Адвокат Ходорковского: У Латвии очень большие проблемы

ФОТО: ITAR-TASS/ScanPix

Латвия привлекает россиян многим — от умеренного климата и понятного менталитета до правового порядка и низкого бюрократизма, не говоря уже о географической близости. Тем не менее, внутри нашей страны есть и серьезные проблемы, считает доктор юридических наук, профессор, общественный и политический деятель Елена Лукьянова, известная также как адвокат Михаила Ходорковского.

В интервью программе Латвийского радио 4 «День за днем» она рассказала, что больше всего ее здесь тревожит разобщенность населения, живущего в разных информационных пространствах.

«Русские и латышские СМИ — это две разные повестки! Как это может быть?! Как это может быть, что когда латышский доктор отказывается принимать русскоязычного клиента, то об этом пишут только в русской части прессы, а в латышской об этом нет ни слова и латыши об этом ничего не знают?..

Меня волнует больше это. Не меня лично, но меня как специалиста по государству. Меня волнует, как же может так быть? Значит, у этого государства есть проблемы, в управляемости в том числе.

Если государство разговаривает только с 60% своих жителей, у него очень большие проблемы.

Мне бы очень хотелось помочь их решить», — призналась юрист.

Влиять на политическую жизнь Латвии Елене Лукьяновой уже удается. Так, недавно она добилась внесения корректировок в новые поправки к закону о ВНЖ. По признанию юриста, сделать это получилось легко.

«Я написала заключение о соответствии этих поправок требованиям европейского законодательства. Они соответствовали несовсем. Потом это письмо было переведено на латышский язык, направлено мной во все фракции парламента, президенту, премьеру. Была организована общественная организация,

потому что латыши лучше понимают, когда с ними общаются юридические лица.

Это было тоже очень несложно (попробовали бы вы в России такое организовать, за три-четыре дня! Потому что там аж Министерство юстиции утверждает перечень общественных организаций. Там такие пакеты документов надо присовокупить к этому заявлению и так долго ждать, что никогда бы этого не случилось).

Пошел конструктивный разговор. Я в итоге получила ответы от всех! Канцелярия президента мне отписала, что они внимательно прочитали письмо и внесли корректировки, я уверена, что и депутаты Сейма тоже внимательно прочитали мои доводы. Это письмо было коротким и я четко приводила им их ошибки. Ошибки они исправили», — рассказала адвокат.

Закон, к слову, Елену Лукьянову касается напрямую. Уже несколько лет она владеет недвижимостью в Юрмале и имеет ВНЖ. Впрочем, постоянно в Латвии она не живет и часто ездит в Россию, поэтому внесенные смягчения в поправки ее саму пока не затронут.

«Я удовлетворена самим разговором [с латвийскими политиками]. Есть принцип — принято, извольте исполнять. Он сейчас в России, к сожалению. В такой ситуации труднее всего достичь нормального исполнения закона. Потому что закон нормально работает только тогда, когда государство с гражданами договорилось о его каких-то приемлемых рамках.

Изначальный вариант закона о миграции был намного жестче. В новой редакции платить будет только тот, кто, собственно, приобретает недвижимость. Пошлина [применяется] не в первый раз, а во второй. Те, кто приехал на постоянную основу, отдали своих детей в местные школы, начали здесь свой бизнес, они за эти пять лет совершенно спокойно могут получить постоянный вид на жительство, и тогда ничего не будут платить.

Просто у меня такой возможности нет, я не могу четыре года из пяти находиться здесь, могу только два с половиной года. Поэтому для получения постоянного вида на жительства я не выдерживаю один из критериев», — пояснила юрист.

Вместе с тем она не исключает вероятности полного переезда в Латвию.

«В России становится хуже и хуже, тяжелее и тяжелее, может, я все брошу, буду летать только на две недели, вести занятия у студентов. [...] Можно спорить о том, хорошо или плохо в Латвии. Хорошо ли здесь с правами человека, с независимой прессой, защитой права собственности. Но я как юрист и как директор Института мониторинга эффективности правоприменения России, могу сказать —

лучше, однозначно лучше, и здесь намного свободнее дышать.

Права сильнее защищены. [...] У нас, у россиян, есть такой неприятный синдром — если мы видим идущего полицейского, мы переходим на другую сторону улицы. Потому что он опасен. Он столько будет защищать тебя, сколько ограбит, допросит, документы. Это утрированно, но примерно так», — заявила эксперт.

НАВЕРХ