Скандально известный Бенес Айо воюет на Украине за СССР

ФОТО: facebook.com/beness.aijo

Как уже сообщалось, что национал-большевик Бенеса Айо, который в Латвии обвиняется в публичных призывах к насильственному свержению государственной власти и изменению государственного строя, сейчас, якобы, находится на Донбассе. В 2005 году в Латвии Айо уже был признан виновным в призывах к свержению государственной власти и приговорен к лишению свободы на 9 месяцевЛатвийская Полиция безопасности в настоящее время расследует дело о его проникновении через территорию Эстонии и Финляндиии в Россию с целью попадания в Восточную Украину. Портал lenta.ru опубликова интервью со скандально известным нацболом.

Айо Бенес родился и вырос в Латвии, получил образование и жил последние годы в Великобритании, сейчас воюет в Донбассе на стороне самопровозглашенной Луганской народной республики. Сам он называет себя социалистом, большевиком, коммунистом, в прессе его называли Черным Лениным. На родине он активно выступал за права русскоязычного населения, в прошлом году участвовал в самообороне Крыма, а после этого прибыл в Донбасс. Бенес поделился с «Лентой.ру» впечатлениями об армии ЛНР и соображениями о конфликте на востоке Украины.

- Вы говорили, что сейчас воюете на стороне ЛНР, вы сейчас находитесь в Луганске?

- Я не буду сейчас конкретно называть свое местоположение. Скажем так, в ЛНР. Я провел несколько дней в Луганске, а сейчас нахожусь в воинском подразделении ЛНР.

- Как вы туда попали?

Сначала в марте по зову Эдуарда Лимонова, по просьбе своих товарищей я прибыл в Крым, где мы поступили в местную самооборону (до этого семь лет жил в Лондоне, там учился и работал). Мы выступали в поддержку населения Крыма, которое не желало подчиняться указаниям вот этой киевской хунты, которая первым делом, когда пришла ко власти, отменила региональный статус русского языка.

Мы выступили за проведение референдума, в результате которого 93 процента местного населения проголосовали за воссоединение с исторической родиной. Большая часть населения, с которым я общался где-то на митингах, в кафе, в ресторанах, была очень воодушевлена и феерически это восприняла.

После референдума мы с товарищем направились в Донецк, где в то время также назревало освободительное движение. Там я участвовал в мирных демонстрациях в поддержку проведения референдума.

Меня схватило СБУ и сначала хотело депортировать в Латвию, но Латвия отказалась меня принять.

Тогда меня депортировали в Лондон, я поработал там несколько недель, а затем меня снова пригласили в Донецк.

ФОТО: facebook.com/beness.aijo

Тогда через территорию России я нелегально прошел с двумя товарищами из партии «Другая Россия» на территорию Луганской области — в то время это была Луганская область, это было еще до референдумов. Нас схватил кто-то типа Нацгвардии, военные, потом нас передали СБУ, был допрос с пристрастием, повезли в Киев, потом депортировали в Латвию.

В Латвии, как только я сошел с трапа самолета, меня арестовали и посадили в местную тюрьму. Меня обвинили в попытке насильственного свержения государственного строя Латвии и привели в пример мое выступление на митинге в Донецке,

где я призывал к воссоединению — мирному воссоединению — Советских Социалистических республик.

Несколько месяцев я отсидел в тюрьме, потом меня выпустили под жестким контролем Полиции безопасности. Но в период праздников, незадолго до Нового года, мне удалось покинуть страну. Автостопом я доехал до эстонской границы, потом я шел пешком лесом уже по территории Эстонии, автостопом добрался до Таллина, и оттуда на корабле переехал в Финляндию.

Там мне помогли финские коммунисты, с их помощью я добрался на автобусе до Ленинграда, из Ленинграда до Москвы, там я участвовал 31 декабря в митинге «Другой России» — и вот после этого я поехал в Луганск. Пообщался там с местными жителями и позже вступил в армию ЛНР.

Мы занимаемся защитой мирного населения и стараемся выбить киевскую хунту, ее войска. Мы видим, что каждый день происходят обстрелы в Счастье, Металлисте. Потом Славяносербск был — несколько дней назад его жестко обстреляли из «Градов». В течение нескольких дней почти сотня домов в Славяносербске была уничтожена.

- Какими методами вы им противодействуете?

- Ну какими? Военными. Мы отвечаем им из артиллерии и... ну не буду сейчас перечислять виды вооружений, отвечаем им тоже силовыми методами. Они пытаются к нам прорваться, но мы тоже отвечаем, жестко бьем по ним. Я в этом участвую.

- Какая сейчас обстановка в ЛНР?

- В самом Луганске, я считаю, что численный перевес за нами. Мы отбиваем, не сдаем позиции. Мы не даем прорваться в город.

- Откуда у ополченцев вооружение?

- Вооружение это да, очень много оружия. Понимаете, даже в первые три месяца войны киевская армия очень слабо, плохо действовала, непрофессиональные военные потеряли большую часть своих самолетов, 65 процентов военной техники.

Вся тяжелая техника, которая у нас есть, — захвачена у Киева.

Большая часть уже до этого находилась на территории Луганской народной республики — там же были военные части. Что-то наше, что-то захвачено у Киева.

- Из кого, в основном, состоит ополчение?

- Это местное население, это добровольцы, это интербригады. Вот, наша общественная организация «Другая Россия» набирает интербригаду, в которую записались уже

несколько тысяч человек, в том числе из Латвии и из Китая, Франции, Сербии, из различных регионов России и вообще всего мира. Из Афганистана, из Бразилии и Испании.

Добровольцы, придерживающиеся левых взглядов, выступающие против евро-американского империализма.

ФОТО: facebook.com/beness.aijo

Как вы знаете, европейцы вообще выступают за национальную независимость. Например, когда той же Шотландии дали провести референдум, Англия не вводила войска, никого не пугала. Ну, чуть-чуть победили сторонники сохранения в составе Великобритании, но в целом, никакого насилия. Это нормально. Украина хоть и говорит, что придерживается каких-то европейских стандартов, а действует совершенно противоположным образом, даже эти европейские нормы нарушаются. А Европа закрывает глаза на это насилие.

Среди армии ЛНР, действительно, есть квалифицированные военные. Нас обучают, тут и физическая подготовка, по военной технике и так далее. Человек, который пришел, не будет сразу воевать — его сначала обучат.

- Как, на ваш взгляд, будет развиваться конфликт в Донбассе?

- Недавно Порошенко заявил о новой волне мобилизации. Сейчас начался блицкриг — нападение на ЛНР, на ДНР, атаки в Горловке, на Донецк и так далее. На самом деле, как мы знаем, начиная с 5 сентября (дата перемирия — прим. «Ленты.ру») бандеровцы постоянно нарушали перемирие, обстреливали жилые здания. Дело в том, что экономическая ситуация на Украине ужасающая: инфляция достигла почти 30 процентов за прошлый год, рост цен 10-12 процентов, девальвация гривны более 100 процентов, масштабный энергетический кризис, огромный внешний долг украинских банков в 30 миллиардов.

Продолжая войну, Порошенко, таким образом, сваливает вину за экономические проблемы на российскую агрессию и войну с ополченцами. Естественно, мы защищаем народ. А с другой стороны, он также боится — за его спиной стоят правосеки, нацгвардейцы и такие радикальные кадры, которые требуют полного уничтожения Донбасса.

И он боится, что если он объявит перемирие, его сметут эти правосеки и бандеровцы.

Я уверен, что со временем, в конечном счете Киеву, который весь в неразрешимых классовых политических социальных противоречиях запутался, придется отпустить эти территории. Тогда будет независимый Донбасс, независимая Новороссия. У ЛНР и ДНР будут очень крепкие хозяйственно-экономические отношения с Россией по типу Осетии и Абхазии. Я уверен, что безусловно, будет помощь со стороны российских добровольцев, как их называл [Игорь] Стрелков, «отпускников», частных лиц.

Я думаю, чтобы выжить, чтобы выстоять и превратиться в богатое процветающее государство, в первую очередь, необходима национализация. Я марксист-ленинец, и я считаю, что нам надо здесь строить социалистическое общество. Люди, с которыми я общаюсь, все сожалеют о распаде СССР, говорят, что тогда жили дружно, не было войны, украинцы, евреи и русские братья навек были.

Произошел распад Союза, к власти пришли националистические группировки, их цель — власть, враг — народ. Безусловно, будущее за социализмом, программа максимум — восстановление СССР.

Я уверен, что во всех республиках, включая Россию, со временем победит социализм.

Желательно мирным путем, если это возможно. Сейчас в Донбассе большая часть собственников, которые владели шахтами и заводами, являются сторонниками Киева — олигархи и они изгнаны либо окопались где-то. Много чего разрушено и лишено хозяев — все это можно легко национализировать, довольно безболезненно, как это было в КНДР в начале 50-х годов, когда японские и американские империалисты разнесли все вдребезги, всю промышленность просто строили с нуля. То же самое, я думаю, будет и после этой ужасающей агрессии.

- В России идею Новоросии поддерживает, в основном, националистическое движение. Вы, как левый социалист, такое «соседство» одобряете?

- Вы знаете, надо отделять патриотов России от националистов. Вот я тоже русский патриот — я сторонник того, чтобы Россия была сильным, независимым государством, которое бы противостояло западным империалистическим державам, но при этом была бы в добрых, нормальных отношениях с трудящимися той же Америки, Великобритании.

Но я сильно против насильственных методов, расизма, фашизма. Какие-то группы говорят, что надо очистить Россию от каких-то инородцев. Русские радикальные националисты поддерживают Киев, за исключением РНЕ (общественное движение «Русское национальное единство» — прим. «Ленты.ру»), пожалуй.

Например, в Киеве организация [Дмитрия] Демушкина «Русские» проводила шествие с фашистской группировкой «Айдар» (вероятно, имеется в виду Славянский марш в Киеве, анонсированный Демушкиным, правда, в действительности, как сообщали журналисты, мероприятие не состоялось — прим. «Ленты.ру»). Так что не надо путать. Я тоже, например, коммунист, но в то же время еще и большевик.

Мы патриоты. Все как в статье Ленина «О национальной гордости великороссов», который сказал, что я очень горд тем, что именно русскому народу первым удалось победить помещиков, попов и построить первое в мире социалистическое государство. Нельзя же сказать, что Ленин националист?

Нет, это русский патриотизм, это нормально.

И Сталин таким же был, и Троцкий. Поэтому русская идея — это, безусловно, освободительная борьба, которая носит антиимпериалистический, даже антиколониальный характер. Как говорил Ленин, мы всегда поддерживаем освобождение какой-либо нации от гнета, эксплуатации и дискриминации со стороны крупных держав. При этом наша борьба не просто против одной страны-колонизатора, а против всей колониальной системы. Поэтому наша борьба не против Украины, а против стран Запада, которые спонсируют этот режим.

- Можно говорить о противоборстве двух националистических идей — русской и украинской на территории Украины?

- Нет, я так не считаю. Не надо путать: то, что со стороны Украины, — это фашизм и нацизм, а то, что со стороны России, — это народно-освободительная борьба.

- В том регионе, где вы находитесь, какая сейчас обстановка?

- Здесь сейчас все спокойно, тихо, никаких боевых, ничего не идет. Но мы постоянно слышим где-то разрыв «Градов», разрывы каких-то снарядов. Мы не видим, но слышим их. Более конкретно ничего рассказать не могу. Ну, обычная жизнь. Я хожу и сплю в военной форме, когда на дежурном расчете — чтобы быстро встать, одеться и ехать в бой. Нюансы по технике, месту нашей дислокации и так далее не рассказываю в целях конспирации.

НАВЕРХ