Кариньш: надо перестать надеяться на ЕС как на вечную дойную корову

ФОТО: Zane Bitere/LETA

Латвии не следует надеяться, что после «Brexit» бюджет Европейского союза не сократится, и мы продолжим получать такие же суммы из европейских фондов, как и раньше, заявил в интервью агентству ЛЕТА депутат Европарламента Кришьянис Кариньш. «Те, кто считает ЕС вечной дойной коровой, ошибаются», - сказал политик, призывая пересмотреть использование фондов ЕС в Латвии, потому что прежнюю практику можно охарактеризовать как разбазаривание. Кариньш считает, что средства ЕС больше будут направлены на развитие, науку и исследования, а Латвия может не получить этих денег из-за неупорядоченной системы в образовании и науке.

- Как вы оцениваете сейчас процесс переговоров по «Brexit»?

- Как совершенно хаотичный, потому что британцам самим не ясно, чего они хотят. У них чрезвычайно слабое правительство, и до сих пор они не сумели ясно выразить, чего хочет Великобритания от «Brexit». Любой из сценариев предполагает зло для британской экономики – большие или меньшие, но убытки будут в любом случае. Три четверти сидящих в парламенте Великобритании проголосовали за то, чтобы остаться, и сейчас парламент постепенно отнимает власть у правительства, и у него есть возможности полностью остановить процесс. Однако британское правительство лжет своему обществу, что вне ЕС будет так же хорошо, как сейчас, а такого не будет. Нужно понять, что плохо будет всем, а британцам еще хуже. Если говорить о первом этапе переговоров, то нет никакого соглашения, все только в прессе, и это просто слова. Царит неопределенность. Все больше банков и компаний покидают Лондон. Вопрос о границе Северной Ирландии – самая большая проблема. Премьер-министр Тереза Мэй сказала, что видит свободную границу, как между США и Канадой. Те, кто был на этой границе, знают, что она несвободна, поэтому пора сказать правду. Со стороны ЕС это редкий случай, когда все государства едины и спокойны. Если ты в клубе, у тебя одни права, если вне клуба, прав у тебя меньше.

- Где нужно искать средства, чтобы покрыть дефицит в бюджете ЕС, который возникнет после «Brexit»? Каким странам следует увеличить взносы?

К сожалению, возникает сильное впечатление, что в соседних странах происходит то же самое – частичное разбазаривание закупок.
Если мы сами не приведем в порядок свое мышление, мы не станем богаче. Если наша главная инвестиция – это европейские деньги, то надо понять, что больше их просто не станет.

- Следовательно, Латвия выдвинула приоритеты в многолетнем бюджете, понимая, что средств на них, скорее всего, не найдется?

Я считаю, что министр образования и науки Карлис Шадурскис должен продолжить процесс, начатый ликвидацией Рижской школы педагогики и управления образованием.

- Если средств в следующем многолетнем бюджете ЕС будет мало, то и латвийским фермерам не стоит надеяться на выравнивание прямых дотаций?

- Это сектор бизнеса с самым успешным лобби по всей Европе. Фермеры всей Европы будут бороться, чтобы этих денег не стало меньше, но их станет меньше. В случае Латвии вопрос в том, будет ли уменьшение или средств останется столько же. ЕС понял, что отдача и рост экономики от сельского хозяйства не такие, как от науки и развития. Очень мало людей работает на селе, потому что большая часть работ механизирована, и это хорошо. Латыши еще чувствуют себя народом крестьян, что дает нам чувство принадлежности к земле. Мы рассказываем друг другу, что крестьяне бедные, и таких в Латвии достаточно, но есть и фермеры-мультимиллионеры, те самые успешные получатели денег из фондов ЕС. Крестьянин, облетающий свои поля на частном вертолете, точно не бедняк. У нас сильные предприятия и очень сильные крестьянские хозяйства. Я не говорю, что правильно нам получать меньше денег, чем другие, но надо понять, что денег станет меньше в целом, поэтому борьба будет за то, чтобы у французов дотации уменьшились, а у нас нет, и это будет трудная борьба.

- В феврале были утверждены подготовленные вами законопроекты о европейском рынке электроэнергии в ближайшее десятилетие. Может быть, вы можете обрисовать существующие проблемы и перспективы этого рынка?

- Ожидается постепенный отказ от субсидий на уголь, нефть, газ, возобновляемые ресурсы и ядерные ресурсы, и производители будут конкурировать в условиях рынка. Трансграничные ограничения в торговле будут сняты. Потребители будут в выигрыше, потому что на свободном рынке с большей конкуренцией всегда выигрывает потребитель. С тех пор, как построено соединение между Литвой и Швецией, которое полностью соединяет нас с рынком Северной Скандинавии, наши оптовые цены на электричество уменьшились более чем на пятую часть. Нужно, чтобы соединений становилось все больше, и в то же время важно, чтобы регуляторы освободили рынок, а не занимались протекционизмом, как, увы, часто делается.

- Будет ли услышана просьба стран Балтии в следующем многолетнем бюджете предусмотреть средства на синхронизацию электросетей?

В странах Балтии проблема в том, что есть силы, работающие против нашей интеграции в ЕС и желающие оставить нас в роли отсталого региона, зависимого от России.

- Как вы оцениваете вызвавшие местный и международный резонанс события в латвийском финансовом секторе в связи с «ABLV Bank» и задержанием президента Банка Латвии Илмара Римшевича? Как восприняли эти события другие страны ЕС?

- Это очень неприятная ситуация, к тому же может оказаться, что не только через «ABLV Bank», но и через другие банки косвенно финансируются те, кто помогает Северной Корее получить атомное оружие. Северная Корея – крупнейший актуальный враг США, а мы допускаем финансирование этого врага. Не осознанно, потому что я не верю, что кто-либо в каком-то латвийском банке ставил перед собой такую цель. Ясно, что это ужасно подрывает репутацию Латвии. У нашей финансовой системы есть только одна возможность – отказаться от этой деятельности, то есть обслуживания счетов нерезидентов. Быть офшорным раем когда-то некоторым казалось хорошо, но в современном мире это совершенно «мимо». Это не жизнеспособная модель бизнеса.

Одно предприятие придет в Латвию, а другое прочитает в новостях, что здесь отмывают деньги, и решит вкладывать средства в какой-то другой стране.

- Если США обвиняет «ABLV Bank» в конкретных действиях, которые не были замечены, какие выводы мы можем сделать о банковском надзоре со стороны ЕС?

- Ясно, что ЕЦБ продемонстрировал свою неэффективность. Если в банке происходит отмывание денег и информация об этом поступает не от нашего надзорного органа и не от ЕЦБ, а со стороны США, значит, что-то в Европе не работает. ЕЦБ в каждой стране контролирует крупнейшие банки, «ABLV Bank» в европейском масштабе - очень маленький банк, но в Латвии он был третьим по величине, следовательно, находился под надзором ЕЦБ. Однако надзор ЕЦБ ограничивается достаточностью капитала и ликвидностью кредитов, а борьба с отмыванием денег остается в ведении самих государств. Европа – не государство, а их объединение. Органы банковского надзора Германии и Нидерландов хотят быть суверенными. Латвийский суверенный надзорный орган оказался слаб, создав нестабильность во всей Европе, и это ужасно. Это показывает, насколько несовершенен сейчас европейский банковский надзор.

Не скажу, что судьи у нас плохие, но судебная система работает чрезвычайно медленно.

Получается такая банановая республика, и остальной мир это замечает. Главный месседж, который в последнее время появляется в иностранных СМИ о Латвии – что Латвия коррумпированная страна, неспособная следить за своими банками, с неэффективной судебной системой. Некоторые за границей считают отмывателями денег не конкретный банк, а нас всех. Это означает, что латвийским предпринимателям труднее работать за рубежом, потому что репутация очень дорого стоит. Чтобы ее построить, нужны годы, чтобы разбить, достаточно мгновения.

Читать также

НАВЕРХ