"Олимпиада — это деньги на ветер", "Олимпиада — это прибыль для города": как показывает практика, оба утверждения верны, всё лишь зависит от того, как подойти к вопросу. Рассказываем истории финансовых успехов и фиаско, а также пытаемся разобраться, от чего зависел исход событий.

Лос-Анджелес, 1984: а что, так можно было?

Олимпиады были гарантированно убыточным мероприятием, пока Лос-Анджелес не преподнес финансовый урок. Алгоритм оказался нехитрым: брать деньги за всё, что только можно, и не платить там, где можно не платить.

Во-первых, Игры в Лос-Анджелесе практически полностью были профинансированы инвесторами. Например, Олимпийский плавательный центр был построен на деньги "Макдональдса".

Во-вторых, организаторы вдумчиво сэкономили на строительстве — 10 из 25 олимпийских объектов уже были в инфраструктуре, а часть была построена или арендована у крупных университетов (например, под Олимпийские деревни были приспособлены университетские кампусы).

И в-третьих, телевещание стало лицензированным — и за лицензию пришлось платить баснословные деньги.

Итог — устроителям Игр удалось получить прибыль более 220 млн долларов США.

Сеул, 1988: успех финансовый и репутационный

Для Южной Кореи Олимпиада принесла гораздо больше, чем просто прибыль: она открыла новую страницу в истории страны, до этого пребывавшей в послевоенном упадке. Вслед за Играми начинает набирать обороты т. н. корейское чудо — превращение истерзанной войной страны в одно из самых прогрессивных, технологичных и богатых государств.

Но вернёмся к Играм. Во-первых, Игры стали одними из самых посещаемых на тот момент. Олимпиада в Сеуле была лишь второй (после Токио) в странах Азии, поэтому неудивительно, что собралось столько зрителей. Во-вторых, по официальным данным, часть инфраструктуры строилась не из олимпийского бюджета, а планировалась заранее в рамках программы развития города безотносительно Игр. В итоге Сеул заработал как минимум 139 млн долларов США: "как минимум", потому что в эту сумму не входят взносы и пожертвования от частных лиц и деловых групп. Пишут, что они составили не менее 300 млн долларов.

В любом случае, какой бы ни была реальная выручка от Игр, главное приобретение — это паблисити и правильный пиар.

Барселона, 1992: долгосрочные выгоды

Барселона полностью окупила затраты на летние Игры в 1992 году. Схема та же: спонсоры, взносы, лицензии. За право вещания мировые телекомпании заплатили суммарно 633 млн долларов, а крупные бренды выкладывали десятки миллионов за статус официального спонсора.

Игры в Барселоне — это торжество нативной рекламы, брендовых коллабораций и прочих видов сотрудничества, официального и не очень. Олимпиада 1992 года собрала вокруг себя бизнес-комьюнити, знаменитостей и лидеров мнений. С тех пор ни одни Игры не мыслятся без брендов, спонсоров и элитной шумихи.

Если МОК на примере Барселоны отточил свои коммерческие возможности, то Барселона благодаря Играм так улучшила инфраструктуру и разрекламировала себя на весь мир, что после соревнований поток гостей увеличился практически вдвое.

Монреаль, 1976: 30 лет в долгах

Летние Игры в Монреале — это история о том, во сколько обходятся амбиции в сочетании с недальновидностью. Жан Драпо, руководивший администрацией города в те годы и активно лоббировавший Игры, самоуверенно заявлял: Олимпиада не может принести убытки, как и мужчина не может забеременеть. Когда перерасход уже на этапе строительства превысил 1 млрд долларов, газеты ответили карикатурами, изображая беременного градоначальника.

Возможно, дело в коррупции (об этом писали в СМИ, но суд не нашел нарушений), возможно — в плохой математике (город планировал потратить 310 млн, а вышло 1,3 млрд — разница большая). В итоге город более 30 лет (!) расплачивался с долгами, погряз в экономических проблемах и утратил статус культурной и финансовой столицы страны. Город настолько отстал в развитии, что даже через десять лет, в середине восьмидесятых, там ещё не было нормальных очистных сооружений (канализация отправлялась в реку). Спасибо Играм!

Афины, 2004: кризис в стране

Олимпиаду в Афинах называют катастрофой и предтечей глубокого экономического кризиса в стране. Среди основных причин — неоправданные траты, завышенные цены на строительство, непродуманная и нерациональная политика дальнейшей эксплуатации объектов. Теперь в Афины ездят смотреть не только на античные развалины, но и на современные.

Рио, 2016: стабильный беспорядок во всём

Вместо спортивных рекордов Бразилия побила рекорд по чистому убытку — Олимпийские игры загнали организаторов в минус на 2 млрд долларов. Здесь целый клубок причин: изначально нестабильная экономическая и политическая ситуация в стране, нерациональное дорогое строительство, отсутствие плана по дальнейшей эксплуатации, бесконечные бюрократические дрязги. Многие стадионы пришли в запущение уже через полгода после окончания Игр! Кроме того, были проблемы с посещаемостью стадионов — возможно, из-за недостаточно прозрачной схемы распространения билетов.

В общем, олимпийская экономика похожа на семейные отношения: каждая счастливая счастлива одинаково, каждая несчастливая несчастлива по-своему.

Неточные цифры

"Не менее миллиона", "около миллиарда" — узнать точные затраты на Олимпийские игры практически невозможно, потому что официальные данные разительно отличаются от независимой аналитики.

Например, если госкорпорация вложилась в Игры, то эти деньги официально считаются "частной инвестицией", а независимые эксперты относят их все-таки к государственным тратам.