​"К счастью, выбор портфеля вакцинации не является политическим решением, и я надеюсь, что в Латвийской Республике это никогда не изменится. Эту оценку могут провести высокопрофессиональные специалисты (...). Именно эти люди, представленные в Национальном совете по иммунизации, в начале ноября при оценке возможной комплектации закупки (...) решили уделить больше внимания AstraZeneca, - на прощальной пресс-конференция после прошения об отставке 5 января сказала тогдашний министр здравоохранения Илзе Винькеле (Для развития/За!). - Надо сказать, что такой подход характерен и для ЕС в целом. Использование других, более сложных вакцин - это приоритет для богатых стран".

Две части этого утверждения - ложные. Первое - такое решение Национального совета по иммунизации (IVP), который представляет собой подразделение ученых и должностных лиц, консультирующих по различным вопросам вакцин, просто невозможно найти, к такому выводу пришел центр Re:Baltica, изучая имеющиеся протоколы заседаний совета.

ФОТО: Даце Завадска, председатель Национального совета по иммунизации

"Глупости. Абсолютные глупости. Мы никак не могли повлиять на это", - прокомментировала Re:Baltica слова Винькеле глава IVP Даце Завадска (Винькеле отказалась комментировать, о каком собрании она говорила).

Однако даже Завадска, которая в настоящее время - главный авторитет в Латвии по вопросам вакцин, говорит, что не знает, кто принял решение об использовании AstraZeneca в качестве главного оружия Латвии в борьбе с Covid-19.

Информация, собранная Re:Baltica как из Европейской комиссии (ЕК), так и из департаментов здравоохранения Литвы и Эстонии, показывает, что изначальный больший выбор в пользу AstraZeneca стал совпадением разных обстоятельств. AstraZeneca первая завершила переговоры с ЕК, вакцины обещали дешевые (1,78 евро по сравнению с 12 евро BioNTech/Pfizer), простые в использовании и доставку уже в декабре. Позже этого не произошло, но при заключении контракта в августе знать это не представлялось возможным.

Процесс закупки вакцины выглядит следующим образом. В качестве первого шага в августе Европейская комиссия дает странам ЕС пять дней для присоединения к соглашению с AstraZeneca. Все согласились. Гарантированное количество доз рассчитывается в соответствии с численностью населения (так называемый pro rata), но у стран всегда есть возможность подать заявку на большее или меньшее количество доз. В результате получается так называемая рыночная таблица (bazaar table), размеры которой согласованы всеми. Затем каждый отправляет свой точный заказ. Тот же процесс применяется к покупке всех других вакцин.

Латвия и Литва взяли все предложенные им в августе pro rata дозы (Латвия - 1,27 млн, Литва - 1,86 млн), а Эстония попросила больше и подписалась на 1,33 млн. "С тех пор мы ничего не меняли в нашем заказе", - пояснила Re:Baltica представитель Министерства социальных дел Эстонии Эва Лехта.

Откуда догадки о лоббировании?

Догадки о лоббировании были вызваны тем, что из всех производителей только эта компания была приглашена на заседание IVP для того, чтобы рассказать о своей вакцине уже 14 сентября. Завадска объясняет это желанием совета понять, почему в то время было приостановлено клиническое исследование AstraZeneca. Государственное агентство лекарств (ZVA) не смогло ответить, а его заместитель директора Янис Звейниекс предложил пригласить самих производителей и рассказать об этом. У Завадской нет даже контактов компании. Других не пригласили, потому что Moderna в то время не была представлена ​​в Латвии, а Pfizer со своими данными якобы сидел "в окопах, как партизаны".

ФОТО: Янис Звейниекс, заместитель директора Государственного   агентства лекарств 

"Совершенный бред сивой кобылы, - на вопрос о возможном лоббировании ответила Завадска. - В любой стране, где IVP действует в соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения, мы имеем право и обязаны приглашать всех, кто может ответить на интересующие нас вопросы - государственные учреждения, компании или группы исследователей, ассоциации. Мы - независимые эксперты, наши решения носят рекомендательный характер. Никто из нас не чиновник, какое лоббирование?".

Вторая причина обвинений в лоббировании - это очень сильное сопротивление руководства здравоохранения приобретению Pfizer/BioNTech - вплоть до предоставления правительству ложной и вводящей в заблуждение информации.

Догадка, высказанная несколькими источниками Re:Baltica, вполне логична - госслужащие просто не хотели возиться с более сложной логистикой, вакцина была достаточно дорогой, на горизонте мелькала простая и дешевая AstraZeneca, о будущих проблемах которой никто и не подозревал - так зачем покупать дороже и получать выговоры от журналистов? Просто плохое управление рисками.

Но есть несколько странных совпадений. Во-первых, когда Минздрав в сентябре отчитывается перед правительством о чрезвычайных взносах в фонд ЕС для закупки вакцин, в отчете замалчивается, что также завершены переговоры с BioNTech/Pfizer - и, следовательно, и эти вакцины скоро будут предложены. Re:Baltica пока не смогла выяснить, кто и почему умолчал об этом.

Во-вторых, правительству преувеличили сложность этой вакцины.

В-третьих, AstraZeneca представляли самой близкой к финишу даже тогда, когда это уже не имело оснований и другие наступали ей на пятки. "AstraZeneca сейчас ближе всех, и цена тоже самая лучшая", - сообщает правительству в сентябре Винькеле. AstraZeneca действительно первой 1 октября представила результаты исследования Европейскому агентству лекарственных средств. BioNTech/Pfizer отстала всего на пять дней. В конце декабря BioNTech/Pfizer была зарегистрирована первой, более чем на месяц раньше, чем AstraZeneca, которая была зарегистрирована в конце января.

В-четвертых (и это второе заблуждение в прощальной речи Винькеле) - BioNTech/Pfizer была приоритетом не только для самых богатых стран. В то время как Латвия в первом подходе в ноябре подала заявку только на 97 500 из 841 тысячи доступных для нее доз вакцины (а затем, по данным Министерства здравоохранения, в конце февраля - на 100 000 тысяч из доступных 420 тысяч), Эстония и Литва взяли на тот момент намного больше - сразу 703 тысячи и 1,24 млн доз уже за первый проход. Между тем на незапротоколированных встречах чиновников Латвии была достигнута договоренность о том, что изначально эту вакцину будут закупать только для врачей, а дополнительные дозы - к тому же не все - были куплены в декабре по счастливой случайности.

Эти решения, а также поздняя регистрация AstraZeneca и невозможность производства в соответствии с обещаниями стали причиной того, что Латвия в настоящее время по показателям вакцинации отстает от Эстонии и Литвы. Латвия в январе докупила значительные объемы BioNTech/Pfizer, но крупные поставки будут только с апреля, сивдетельствует график Минздрава.

"Мое объяснение заключается в том, что формулировка "все пошло не так" - это сегодняшняя формулировка. Если бы AstraZeneca выстрелила первой, ничего из этого не случилось бы. (...) В этом смысле я не буду заниматься самобичеванием - я признаю, что это был провал, ошибка, совпадение нескольких обстоятельств", - заявила Re:Baltica Винькеле. Она добавляет, что Министерство здравоохранения за последние пять лет до ее вступления в должность было ослаблено - сменились три государственных секретаря, чиновники запуганы и пострадали от моббинга, о чем свидетельствует количество жалоб омбудсмену, так что "способность брать на себя риск, вероятно, ниже, чем в других министерствах".

Между тем AstraZeneca подтвердила, что в первом квартале доставит меньше половины обещанного. Международные СМИ сообщают, что и во втором квартале она сможет поставить только половину обещанных вакцин.

Обобщение исследования:

  1. Отставание Латвии от других стран Балтии по вакцинации против Covid-19 обусловлено двумя дорогостоящими ошибками. Во-первых, правительство Кришьяниса Кариньша (НЕ), в отличие от Литвы и Эстонии, не требовало утверждения объемов закупок каждой вакцины. Следовательно, не контролировало риски, которые в конечном итоге привели к вакцинному голоданию. Во-вторых, в Министерстве здравоохранения царило необъяснимое сопротивление покупке относительно более дорогой и сложной вакцины BioNTech/Pfizer, которая  нашими соседями была закуплена в больших объемах, и поэтому они теперь могут вакцинировать больше, чем мы.
  2. У министра здравоохранения Илзе Винькеле (Для развития/За!) и руководства отрасли было все лето, чтобы создать прозрачную систему. Вместо этого Винькеле оставила решения относительно единственной надежды общественности на преодоление пандемии чиновникам среднего звена, которые восприняли это как обычную прививку от гриппа. Решения принимались во время неофициальных встреч без протоколов, поэтому невозможно найти ответственного.
  3. До конца декабря правительству не было ясно, что страна не подает заявку на все доступные вакцины. Хотя правительство говорит о портфеле вакцин раз в месяц, оно не требует подробной информации о нем и механически дает деньги на уже заключенные контракты.
  4. Главным лицом, ответственным за организацию процесса вакцинации, Минздрав правительству назвал главу Государственного агентства лекарств Свена Хенкузенса, который предоставил вводящую в заблуждение информацию о сложности вакцины BioNTech/Pfizer. Отказ от более одного миллиона доз этой вакцины и задержка с поставкой AstraZeneca стали основными причинами, по которым Латвия по количеству провакцинорованных в настоящее время находится среди стран ЕС в нижней части наряду с Болгарией. Роль Хенкузенса в служебном расследовании не оценивалась - дисциплинарные дела были возбуждены только против государственного секретаря Минздрава и должностного лица NVD, ответственного за закупки.
  5. В настоящее время нет оснований подозревать, что крупные закупки AstraZeneca были вызваны лобби. Не только Латвия, но и Литва и Эстония купили все, что могла предложить компания, поскольку она первой завершила переговоры с ЕС, выглядела обнадеживающей, а вакцина была дешевой. Купленные объемы в дальнейшем не менялись. Однако при исследовании процесса принятия решений остается без ответа один вопрос: почему чиновники были так против покупки вакцины BioNTech/Pfizer? Является ли единственной причиной относительно сложная логистика вакцины?