В душных объятиях госязыка

ФОТО: AFI

В октябре министр образования Ина Друвиете сформировала рабочую группу по подготовке языковых изменений для высших учебных заведений Латвии. А вчера латышские мыслители из этой рабочей группы испекли наконец блин: согласно их требованиям, обучение в государственных вузах должно идти только на латышском языке. И не только, как оказалось, в государственных....

Намерения были благими Как известно, все вузы страны, учрежденные государством, уже и так готовят специалистов на латышском языке. Исключение составляют, пожалуй, лишь факультеты русской и зарубежной филологии и программы, на которых обучаются иностранные студенты. Стремление минимизировать удельный вес русского и английского языков в высшем образовании уже прочитывалось в самом факте создания рабочей группы МОН, в которой, кстати, нет ни одного представителя с нелатышской фамилией. В начале октября «Час» обратился за комментариями к руководителю только что созданной структуры, парламентскому секретарю МОН Дидзису Шенбергсу, который с первых же слов успокоил нас, что инициатива министра - это вовсе не покушение на частные вузы, а, совсем наоборот, рассчитана на то, чтобы повысить конкурентоспособность выпускников государственных вузов за счет расширения использования иностранных языков в процессе обучения. - В планах министерства постепенно вводить в госвузы и другие языки обучения, а у частных учебных заведений появится даже больше возможностей для языковых маневров, - заверил нас г-н Шенбергс 5 октября. Русская группа аккредитацию не получит Прошло время, и вдруг оказалось, что сказанное руководителем рабочей группы, мягко говоря, не соответствует действительности. Не далее как вчера представитель МОН Анце Берзиня, комментируя прессе предложения рабочей группы, сказала, что если высшая школа выдает признанный государством диплом, то ее выпускники должны владеть латышским языком. Исключения могут быть, если того требуют соответствующие специальности, как, например, русская филология, или когда в группе обучаются иностранцы. Тогда лекции можно читать и на другом языке. Однако требование овладеть латышским языком должно распространяться и на зарубежных студентов. Кроме того, по словам Берзини, если какая-то частная высшая школа захочет открыть группу с русским или другим языком обучения, она сможет получить лицензию на программы, однако аккредитацию государства она не получит и дипломы выпускников в стране признаваться не будут. ...А вот это не что иное, как агрессивное вторжение в частный бизнес. Комментарии «Час» попросил прокомментировать новость руководителей двух вузов, которые осуществляют обучение не только на латышском, но и на русском и английском языках. Они высказали очень схожие опасения... - Если предположить, что эти требования приобретут силу закона, то тогда государству придется выделить немалые средства на то, чтобы студенты «неправильных» вузов смогли закончить обучение, - считает ректор RSEBAA, профессор Борис Куров. - Часть учебных заведений закроется, а выиграют лишь те, кто имеет собственные здания. В последнее время мы наблюдаем в обществе эволюцию мышления. С каждым годом увеличивается численность латышских групп за счет выпускников русских школ. Наверное, постепенно сказывается школьная реформа. Например, у нас 70 процентов программ на латышском языке, 10 - на английском и 20 - на русском. И все чаще русские ребята идут на латышский поток. Не скрою, пока я не верю в подобную возможность самоизоляции Латвии. Ведь, не имея шансов получать специальность на английском и русском языках здесь, молодежь из платежеспособных семей рванет на запад и на восток - вслед за полчищами гастарбайтеров. Теоретически у частного образования нет границ. Ведь Болонская декларация, которую подписала и Латвия, предполагает мобильность студентов и преподавателей. Но если эта идея воплотится в жизнь, у нас не смогут учиться иностранцы, мы не сможем пригласить зарубежную профессуру. И как же тогда будут работать международные программы студенческого обмена - такие, как ERASMUS? Вообще трудно понять, как может государство так беззастенчиво посягать на частный бизнес. Это то же самое, что требовать от кондитеров печь пирожки только с серым горохом, потому что здесь Латвия и горох - национальная культура. - Такое решение больно ударит по имиджу государства, - говорит председатель правления БРИ профессор Валерий Никифоров. - Это совсем не в русле мировых тенденций и противоречит интернациональной сути образования и науки. Вдобавок это одна из форм изоляции Латвии от окружающего мира. А изоляция - это всегда торможение. Опыт показывает: если молодой иностранец проводит 5 лет учебы в другой стране, он запомнит ее на всю жизнь и становится ее потенциальным поклонником. Я даже в Африке встречал людей, окончивших когда-то наш славный РКИИГА, и с первых же минут знакомства становился их другом. Вот в Пекине есть университетская биржа, Китай оплачивает своим студентам не только обучение, но даже проживание и питание в других странах. И китайских студентов хотят получить все - и Америка, и Россия. Потому, что это эффективная форма влияния. У нас не хотят никого, и даже местным создают трудности в получении образования. А ведь с интеллектуальным потенциалом не может сравниться ничто. В недрах России сокрыта вся таблица Менделеева, а вот интеллект оставляет желать лучшего. В Японии, наоборот, нет ничего, кроме высокого интеллекта. И мы видим, что Япония - одно из самых высокоразвитых государств в мире. И если Латвию иногда образно называют мостом между Востоком и Западом, то подобным решением под этот мост закладывается мина. Какой мост, если зарубежный студент к нам уже не поедет? Какой мост, если приглашенные преподаватели не смогут читать лекции на своем родном - английском или русском - языке? А ведь многие хотят учиться в стране ЕС и за более-менее доступную по европейским меркам плату. У нас есть программы, где обучение на 60 процентов ведется по-английски, а остальные 40 - наполовину по-латышски и по-русски. И что, закрывать эти программы? Но ведь почти половина наших студентов - выпускники латышских школ! Пакет языков обучения - их личный выбор. И потом, если говорить о качестве образования, нельзя не вспомнить об учебной литературе. Подавляющее большинство пособий и учебников написаны на русском и английском языках. По многим отраслям латышских учебников нет, а если что-то и есть, то это интерпретация интерпретации, сделанная интерпретаторами.

НАВЕРХ