Известные ясновидящие высказались о шарлатанстве на «Битве экстрасенсов»

Намтар Энзигаль

ФОТО: Кадр из передачи

Не так давно первый ведущий «Битвы экстрасенсов» на ТНТ Михаил Пореченков в одном из интервью рассказал, что все чудеса, происходящие в шоу, — не более чем постановка. Скандальное заявление уже прокомментировали нынешний ведущий проекта Марат Башаров, Алена Водонаева, которая участвовала в одном из испытаний шоу, а также ряд экстрасенсов. Мы в свою очередь также пригласили 5 сильнейших экс-участников «Битвы», которые не только прокомментировали недавнюю шумиху, но и рассказали, как тяжело работать с людскими трагедиями и под прицелом телекамер.

Шоу «Битва экстрасенсов» выходит на телеканале ТНТ уже 10 лет. За эти годы популярность проекта не только не угасает, но и с каждым днем растет. Несмотря на то, что у программы миллионы поклонников по всей стране, практически ежедневно находятся люди, которые ставят под сомнение ее правдивость.

Но одно дело, когда проект осуждают посторонние, и совсем другое — когда о нем нелестно отзываются те, кто когда-то был причастен к созданию шоу.

Так, недавно экс-ведущий «Битвы» Михаил Пореченков заявил, что проект — это сплошное вранье.

На скандальное высказывание поспешили отреагировать многие, а сегодня мы попросили 5 экстрасенсов дать свои комментарии на этот счет.

Лилия Хегай

ФОТО: Кадр из передачи

Лилия Хегай, победительница 5-го сезона «Битвы экстрасенсов»: «Честно, не понимаю, зачем распускать слухи о «Битве экстрасенсов». Особенно мне удивительно слышать это от людей, которые сами постоянно были окружены экстрасенсами. Я помню один случай на съемках «Битвы». У нас было испытание в деревне под Клином.

Подробностей испытания не помню, но мне врезался в память момент, когда я почувствовала, что должен случиться какой-то конфликт. Ведущим тогда был как раз Михаил Пореченков. Я сказала ему и всей съемочной группе: «Ребята, они (жители деревни) сейчас пойдут стенка на стенку». И действительно, через какое-то время началась потасовка, нам пришлось очень быстро уезжать. Поэтому мне странно слышать теперь слова о том, что проект — это сплошной обман.

Что касается лично меня, то «Битва экстрасенсов» дала мне очень многое. Хотя, признаюсь, на съемках было нелегко — я несколько раз хотела уйти с проекта. Эмоционально это все очень тяжело. Сегодня, когда меня спрашивают, правда ли я обладаю даром, то я просто говорю: «Проверяйте!». Люди проверяют и убеждаются».

Надежда Шевченко

ФОТО: Кадр из передачи

Надежда Шевченко, финалистка 17-го сезона «Битвы экстрасенсов»: «С самого первого выпуска шоу разгорались неоднократные скандалы как вокруг его участников, так и самой программы, но в последнее время градус подняли слишком высоко!

Лично я могу смело заявить: на данной программе нет людей без способностей! И все ситуации, связанные с людьми, их трагедиями, — настоящие! Но «Битва» — это соревнование. Только отталкиваясь от мнения людей, их впечатлений, жюри выносит вердикт, кто был лучше, а кто — хуже.

Лично мне съемки дались очень непросто. Это шоу можно сравнить со спортивными состязаниями — все мы гордимся нашими спортсменами, но никто кроме их самих не знает, какой ценой этот триумф достается.

Экстрасенсам сложнее, потому что помимо страха перед камерами, на нас еще лежит тяжелая ноша — говорить людям правду, видеть их душевную боль и наполненные слезами глаза. Боль от потери ребенка, любимого человека или иной трагедии не пройдет бесследно, она останется с человеком навсегда. А экстрасенс пропускает все это через себя и, соответственно, каждый раз проживает чужую боль как свою собственную. А вообще я хочу сказать всем: «Если вы обладаете даром или просто хотите принять участие в «Битве», то действуйте! Мечты сбываются».

Просто попробуйте и тогда вы сами получите реальное представление о проекте и его участниках, не основываясь на высказываниях других людей».

Виктория Райдос

ФОТО: Кадр из передачи

Виктория Райдос, победительница 16-го сезона «Битвы экстрасенсов»: «Если честно, то я возмущена всеми этими разговорами об обмане и постановках. Как вообще можно такое говорить, когда речь идет о живых людях с их реальными трагедиями?

В шоу обращаются те, у кого, например, умер близкий человек. И это эмоционально невероятно тяжело. Знаете, у меня был момент, когда я хотела уйти с проекта. Это было после истории Данилы Черданцева — мальчик-спортсмен умер во время кросса.

В проект обратился его отец — он был безутешен, у него была своя правда, и он хотел услышать подтверждение своих мыслей. Но я увидела совершенно другое: многие экстрасенсы тогда сказали, что это было убийство, но я уже видела естественную смерть.

Отец не хотел этого принять. Для меня это было очень тяжело, потому что это моя работа, и я не могу говорить то, что хотят слышать. Я говорю то, что вижу.

Забегая вперед скажу, что потом я встретилась с этим героем в финале 17-го сезона — у него родился второй ребенок, он выразил мне благодарность. И это невозможно подстроить!

Когда я участвовала в «Битве», никогда не знала, куда еду. Нам говорили время и давали указания — например, взять теплые вещи. Где будет испытание, какое испытание — никто из нас ничего не знал. Мы могли ждать своей очереди по шесть часов, ночью, без телефонов, так как их отбирают.

«Битва экстрасенсов» — это не просто шоу, это действительно серьезное испытание, которое экстрасенсам дается очень непросто. Я полгода провела вдали от своей семьи, от маленькой дочки...».

Николь Кузнецова

ФОТО: Кадр из передачи

Николь Кузнецова, финалистка 16-го сезона «Битвы экстрасенсов»: «Почти все экстрасенсы, которые попали в число сильнейших, занимались практикой еще до того, как попали на телеэкраны.

Лично я, став участницей проекта, пригласила всех желающих в Парк Горького, чтобы они могли мне задать свои вопросы. И, безусловно, я бы не стала этого делать, если бы не была уверена в своих возможностях.

«Битва экстрасенсов» на короткое время дает известность, но способностей она вам дать не может. Если завтра я пойму, что утратила свой дар, то без сомнений обращусь к кому-то из участников «Битвы». Все они, правда, незаурядные люди. А многие из тех, кто их громко критикует, сами тихо ходят к экстрасенсам.

Конечно, и у людей с особыми возможностями бывают неудачи и промахи. Да, их легко обвинить в давлении на чужую психику и манипуляциях. Но давайте признаем: объективных доказательств подтасовок на «Битве» нет. Есть только догадки и мнения. А ведь за 17 сезонов при желании можно было бы найти компрометирующие факты — они бы обязательно всплыли.

В общем, к подобной критике проекта я отношусь равнодушно: она неизбежна при его-то суперуспехе! А те клиенты, которые мне суждены, все равно меня найдут. История уже пережила охоту на ведьм. Переживет и охоту на экстрасенсов».

Намтар Энзигаль

ФОТО: Кадр из передачи

Намтар Энзигаль, финалист 16-го сезона «Битвы экстрасенсов»: «Я порой поражаюсь высказываниям людей, которые пытаются судить о том, в чем сами никогда не принимали участие. Это касается и фраз вроде «на «Битве» все постановка».

Таким людям, видимо, недостаточно того, что даже ведущий проекта Марат Башаров из сезона в сезон выпуск за выпуском повторяет, что все герои и испытания настоящие. И в этом может убедиться каждый — просто напишите письмо, и, может быть, именно вы станете героем одного из испытаний. Попробуйте.

Это шоу — действительно непростое испытание для всех: и для самих героев (так как непонятно, какой будет исход), и для экстрасенсов (приходится выкладываться на все 146%, чтобы в сжатый период времени суметь правильно интерпретировать поступающую с тонких планов информацию, будь то видения или работа с энергетикой).

Это колоссальный труд, причем в экстремальных условиях — когда ты без каких-либо средств коммуникации часами ждешь испытания, а вся имеющаяся информация о нем — лишь собственные догадки. Это расходует не только время, но еще силы и нервы, и куда в большем объеме, чем, например, офисная работа. Но, несмотря на все это, я более чем уверен, что пересуды о «сценарии» на проекте никогда не прекратятся, ведь люди с зашоренным сознанием, как никто другой, открыты страху. А в данном случае — страху перед тем, что они не в состоянии понять и объяснить.

Отрицание — это естественная защита. Но скептики перестают быть таковыми, когда сами сталкиваются с тем, что находится за гранью ортодоксальной науки. Так что когда кто-то говорит об обмане, он в первую очередь обманывает сам себя».

НАВЕРХ