Стратегия ИГ: зачем террористам антиисламская Европа?

ФОТО: EPA/LETA

Боевики ИГ пытаются расколоть европейское общество и спровоцировать рост расизма и ксенофобии. Это позволяет им вербовать в свои ряды новых сторонников. Как этому противостоять?

Все произошло именно так, как и следовало ожидать. Спустя лишь несколько часов после взрывов в Брюсселе ответственность за теракты взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ). В пропагандистских целях террористы распространили в интернете заявление с благодарностью «команде защитников халифата», атаковавших тех, кто «не прекращает вести войну против ислама и его сторонников». Джихадисты также предупредили, что Бельгию и другие страны, объединившиеся в борьбе против ИГ, «ждут черные дни».

«Свои» и «чужие»

Распространяя подобные заявления, ИГ пытается известить весь мир о том,

что сторонники группировки находятся повсюду и являются лишь верхушкой айсберга.

Что речь идет о «войне правоверных с неверными» - как в Европе, так и других регионах земного шара:

черно-белый мир, в котором есть только «они» и «мы» - мусульмане и немусульмане.

Именно это является основной целью террористов, отмечает Гюнтер Майер (Günter Meyer), глава Центра исследований арабского мира в университете имени Иоганна Гутенберга в Майнце. «ИГ делает ставку на поляризацию и радикализацию отношений между мусульманским и немусульманским населением для того, чтобы завербовать в свои ряды больше сторонников, дестабилизировать ситуацию в Европе, тем самым приблизиться к своей цели по расширению границ халифата», - поясняет эксперт.

Угроза расизма и ксенофобии

После терактов в Брюсселе и Париже у многих мигрантов и беженцев появился серьезный повод опасаться того, что они могут стать козлами отпущения. Ведь своими действиями ИГ также способствует росту ксенофобских настроений среди части населения европейских стран.

Именно так, к примеру, и произошло после терактов в Париже 13 ноября 2015 года: тогда появилась информация о том, что одним из террористов оказался сирийский беженец. В результате ко всем сирийцам, прибывшим в последние месяцы в Европу, стали относиться с подозрением. "Как Францию, так и остальной мир, по-видимому, обуял страх перед мусульманами. При этом

доказательства того, что между беженцами и террористами существует прямая связь, не появились ни после событий в Париже, ни в Брюсселе",

- подчеркивает депутат Европарламента от немецкой партии "Союз-90/"зеленые" Ска Келлер (Ska Keller) в беседе с DW.

Кроме того, теракты в своих интересах используют и европейские праворадикальные партии, которые традиционно выступают за ужесточение миграционной политики. После взрывов в Париже и Брюсселе голоса популистов зазвучали еще громче. Это также играет на руку террористам: ведь они хотят, чтобы мусульмане считали своим домом не Европу, а территорию ИГ.

Число джихадистов растет

Происходящее может иметь для Запада роковые последствия, уверен Гюнтер Майер. Даже мусульмане, желающие интегрироваться или уже интегрировавшиеся в европейское общество, все чаще сталкиваются с неприязнью, дискриминацией и нападениями. Поэтому существует серьезная угроза того, что многие молодые мусульмане будут отвечать на ненависть, которая в первую очередь исходит от правых радикалов, ровно тем же.

Франция и Бельгия уже убедились в этом на собственном опыте. Количество бельгийских джихадистов, которые отправились в Сирию, прошли там подготовку и вернулись оттуда, очень велико - как в абсолютных цифрах, так и в процентном соотношении, учитывая общее число жителей страны. «В то же время число джихадистов растет и в других местах - в ближайшие годы это повлечет за собой много проблем, и не только в Бельгии», - уверен сотрудник берлинского Фонда науки и политики Гидо Штайнберг (Guido Steinberg).

На этом фоне все большую популярность приобретает салафизм, который становится для разочарованных и отвергнутых мусульман новой религиозно-идеологической отдушиной. «У молодежи появляется перспектива будущего, в которой они из аутсайдеров превращаются в победителей», - поясняет Гюнтер Майер. Многим из молодых людей недостает знаний о религии, «поэтому они зависимы от других людей и становятся легкой добычей салафитов, которые проповедуют им единственно правильную версию ислама», отмечает эксперт.

Решение - политическая грамотность

Если изучить биографии преступников, совершивших теракты в Париже: в редакции журнала Charlie Hebdo, концертном зале «Батаклан», а также в Брюсселе, становится понятно, что процесс их радикализации начался в тюрьме. «Поэтому в тюрьмах необходимо обеспечить более эффективную работу мусульманских духовных наставников, чему до сих пор не уделялось должного внимания. Только таким способом можно будет предотвратить превращение тюрем в рассадник джихадистов», - говорит Гюнтер Майер.

По его словам,

борьба с так называемым «доморощенным терроризмом» должна начинаться в школах, на уроках исламоведения.

«Нужно объяснять молодым людям, что они должны скептически относиться к обещаниям салафитов - особенно ввиду применения (с их стороны. - Ред.) насилия и культивирования образа врага в лице Запада».

Однако немусульмане также должны внести свою лепту в решение проблемы. Необходимо повысить уровень политической грамотности населения,»как в вопросе борьбы с исламофобией - новой формой расизма, так и в предотвращении роста популярности антиисламских популистских партий», поясняет эксперт.

Чем жестче и враждебнее будет политика европейских стран в отношении мигрантов, тем больше мусульман почувствуют себя загнанными в угол. И если даже небольшая их часть радикализуется, то в Европе появится еще больше потенциальных террористов. А именно это и является целью ИГ.

НАВЕРХ