Скандал с трупами собак: ПВС признала некачественной свою же проверку в Mežavairogi

ФОТО: скриншот видео

Представители продовольственно-ветеринарной службы (ПВС) признались в программе "Личное дело" на канале LTV7, что провели некачественную инспекцию в приюте для животных Mežavairogi. Именно в этом приюте были обнаружены трупы животных, сваленные в незакрытые мусорные контейнеры. Как выяснила программа, ветеринарным врачом в Mežavairogi работает сотрудник ПВС.

12 февраля, во вторник съемочная группа "Личного дела" обнаружила возле приюта для животных Mežavairogi пять мусорных контейнеров наполненных мертвыми собаками, кошками, лисицами и косулями. Контейнеры были открыты, из некоторых торчали лапы.

Руководитель приюта Mežavairogi Данута Приеде на приезд журналистов отреагировала болезненно, заявив, что съемочная группа попала на закрытую территорию незаконно. Однако весь путь был снят на камеру — возле  закрытой территории не было ни заборов, ни знаков об ограничениях или биологической опасности. 

Руководство приюта сообщила, что проверка Продовольственно-ветеринарной службы в приюте была 5 февраля. То есть всего за неделю до визита журналистов. 

"За утилизацию тел продовольственно-ветеринарной службой нам была выдана оценка А. Это значит, что нарушений нет", - рассказала Данута Приеде, глава приюта для животных Mežavairogi. 

В эту среду, после сюжета об останках животных в новостях, инспекторы ПВС отправились в Mežavairogi с новой проверкой. По её итогам завели административное дело за нарушения в маркировке контейнеров. На некоторых было написано – "макулатура". А также за то, что контейнеры открыты для лесных животных и стоят на неогражденной территории.

В четверг съёмочная группа "Личного дела" снова отправилось в Mežavairogi. На этот раз вместе с муниципальной полицией Кекавы. Доступ к мусорникам теперь перекрыт — ограничительной лентой. Сами контейнеры закрыты на замок. Лапы зверей больше не торчат. На них установлена маркировка о том, что это отходы второй категории.

Однако мусорники по-прежнему полные. Стоят тут с ноября. Хотя приюту разрешено только кратковременное хранение отходов первой категории, к которым относятся мертвые животные. 

Журналисты "Личного дела" поинтересовались у руководства Продовольственно-ветеринарной службы, почему нарушения не были выявлены 5 февраля, когда приют инспектировали. 

"Очевидно, инспекция была недостаточно качественная", – заметил представитель ПВС Тойво Лаатс. 

В распоряжении "Личного дела" оказался договор между Кекавской думой и приютом Mežavairogi сроком на три года и на сумму свыше 41 тысячи евро. Он был заключен в 2016 году. Согласно договору с самоуправлением, приют обслуживает ветеринарный врач Гунта Лисмане. Она же является и штатной сотрудницей Продовольственно-ветеринарной службы. 

“Продовольственно-ветеринарная служба каждый год дает Гунте Лисмане разрешение работать у нас или вести частную практику. Служба не выявила конфликт интересов", –  пояснила глава приюта для животных Mežavairogi Данута Приеде.

В Кекавской думе говорят, что ветеринарный врач сама должна заявить о том, есть ли у нее есть конфликт интересов.

Сама Гунта Лисмане не видит конфликта интересов, потому что она не работает в ПВС как специалист по ветеринарному надзору. Она эксперт Продовольственно-ветеринарной службы на птицефабрике. Что же касается нарушений Mežavairogi, которые она сама не замечает, то Гунта Лисмане ответила так: "Люди, которые работают в приюте, не имеют высшего образования. Он положил туда животное и закрыл контейнер. И каждый раз невозможно за этим уследить. Я им говорила то, что я вижу. Но я не вижу, что там происходит каждый день. Я не хожу каждый день смотреть на контейнеры. Я езжу в Mežavairogi только тогда, когда поступает вызов оттуда". 

Между тем, на приют Mežavairogi жалуются как волонтеры, так и местные жители. Волонтеры писали заявления в Продовольственно-ветеринарную службу, в Министерство земледелия, в Службу Госдоходов, Министерство среды и регионального развития. Они считают, что в Mežavairogi за животными плохо ухаживают, отчего они болеют и гибнут.

"Собаки на таком морозе сидят на полу. Они постоянно мерзнут и мы видим, как они умирают. Мы приезжаем, а какие-то собаки уже умерли", –  рассказала "Личному делу" волонтер Патриция. 

У приюта Mežavairogi заключены договоры с 40 самоуправлениями на отлов бродячих животных, а также утилизацию сбитых автомобилями, больных и умерших в лесу зверей.

В 2017 году приют Mežavairogi принял 1653 собаки и кошки. Из них 328 были отданы новым хозяевам. Прежним хозяевам не вернулся никто. 117 животных в этом приюте умерли своей смертью. В приютах всей страны, данные собраны по 26 из 28 приютов, умерли в общей сложности 326 животных. Таким образом каждая третья смерть произошла именно в Mežavairogi. Кроме того в этом же приюте, согласно данным ПВС, в 2017 году были усыплены 564 животных. Таким образом, всего здесь жизни лишилось 681 животное. Это 41% из всех поступивших в Mežavairogi кошек и собак.  

НАВЕРХ