"Я был шокирован": Генпрокурор прокомментировал обвинение родителей утонувшего мальчика

Юрис Стуканс ФОТО: LETA

Генеральный прокурор Юрис Стуканс, "как любой нормальный человек", был шокирован телевизионным сюжетом, в котором прозвучала информация, что родителей утонувшего в 2017 году в вентспилсском бассейне мальчика обвинили в недекларировании полученной компенсации, поэтому сегодня на заседании подкомиссии Сейма по политике в области уголовного правосудия он призвал парламентариев немедленно внести поправки в соответствующий закон.

Программа TV3 Nekā personīga ранее сообщала, что родителям мальчика, утонувшего в бассейне Вентспилса в 2017 году, грозит тюремное заключение за недекларирование полученной компенсации, т. к. прокуратура якобы обвинила их в нанесении крупного ущерба экономики. В свою очередь, позже прокуратура объявила о прекращении уголовного дела в отношении родителей, условно освободив их от уголовной ответственности.

Стуканс пояснил, что после сюжета в понедельник, 22 марта, он связался с ответственным прокурором и ознакомился с материалами дела. Генеральный прокурор знал, что в программе Nekā personīga будет рассказ на эту тему, но не подозревал, как именно будет представлен инцидент.

Стуканс заявил, что адвокат "злоупотребил публичным пространством", а также предоставил неполную информацию.

Глава правоохранительного органа поинтересовался, почему Сейм принял, что декларацию необходимо сдавать и на такие доходы, которые могут не облагаться налогом. Стуканс обратил внимание на то, что конкретная норма закона предусматривает, что в декларации также должны быть указаны необлагаемые налогом доходы, если их общая сумма превышает 10 000 евро. Оба человека получили соответствующую компенсацию в 2018 году.

По словам генерального прокурора, он допускает, что адвокат, возможно, ввел в заблуждение обоих фигурантов дела относительно сроков подачи декларации. Закон предусматривает, что декларация должна быть подана в следующем году в определенные сроки, о которых Стуканс упомянул на заседании комиссии.

Генеральный прокурор заявил, что женщина соблюла срок подачи декларации, но не представила полученную компенсацию. Мужчина не уложился в установленный срок для подачи декларации и при подаче декларации не показал доход от компенсации.

Комментируя вопрос о том, имело ли место уголовное преступление, Стуканс сослался на предыдущее решение Верховного суда (AT). Он также заявил, что адвокат должен был знать эту судебную практику.

AT указал, что если подача декларации связана с недостоверной информацией, то последующее исправление и уточнение декларации не может изменить ее первоначальный статус, следует из объяснения Генпрокуратуры. Он отметил, что если бы в этой ситуации речь не шла о крупных суммах, уголовная ответственность в соответствии с законом не была бы предусмотрена.

Стуканс призвал депутатов Сейма принять меры и немедленно исключить соответствующую норму из Уголовного закона или внести в нее изменения.

Комментируя мнение подкомиссии о том, как должна была действовать прокуратура, генеральный прокурор заявил, что в данном случае "намерение" было продемонстрировано тем фактом, что два человека не указали размер полученной компенсации при подаче заявления.

Из того, что сказал Стуканс, следует, что обе стороны могли подумать о том, что компенсация будет облагаться налогом, поскольку им, возможно, не сообщили, что компенсация не должна облагаться налогом.

Генеральный прокурор также сообщил, что эти два человека были допрошены 10 марта. Они поняли и признали вину и заявили, что не хотят давать показания. Стуканс подчеркнул, что чуть больше недели спустя адвокат неожиданно предоставил совершенно иную информацию. В запросе адвоката есть ссылки на решения Верховного суда, чтобы он мог ознакомиться с установленной в них судебной практикой, - подчеркнул руководитель правоохранительного органа.

Генпрокурор указал, что прокурор не хотела требовать приговора и сразу предложила единственное решение - освободить от уголовной ответственности.

Стуканс пояснил, что после того, как полиция отправила информацию в Службу государственных доходов (СГД), СГД также имела возможность принять решение не начинать процесс. Вопрос о том, что может сделать прокуратура, если процесс уже начался - должна ли она руководствоваться революционным сознанием или законом - следует из сказанного руководителем правоохранительного органа.

Стуканс подчеркнул, что в данном случае был выбран наиболее мягкий вид, разрешенный законом, т. е. освобождение от уголовной ответственности.

В свою очередь, эксперт по правовым вопросам Эдгарс Пастарс указал в чате удаленного заседания подкомиссии, что в этой ситуации может быть принят отдельный закон об амнистии. Депутат Юлия Стефаненко выразила поддержку такому призыву.

Как сообщалось, прокуратура ранее пояснила, что уголовное дело в отношении родителей утонувшего в вентспилсском бассейне мальчика прекращено, но присяжный защитник семьи Дидзис Вилемсонс указал обратное.

Комментируя прозвучавшую в программе TV3 Nekā personīga информацию о том, что родителям утонувшего в вентспилсском бассейне мальчика грозит тюремное заключение за недекларирование полученной компенсации в СГД, пресс-секретарь прокуратуры Айга Эйдука пояснила, что 20 октября было принято решение об отделении материалов уголовного дела в отношении двух лиц за возможное недекларирование в СГД крупной суммы денег.

После выяснения обстоятельств 20 ноября прошлого года департамент налоговой и таможенной полиции СГД возбудил два уголовных дела в отношении двух лиц по части второй статьи 219 Уголовного закона - за указание ложных сведений в декларации о крупных доходах. По построению состава уголовного преступления указанная статья имеет формальный состав, что означает, что

уголовная ответственность за конкретное уголовное правонарушение предусмотрена независимо от появления пагубных последствий.

В соответствии с Законом о подоходном налоге с населения в декларации указываются все доходы, полученные плательщиком за календарный год, включая необлагаемый налогом доход, если общая сумма превышает 10 000 евро в год.

Эйдука указала, что 23 февраля этого года оба уголовных дела были направлены в Северокурземскую прокуратуру для уголовного преследования, а 5 марта прокурор принял решение о привлечении к ответственности обоих лиц в соответствии с частью второй статьи 219 Уголовного закона.

По словам Эйдуки, 10 марта в установленном законом порядке были вынесены постановления о возбуждении уголовного дела в отношении обоих лиц. Ознакомившись с обвинениями в присутствии присяжного адвоката Вилемсонса, подсудимые признали себя виновными и договорились о прекращении уголовного дела в прокуратуре с условным освобождением лиц от уголовной ответственности.

С учетом вышеизложенного 11 марта прокурор принял решение о прекращении обоих уголовных производств, условно освободив лиц от уголовной ответственности, что утвердил старший прокурор, сообщил представитель прокуратуры, добавив, что в сюжете Nekā personīga прокуратура не обнародовала решения о прекращении уголовного дела, так как лица еще не были проинформированы о решениях. Из-за плотного графика работы юриста это планируется сделать только 29 марта.

Отвечая на заявление прокуратуры, адвокат Вилемсонс указал, что уголовное дело в отношении обоих родителей еще не прекращено. "Выполняя свои обязанности защитника, я, ознакомившись с обвинениями против родителей мальчика, подал прокурору Северокурземской прокуратуры Руте Лейшавниеце заявление о прекращении уголовного дела", - сказал адвокат, подчеркнув, что

16 марта прокуратура приняла решение отклонить ходатайство о прекращении уголовного дела.

По словам адвоката, указанное решение было обжаловано в районной прокуратуре Курземского суда как незаконное. "Родители погибшего мальчика и я, как их защитник, продолжим борьбу за прекращение уголовного дела на реабилитационной основе", - сказал Вилемсонс.

Напомним, передача Nekā personīga в воскресенье, 21 марта, сообщила, что родителям утонувшего в 2017 году в вентспилсском бассейне мальчика грозит тюремное заключение за недекларирование полученной компенсации.

Их обвиняют в крупном ущербе, нанесенном экономике. Декларацию можно дополнить еще в течение года, но родителей погибшего ребенка хотят подвести под уголовное наказание уже сейчас, сообщила программа.

Nekā personīga напоминает, что потерпевшие с юристом предлагали заключить с Олимпийским центром договор о компенсации. Муниципалитет согласился. Договор был конфиденциальным. Отец утонувшего мальчика признает, что договоренности были выполнены и их права не были нарушены.

Летом 2018 года компенсация была выплачена. В 2019 году родители подали в Службу государственных доходов свои годовые декларации за прошлый год, но не указали в них выплату из Олимпийского центра.

Согласно закону, соглашения о выплате компенсации, заключенные в рамках уголовного производства, не облагаются никакими налогами. Кроме того, СГД может дополнять или исправлять отчеты о доходах в течение следующих трех лет.

В этом случае отец и мать мальчика могут исправить декларации и указать средства, полученные от Олимпийского центра, до лета 2022 года.

Напомним, 4 октября 2017 года в небольшом бассейне Вентспилсского парка водных аттракционов во время занятий по плаванию скончался четырехлетний мальчик.

В настоящее время прокуратура передала в суд уголовное дело против бывшего директора вентспилсской спортивной школы Spars Виктора Зуева по факту гибели четырехлетнего ребенка.

Дело передано в Курземский районный суд.

Убийство по неосторожности может привести к тюремному заключению на срок до пяти лет или принудительным работам.

НАВЕРХ
Back