Скандал вокруг обвинений Amnesty против Украины: могут ли ВСУ использовать школы и больницы

BBC News Русская служба
Скандал вокруг обвинений Amnesty против Украины: могут ли ВСУ использовать школы и больницы
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments 3
BBC
Фото: BBC News

Международная правозащитная организация Amnesty International обвинила Вооруженные силы Украины в неоправданном размещении военных баз в школах и больницах. Отчет правозащитников получил поддержку Москвы, но в Киеве на него отреагировали с возмущением. Действительно ли подобная тактика нарушает нормы международного гуманитарного права? И есть ли ей альтернатива?

"В таком режиме и работаем"

Каждое утро Екатерина Андреевна (имя изменено из соображений безопасности), сотрудница учебного заведения в областном центре на севере Украины, приезжает к себе на работу. Первыми она встречает не своих коллег или охранников, а военнослужащих ВСУ.

Ее заведение не имеет отношения к подготовке кадров в сфере безопасности и обороны и не является важным стратегическим объектом.

В период летних каникул обучение в нем не ведется. Пребывание учащихся в заведении весной также было сведено к минимуму из-за карантина.

Но фактически с начала полномасштабного вторжения России педагогический коллектив поставили перед фактом - часть здания будут использовать ВСУ. Входить туда запрещено, спрашивать цели и сроки пребывания "в гостях" военных тоже нельзя. Контроль на входе усилен.

"В таком режиме мы и работаем сейчас. Готовимся к новому учебному году, принимаем абитуриентов и прочее. Военные внимания на это не обращают, живут в своей части здания, пересекаются с нами только разве что во время обеда в столовой", - рассказывает Екатерина Украинской службе Би-би-си.

Би-би-си известно, что этот случай - не единственный. Украинские военные как в прифронтовых городах, так и в относительно безопасных регионах иногда размещают свои подразделения в гражданских учреждениях. Это делается для рассредоточения личного состава и для обустройства оборонных позиций на стратегических направлениях.

Критика Amnesty

"Украинские войска поставили под угрозу гражданское население, создав базы и применяя системы вооружения в населенных жилых районах, в том числе в школах и больницах, при отражении российского вторжения", - уверяет центральный офис Amnesty International.

Житомир
Житомир Фото: EPA

Украинское представительство организации отмежевалось от этого отчета, а его руководительница Оксана Покальчук публично заявила об увольнении.

Amnesty International, в частности, генеральный секретарь организации Аньес Калламар, считает, что такие действия украинских военных нельзя считать оправданными и они несут угрозу гражданскому населению. Кроме того, это якобы является нарушением норм международного гуманитарного права. "Военные никогда не должны использовать больницы в войне и должны использовать школы или гражданские здания только как крайнее средство, когда нет жизнеспособных альтернатив", - указывает Калламар.

Международное гуманитарное право (МГП), в первую очередь Женевские конвенции и протоколы, сосредоточено на защите жертв вооруженных конфликтов. Это фактически перечень ограничений и запретов для военных, который должен обезопасить гражданское население от разрушительных последствий войны.

Но среди них нет прямого запрета на использование медицинских и учебных заведений в военных целях.

При этом МГП содержит настоятельные предупреждения вооруженным силам избегать этого и не устанавливать позиции в густонаселенных районах. Ведь дислокация военных в гражданских учреждениях автоматически переводит их в статус законных военных целей для противника.

Следует заметить, что школы настолько часто становились жертвами военных конфликтов, что в 2010 году при содействии ООН была создана Глобальная коалиция в защиту образовательных учреждений от нападений (GCPEA). В рамках ее работы правительства Норвегии и Аргентины разработали "Декларацию о безопасности школ" и специальные указания о том, как защитить учебные заведения от превращения в мишени в вооруженных конфликтах.

Декларацию подписали 114 государств, среди которых есть и Украина (в ноябре 2019 года). России в числе подписантов нет.

Ключевое положение этих документов следующее: действующие школы и университеты даже на каникулах не должны использоваться военными для своих нужд во время вооруженного конфликта.

Покинутые заведения могут применяться для таких целей, но лишь на минимально возможный период времени и исключительно в случае отсутствия альтернативы.

Если школа все-таки превратилась в военный объект, то противник должен заранее предупредить своего врага, что планирует нанести по ней удар.

Amnesty International в своем отчете напоминает, что Украина подписала эту Декларацию и взяла на себя определенные обязательства. Использование учебных заведений в военных целях является существенной угрозой гражданским лицам, говорят в организации, и добавляют, что украинские силы, по их данным, не предупреждают граждан об угрозе и не помогают им эвакуироваться.

Украинские власти эти упреки отрицают.

Президент Владимир Зеленский заявил, что Amnesty "перекладывает ответственность с агрессора на жертву", министр обороны Украины Алексей Резников считает, что организация "утратила адекватность", а глава МИД Дмитрий Кулеба назвал отчет "манипулятивным".

Николаев
Николаев Фото: Reuters

В самой организации тоже далеко не все согласились с выводами головного офиса. В отставку, помимо руководительницы украинского бюро, подал также соучредитель шведского подразделения Amnesty International Пер Вестберг.

Российские СМИ массово распространили отчет Amnesty с обвинениями в отношении украинских военных, представив его в качестве подтверждения законности атак РФ на роддома, школы и детские сады в городах Украины.

Вынужденная тактика

Но возможно ли в условиях современных войн, даже при большом желании одной из сторон, соблюдать все нормы международного права?

Опрошенные Украинской службой Би-би-си эксперты скептически настроены по этому поводу.

"Во время оборонной городской войны, которую мы видим на примере Украины, я считаю, что это невозможно", - объясняет Натия Сескуриа, представительница Королевского объединенного института оборонных исследований (Royal United Services Institute- RUSI). Эта организация является старейшим в мире и ведущим аналитическим центром в области обороны и безопасности Великобритании.

По словам эксперта, Россия постоянно бомбит украинские города, нанося удары по невоенной инфраструктуре и используя "чрезмерную силу" для захвата населенных пунктов.

Для украинских сил, говорит Сескуриа, нет альтернативы, кроме размещения в защищаемых ими городах. В других обстоятельствах российские войска смогли бы достичь своих целей с меньшими усилиями.

"Именно поэтому отчет Amnesty International так проблематичен, обвинения оторваны от текущей реальности и демонстрируют отсутствие понимания характера войны, которую Вооруженные силы Украины должны вести, чтобы защитить свою страну и граждан", - указывает аналитик RUSI.

По ее мнению, украинская армия вполне законно может использовать гражданские объекты, такие как школы и музеи, пока они не функционируют.

север
север Фото: Getty Images

К тому же она напоминает, что украинские власти неоднократно призывали гражданское население немедленно эвакуироваться из прифронтовых городов.

При этом "принудительное перемещение" гражданских лиц из этих регионов опять же будет считаться нарушением норм Международного гуманитарного права. Следовательно, резюмирует Сескуриа, украинская сторона должна содействовать и побуждать граждан покинуть прифронтовую территорию, но она не может заставить их уехать.

То, каким образом российские силы ведут эту войну, делает очень сложным и нереальным для украинских военных избегать использования гражданских объектов для обороны, подчеркивает эксперт.

Как воюют другие?

Но эта проблема актуальна не только для российско-украинской войны, объясняет военный аналитик и историк Михаил Жирохов.

В каждом вооруженном конфликте последнего столетия стороны допускали нарушение норм международного права, даже если предпринимали усилия, чтобы этого избежать.

"Если говорить о войнах ХХ столетия, то таких "стерильных" условий не было ни разу. То есть, чтобы обороняющаяся сторона не использовала какие-либо элементы гражданской инфраструктуры", - говорит он.

К примеру, американские войска в Афганистане (с 2001 по 2021 годы) предпринимали попытки обезопасить гражданское население, вспоминает эксперт. Они пытались размещать свои опорные пункты вне населенных пунктов.

Афганистан
Афганистан Фото: Reuters

Но, во-первых, уровень урбанизации в Афганистане значительно меньше, чем в Украине, во-вторых, зафиксированы случаи, когда американские военные все же вынуждены были использовать гражданские объекты в ходе боевых действий.

Вооруженные силы СССР, которые тоже воевали в Афганистане в 1970-80 годах, не утруждали себя такими вопросами, как международное право, говорит Жирохов. "Советские войска использовали в Кабуле всю доступную гражданскую инфраструктуру, - отмечает он. - В частности, базировались в международном аэропорту".

Так же действовали российские военные во время военных кампаний в Чечне и Сирии.

Среди современных вооруженных конфликтов можно отметить противостояние Израиля и Палестины. К примеру, почти каждый израильский обстрел сектора Газа приводит к жертвам среди гражданского населения, указывает Жирохов. Это связано с большой урбанизированностью и плотной заселенностью территории.

"Во время войны граница между гражданской и военной архитектурой очень шаткая. Иногда ее почти невозможно определить. Например, для противника это база территориальной обороны, а для нас - здание школы", - объясняет историк Жирохов.

Будут ли последствия?

О возможных нарушениях международного права со стороны украинских сил, хоть и в "значительно меньших масштабах", чем российских, говорит не только Amnesty International, но и профильное управление ООН.

Так, в июньском отчете Управления Верховного Комиссара ООН по правам человека говорится об одном случае, когда украинские военные, вероятно, использовали гражданский объект в качестве "живого щита".

Речь идет о доме престарелых возле городка Кременная на Луганщине. В начале марта, когда активные боевые действия приблизились к этому учреждению, его руководство обращалось к местным властям с просьбой эвакуировать пациентов. Но этого не было сделано, потому что ВСУ, как утверждалось, заминировали и заблокировали дороги.

Лисичанск
Лисичанск Фото: Reuters

Наблюдатели ООН также утверждают, что украинские силы зашли на территорию пансионата и вели оттуда перестрелку с наступающими российскими войсками.

Кто произвел первый выстрел, международные наблюдатели так и не установили.

От обстрелов в гражданском учреждении начался пожар, выжили только 22 пациента из 71.

Киев с 2014 года неоднократно заявлял о важности и своей приверженности международному гуманитарному праву. Были разработаны документы для его имплементации, усилено его изучение и контроль за соблюдением в войсках.

Некоторые проблемы с применением МГП могут быть связаны со сменой государственного органа в Украине, отвечающего за его имплементацию. Ранее за это отвечал минюст, а в последние годы вопросом занимается министерство реинтеграции временно оккупированных территорий.

Глава ведомства, вице-премьер Ирина Верещук, кстати, раскритиковала отчет Amnesty, хотя и выразила мнение, что правозащитники допустили ошибку не специально.

"Их заявление можно понять так, что якобы украинская армия создает опасность для украинских граждан. Не думаю, что эта правозащитная организация хотела сделать что-то плохое. Может, это неудачный подбор слов или, может быть, неудачные акценты", - отметила она в своем "Фейсбуке".

В минюсте долгое время профильным заместителем, отвечавшим за сферу международного гуманитарного права, был Сергей Петухов. Он проработал в министерстве с 2015 по 2019 год.

Юрист Петухов сказал Украинской службе Би-би-си, что в то время он постоянно общался с международными организациями, следившими за соблюдением МГП, в частности, с мониторинговой миссией ООН. В своих отчетах, говорит он, миссия всегда отражала позицию украинских властей по тем или иным вопросам, а также перед публикацией заранее направляла Киеву финальную версию документа.

Это тот аспект, который сейчас проигнорировала Amnesty, как и очевидные доказательства эвакуации гражданских из зоны боевых действий. "Именно из-за этого их отчет получился столь неадекватным данной ситуации", - считает он.

За нарушение международного гуманитарного права предусмотрена уголовная ответственность, как самих военных, так и командиров, отдавших приказ.

Теоретически действия отдельных военнослужащих ВСУ могут стать объектом рассмотрения в Международном уголовном суде, который уже расследует действия сторон в российско-украинской войне.

Но бывший представитель минюста уверен, что системных нарушений международного права в действиях украинских военных нет. "Я не вижу оснований для беспокойства", - говорит Сергей Петухов.

"Международный уголовный суд проводит независимое расследование ситуации в Украине. Конечно, Amnesty, как и любая другая неправительственная организация, может прислать свой отчет в суд. - объясняет он. - Но учитывая ту методологию, которую они использовали, я не думаю, что это будет приемлемым доказательством, потому что там нет каких-либо конкретных подтверждений. Поэтому юридически эти несуразные обвинения не повлияют на позицию МУС, а политически - да, они уже имели резонанс".

Украинский центр стратегических коммуникаций и информационной безопасности уверяет, что Amnesty International использовала для подготовки своего отчета показания очевидцев, которые были предоставлены под давлением, а потому не могут считаться объективными.

Харьков
Харьков Фото: Reuters

Уже пять лет в Вооруженных силах Украины действует четкая инструкция о порядке выполнения норм международного права.

Она предусматривает должность специального помощника командира по юридическим вопросам. Такой помощник должен участвовать в планировании военных операций и проверять их на соответствие нормам МГП. Если командир игнорирует мнение юриста и не устраняет нарушения, тот обязан сообщить высшему руководству.

В инструкции также есть один из главных постулатов современных правил войны: гражданский объект в зависимости от условий обстановки "может стать военным". Но в случае сомнений относительно его использовании в военных целях он в первую очередь считается гражданским. А значит, не может быть мишенью для нападения.


Чтобы продолжать получать новости Би-би-си, подпишитесь на наши каналы:

Загрузите наше приложение:

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх