Четыре года назад дуэт из Латвии покорил большую сцену популярного российского шоу "Танцы". Тогда RUS.TVNET удалось пообщаться с участницей дуэта Алиной Михайловой и узнать о закулисье проекта, отношениях с конкурентами и личных переживаниях. Но что сейчас? 

А сейчас у Алины как у танцора - всё хорошо. Своя группа под названием House of Berries, которая даже успела получить свою минуту славы и за границей.

Дом ягод

- Расскажи о House of Berries. Чем вы занимаетесь? 

- Творческое объединение танцоров. В основном, конечно, это уже танцоры с опытом. Но мы в прошлом году делали эксперимент, создали две группы. У нас была группа новичков - девчонки, которые раньше вообще не танцевали. Мы с ними занимались и тех, кто остался (в основном остаются те, у кого получается, потому что у других либо терпения не хватает, либо мотивации, не знаю), внедрили уже в основной состав. Однако в основной состав тоже могут приходить новенькие, но только с опытом. 

- То есть вы берёте новичков? 

- Если есть спрос... Вот в этом году физически времени не было, чтобы открыть эту группу. И вот в основном составе уже человек 15 точно. Этого хватает, чтобы делать шоу, чтобы участвовать где-то и работать. Поэтому делали только в прошлом году. Если в следующем году будет время и, опять же, спрос, то да. Если мне напишут 20 девчонок - мы хотим начинать, - то да. Просто у нас вот тоже такой специфичный стиль...

- А что за стиль?

- У нас нет одного конкретного названия, поскольку тренер - я, и еще Катя Ларчик, которая преподает dancehalll, и Катя Мезбуховская - тоже dancehall... Я вообще до сих пор не знаю, что я преподаю [смеется]. Скорее всего, это какой-то микс из всего.

Как и мой опыт: академия, клубная деятельность - и всё в кучу.

Как нас, например, на "Танцах" представляли - танцоры экспериментальной хореографии. Мне дико нравится слово, потому что никто не понимает, что это, а по сути - это всё. Можешь танцевать всё. Поэтому я такой экспериментальный хореограф. Поэтому у нас постоянно хореографии очень разные. Кто-то увидел у нас что-то одно - например, на каблуках - хочу это танцевать, но совсем не факт, что, когда она придёт, мы будем именно это танцевать. 

- Вы же начинали с тверка? 

- Вообще да [смеется]. Но мы и то параллельно с тверком делали разные штуки: пытались контемповские [контемп, или контемпорари, - современный сценический танец. - Прим. ред.] и экспериментальные танцы... Просто на тот момент все именно зацепились за попотряс. Это было что-то новое и скандальное. Мы такие - окей, хотите ещё - можем ещё похайпить.

- А сейчас его нет?

- Нет. Во-первых, нам стало скучно. Ну да... Ты можешь сделать один видос, шоу... А дальше что?

Всё в том же духе, меняя костюмы? Скучновато!

Хочется идти дальше. Во-вторых, меняется же всё в голове, хочется, чтобы тебя оценивали с точки зрения искусства, а тут выходит так - никому твоё искусство и не надо. Всем нужен экшн, скандал... Ну и как-то сама волна начала уходить. Мне кажется, что сейчас даже статус не позволяет это делать.

- Статус группы? 

- Да. Мало того что мы не хотим, а с другой стороны, наверно, всех разочарую, но у нас почти все девчонки замужем, у многих уже дети, образование, и не одно... Ну просто хочется двигаться дальше.

- А что значит "статус"? 

- Опять же. У тебя есть такой багаж... И с ним возвращаться в тверк... Ну не знаю. 

- Исключаешь полностью возможность вернуть тверк? Или это возможно? 

- Мне кажется - всё. Во-первых, сам стиль уже сдох. Никого не удивить. Во-вторых, ну неинтересно. Это как в детстве - буквы выучил, и всё. Зачем возвращаться? Но! Вообще это не так легко...

- Расскажи.

- Ну это такие мышцы включаются, что прям, не знаю. У нас все девчонки выходили с тренировки мокрые. Тогда [года 3-4 назад. - Прим. ред.] это было настолько популярно, что не хватало залов и времени, чтобы всех взять и обучить. Выглядит легко, а ты попробуй потряси [смеется]

- А чего вы с группой добились? В каких соревнованиях участвовали? 

- Участвуем в разных. Не во многих. В прошлом году в двух-трёх участвовали. И победили. Может, просто повезло. Это были рижские соревнования на VEF. Судьи там с Украины, кажется, из Англии, ещё откуда-то... Ну довольно масштабный смотр.

И каждый год мы ещё катаемся в Даугавпилс. Там тоже большое соревнование. Туда привозят всяких судей классных тоже. У нас это пунктик, что каждый год туда надо. Поскольку, опять же, все девочки взрослые, замужние, с детьми, работой и учёбой. Довольно сложно так выехать. Мне бы, конечно, хотелось бы сделать шоу и делать из него максимум каждый месяц. Поскольку мы взрослые - нелегко. Пока что - до пяти соревнований в год. Это очень мало. Хочется больше. В этом году сказала - всё, делаем шоу, и чтобы его видели! Уже зарегистрировались на два соревнования. 

Поэтому я часто снимаю видео, чтобы вносить в массы наше творчество. Если уж мы не можем собраться. А взять на два часа снять видео и арендовать студию - это проще, плюс нам интересно. 

Это тоже в планах на этот год. Мы хотим больше уходить не в пустые отчётные (где просто свет, хореография и всё - нет смысловой нагрузки) видосы. В этом году хочется больше тематических. Не могу говорить, что там будет сценарий и режиссура, но ближе туда. 

- А вас вообще зовут на какие-то шоу, программы? "Покупают" вас? 

- Это наша другая сторона. Да, мы иногда работаем. Но, опять же, у нас нет как такового одного предложения. Как, например, шоу с перьями и все дела... У них программа. У нас же просто различные шоу по три минуты, и они очень нестандартные.

То есть: если дядя Петя празднует день рождения - не факт, что он захочет увидеть что-то сложное и странное на своём юбилее.

А зарабатывать хочется. Поэтому у нас прям есть план: в этом году сделаем программу, которая, возможно, подойдёт и дяде Пете, и нам не будет стыдно. Потому что, конечно, проще всего выбрать весёлую музыку, сделать весёлые костюмы, но это неинтересно нам. Не спорю, что это клёво. Но мы думаем, что нашли фишку, которая будет интересна всем. И в тандеме с одной вокалисткой сейчас будем работать. 

- А расскажи о названии House of Berries ["Дом ягод"]. Что это значит, откуда пошло?

- На тот момент, когда мне сказали, что нужно название, был в танцевальной сфере популярен такой стиль, как vogue. Для массовой аудитории этот стиль стал известен только года два назад, а мы уже его начали изучать пять-шесть лет назад. Была такая штука, как "дома". То есть House of Ninja... Они собирались не в команды [crew], как это делают, например, би-бои [люди, которые танцуют брейк-данс. - Прим. ред.], а в дома. Это тоже от истоков.

В Америке для них "дома" были действительно домами. Потому что эти люди были изгоями. В основном это нетрадиционная ориентация. Когда всё начиналось, это было очень такое... в диковинку. Скорее всего, их не принимали в семьях. Короче - дома. Ну и я подумала, почему бы и нам не сделать, но это будет просто команда. Не претендовала ни на какой "дом". Просто понравилась концепция сама. Все были молодые и классные девчонки. Да и плюс меня называли Алина-Малина. Малина - ягода. Ну и всё сложилось. 

- А сейчас вы предаёте названию какое-то значение? Или это уже просто название? 

- Ну да. Это уже как-то прижилось и так созвучно. Всё, что мы делаем - мы делаем под этим именем. И нас узнают уже. Мне кажется, что это клёво. 

- Сейчас есть у вас элементы vogue? 

- Вот в моём танцевальном лексиконе - уже нет. Был. Сейчас преобладает... Ну нам нравится танцевать на каблуках.

Так что сейчас такая смесь - удобного контемпа на неудобных каблуках. 

Участие Алины в "Танцах"

- А вот участие в этой группе, победы в соревнованиях - что-то дали тебе? 

- Конечно, дали. Но только в определённых кругах. Это немножко странно для меня было: меня зовут судить какое-то мероприятие в каком-нибудь городе Латвии. Меня представляют как участницу шоу "Танцы". Было немножко странно, потому что мне кажется, что я...

- Больше, чем это? 

- [Смеется.] Даже, может, меньше. Не скажу, что я чего-то там сильно добилась. Да, мы показали классный номер, который сделали сами, и это было самое важное. Костик [участник дуэта. - Прим. ред.] - да, успел освоиться. В основном мне кажется, что мои заслуги в другом.

В учёбе - я пять лет училась в колледже, потом в академии. Причём она считается одной из таких самых лучших танцевальных школ в Латвии.

Но мало кто знает об академии, все знают о "Танцах". Поэтому я понимаю организаторов, почему так называют. Но не могу сказать, что я прям горжусь и при любом удобном случае показываю видео. Я его не досмотрела. Не могу на себя смотреть. Особенно в интервью. 

Искусство и клубы

- Но начиналось же всё с клубов? Сейчас это имеет место? Все же семейные...

- Все имеют опыт работы в клубах. Сейчас я не работаю в клубе. Просто я тогда делала то, что было у меня на тот момент в голове. А сейчас это, опять же, опыт. Поскольку в жизни у меня клуба нет - в хореографии его становится мало. Но я не парюсь. Что на данный момент меня интересует, что нравится, то и ставлю. Может, это эгоистично. Но пока я ещё могу следить за трендами, почему нет?

Было бы слишком тупо, если бы я танцевала то же самое, что и пять лет назад, и учила этому других. Зачем? 

- Но вообще вы в клубах выступаете? 

- Да, но сейчас реже уже. Кажется, что сама клубная индустрия немножечко приостановилась. Либо, может, это потому, что я просто перестала туда ходить. Вот, опять же, раньше было много спроса - всем нужны были танцоры и артисты в клубе. Сейчас я вижу, что, даже если кто-то из знакомых хочет работать - получает работу реже. Либо сама тема гоу-гоу танцоров отходит немного... Остались же только в First и в Coyote Fly.

- А вот ты говоришь, что вы больше об искусстве. Каково отношение непосредственно к клубам? 

- Я считаю, что это тоже искусство. Я столько в клубах отработала, и там довольно часто были довольно глубокие шоу, со смыслом. Мы старались.

Мы были артисты. Это просто площадка, вот и всё. 

Звёздный час

- А куда ездили в рамках House of Berries? Я знаю об Италии.

- Во-первых, все ближние страны. В Латвии во всех клубах побывали. Но так чтобы куда-то подальше - да, это было вообще удивительно на самом деле, что с нами связалась Италия. Нас позвали выступить у них на открытии клуба. Причём мы приехали [3-4 года назад. - Прим. ред.] и были ошарашены, что у них в газетах и журналах было написано, что приезжают House of Berries. Мы настолько обалдели - как?

Какие-то организаторы нас нашли, сказали, что мы дико популярны, смотрят все наши видео. 

- А откуда такой успех там? Видео? 

- Однозначно, да. Видос какой-то. Плюс, как я поняла, у них не была развита сама эта тема, когда девчонки с шоу приезжают и танцуют у них на больших площадках. 

Так, конечно, на нас очень большое впечатление произвело итальянское путешествие. Это был город Турин. И когда ты видишь, что где-то тебя знают...

- Почувствовали себя звёздами? 

- Да, да, да. Там это было [улыбается].

О "местном продукте"

- А с кем-то из наших местных звёзд сотрудничали? 

- Были латвийские звёзды. Ну один из последних - Айво. В клипе у Bermudu Divstūris были, у Аминаты танцевали. Это такие мимолетные проектики. Но, наверное, гордиться можно. 

- А каково с ними всеми было сотрудничать? 

- [Смеется.] Удовольствие. Если пишут и зовут, почему бы и нет. Я вообще люблю местный продукт. Готова поддерживать и руками, и ногами. Было бы здорово, если бы ещё это и финансировалось...

Опять же. Мы открыты ко всем предложениям, мы в основном не отказываемся. Но, конечно, если нам пишет 16-летний рэпер - "потверкайте у меня в клипе", - мы говорим - нет, чувак, прости [смеется]. Потому что это - нет. 

- А такое было? 

- Да. И это часто происходит [смеется]. Мы ржём. Опять же - чувак посмотрел одно видео и решил - почему бы и нет? 

Почему украинские исполнители - огонь

- А вообще мне бы хотелось с Дорном станцевать.

- Почему? 

- Мне кажется, он на нашей волне.

- Это на какой? 

- Ну ты же видела его творчество. Оно максимально другое. Скорее всего, обозначить его одним словом нельзя. Мне кажется, что в танцевальном мире мы такой же Иван Дорн.

Единственное - он уже умеет это подавать и продавать. А мы ещё нет. 

Я считаю, что, скорее всего, ещё не время. Хотя я ему уже писала - "Слушай, давай мы у тебя потанцуем?". Я просто думаю, что это сообщение до него не дошло. Но... Вообще я думаю, что это [станцевать. - Прим. ред.] вполне возможно. 

- А вы уже под него ставили хореографию? 

- Ставили. Очень сложно. 

- И даже если сложно, готовы подстраиваться? 

- Конечно. Это же самое интересное. Дорн - одна из таких галочек, которые хотелось бы осуществить. 

- А ещё есть такие артисты, с которыми вы хотели бы выступить? 

- Вообще все украинские артисты почему-то близки. 

- MONATIK? 

- Конечно. Но он близок всем. Человек, который попал во всех. Это вообще уровень. Ну или такие, как Onuka. Они вообще все такие странные, но дико талантливые артисты. Вот нравится.

- А что с латвийскими? 

- Мне кажется, что я просто не всех знаю.

- Маркус Рива? 

- Клёвый. Если позовёт, то только "за". Я считаю, что он просто молодец - трудолюбивый, и у меня только положительные впечатления. 

И снова чуть-чуть о House of Berries

- А сейчас это лично твой проект? 

- Когда-то, когда всё начиналось, это был лично мой проект... Но сейчас я бы не справилась без других тренеров. Нас много. Я не могу всегда включиться и быть на связи. Например, менеджер... Я могу поставить хореографию - легко! Но ответить на сообщение - через две недели. А это вообще не вариант. Поэтому, опять же, обязанности разделены. 

- Что делать девочкам, которые хотят прийти к вам? 

- Ну, во-первых, нужно написать мне. А лучше даже на страницу House of Berries. Написать, и мы уже будем думать, что делать. Но в этом году пока что новой группы нет. Поэтому я приглашаю прийти к "стареньким", но это, вообще, нелегко. В основном приходят люди с широченными глазами и не понимают, почему они должны ползать по полу, почему нужно надевать каблуки... Если вы посмотрели одно видео и вам понравилось, не факт, что на тренировке мы будем делать то же самое, что и на видео. Посмотрите всё. Если вы готовы ко всему этому трэшу... Это не всем подходит. Пусть не боятся писать и приходить!