства на осенней сессии парламента внести в них коррективы, усиливающие защиту прав беженцев. "В нынешних условиях важнее всего послать сигнал и Лукашенко, и тем, кто только собирается перейти границу - прием будет жестким и лучше остановиться!", - объяснил DW позицию руководства страны информированный сотрудник одного из задействованных в разрешении кризиса министерств.

Стена от Лукашенко?

По идее, тех мигрантов, кто не сможет доказать, что бежит от политических преследований или войны, должны депортировать на родину. Но в условиях COVID-19 это не так легко сделать. Вдобавок на Ближнем Востоке у Литвы посольства только в Израиле, Египте и Объединенных Арабских Эмиратах, а в Африке - в ЮАР. Есть и проблема кадров. "Многие перебегают из Беларуси без документов. Скажем, человек говорит: "Я - из Багдада!". А как это проверить, если у нас мало специалистов, которые не то что иракский диалект от сирийского отличают, но просто знают арабский?", - сетует Витис Юрконис из Freedom House.

В литовских соцсетях иногда проскальзывают призывы построить на границе с Беларусью стену, подобную той, которую возвел после миграционного кризиса 2015 года на границе с Сербией премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. "Это не решение вопроса, хотя границу оборудовать, конечно, следует, - говорит Юрконис. - Нам нужна хорошо оплачиваемая, мотивированная и эффективная миграционная служба. Нужны современные курсы литовского языка и профессиональные консультации службы занятости. Нынешний кризис - повод всем этим заняться".

Заметных антимигрантских настроений в Литве социологи пока не фиксируют. Хотя, предупреждает политолог, профессор университета Витаутаса Великого Шарунас Лиекис, если нынешний кризис продлится, то они могут усилиться. "Общество думает, что все будет, как в 2015-2016 годах. Тогда большая часть беженцев, оказавшихся в Литве, потом уехала в другие страны ЕС - Германию, Швецию, Нидерланды. Туда, где есть большие общины соотечественников, рестораны с привычной едой и значительно более щедрые, чем в Литве, социальные программы. Но кто-то, конечно, останется здесь, и таких людей в будущем будет все больше".


НАВЕРХ
Back