Находящийся в тюрьме гражданин РФ пригрозил застрелить главу МВД Эстонии. Ему грозит депортация

Тюремная камера. Иллюстрация

ФОТО: Edijs Pālens/LETA

"Когда в Эстонии было введено чрезвычайное положение, у меня сдали нервы, - откровенничает с Rus.Postimees заключенный Тартуской тюрьмы Станислав Колоколов. - Я написал письмо министру внутренних дел Марту Хельме, в котором пообещал застрелить его, как только освобожусь. В отношении меня возбуждено новое уголовное дело, в котором глава МВД является потерпевшим".

Станислав Колоколов уточняет, что отправил письмо с угрозами не только Марту Хельме, но и министру юстиции Райво Аэгу, премьер-министру Юри Ратасу и президенту Керсти Кальюлайд.

"Потому что в тюрьме были ужасные условия, ни одному человеку такого не пожелаю, нас тут держали закрытыми, не давали возможности выйти на прогулку, - объясняет свой поступок молодой мужчина, у которого это не первая, а, по его словам, то ли восьмая, то ли девятая судимость. - Я уверен, что в отношении меня будут возбуждены и другие уголовные дела. Для этого есть веское основание — сейчас мне грозит депортация. Уверен, что Март Хельме был в курсе этого, потому что он министр внутренних дел и подобные вещи проходят через него".

"У меня просто отвернуло крышу! Мое состояние на тот момент, когда я все это писал, было неадекватным, я был невменяемым", - добавил заключенный, сославшись на наличие психического заболевания и на то, что в тюрьме он получает препараты для стабилизации психики. 

Станислав Колоколов рассказал, что родился в Таллинне, но при этом имеет гражданство РФ. "В России у меня есть тетя, которая работает в ФСБ. Но туда я не очень хочу, в РФ не так хорошо живется, как в Эстонии. Адвокат сказал, что мне будет назначена судебно-психиатрическая экспертиза, я уже ранее находился в местах принудительного лечения. Для меня наилучшим исходом стало бы то, если бы меня отправили на лечение в психиатрическую больницу, а решение Департамента полиции и погранохраны о депортации аннулировали", - рассуждает Станислав Колоколов, предыдущие судимости которого связаны с воровством и насилием в отношении представителя власти.

Советник по связям с общественностью Министерства юстиции Теэле Сихтмяэ рассказала, что во время чрезвычайного положения в Тартуской тюрьме заключенные находились в своих камерах.

Чтобы коронавирус не попал в место заключения, были отменены визиты родственников отбывающих наказание людей, а также групповые работы и прогулки.

"Но все-таки во время чрезвычайного положения заключенные могли встречаться в тюрьме с защитниками, нотариусами, представителями консульских служб и священниками. Также по тюрьмам могли передвигаться члены тюремной комиссии, следящие за соблюдением прав заключенных. С ними также общались психологи и другие сотрудники тюрьмы", - описала она.

По словам Теэле Сихтмяэ, для более насыщенного времяпрепровождения заключенных по камерам раскладывали больше литературы, кроссвордов, листовок с физическими упражнениями. Кроме того, были подключены новые телеканалы. "Поскольку во время чрезвычайного положения учеба проходила в индивидуальном порядке, им выдавали и учебные материалы.

В качестве послабления заключенным предлагалось дополнительное питание, все могли общаться со своими близкими по телефону, даже те, у кого не осталось денег на телефонной карте. До сих пор ни один заключенный не заразился коронавирусом", - подчеркнула советник по связям с общественностью Министерства юстиции.

Министр внутренних дел Март Хельме подтвердил Rus.Postimees через свою пресс-службу, что является потерпевшим в этом уголовном деле, однако о том, планирует ли он лично прийти на суд, не распространяется.

"Начато уголовное производство. В настоящий момент идут активные следственные мероприятия, сбор доказательств и установление обстоятельств произошедшего. Более точную информацию мы будем иметь тогда, когда производство будет завершено", - добавила советник по прессе Лыунаской окружной прокуратуры Мария Гоньяк.

Подпишись на Рассылку RUS TVNET и читай все самое свежее, важное и забавное в своей электронной почте!

НАВЕРХ