"Её злость выражалась в слезах". Девочка не говорила до пяти лет, решение было неожиданным
Личный опыт

ФОТО: pixabay.com

В редакцию TVNET пришла девчушка десяти лет - ребёнок как ребёнок, стесняется, улыбается, здоровается и на вопрос "Как дела?" бодро отвечает "Хорошо!". Она уже и не помнит, что было время, когда она не могла внятно ответить ни на один даже самый простой вопрос. 

"Фактически до пяти лет Анюта [имя изменено] не говорила, вернее как - говорила на своем "талопонском", как я его называю",

- начала историю мама, которая, несмотря на моменты горького отчаяния, всегда верила, что её ребёнок все-таки заговорит. Даже когда, казалось бы, надежные эксперты ей бросили фразу, что ребёнок аутист и его надо показать психиатру...

Сегодня, спустя годы, многие и не знают этой истории - сейчас ребенок учится в обычной школе, и даже не в логопедическом классе.

Когда Аня родилась, она прошла все стандартные проверки - никаких видимых причин для беспокойства у родителей не было - все было как у всех: ребёнок звонко плакал, агукал. 

Девочка подрастала, и мама стала задумываться, как же так - "ребёнок не говорит и не говорит...".

"В два года она "талопонила" - ее нельзя было понять вообще - звуки она издавала, но их было не разобрать по смыслу. Два года, три года - то же самое. Естественно, началось беспокойство. 

Она переставляла звуки туда-сюда, было просто невозможно ничего не понять. Это был абсолютно свой язык. Даже в 4,5 года", - вспоминает мама.

"Сначала мы просто думали: ну не говорит - заговорит. Но в три года, кончено, уже забили тревогу. Пошли на комиссию, чтобы попасть в логопедический садик", - продолжает мама девочки.

К трем годам Аня уже активно занималась с логопедом и ходила на занятия Монтессори, где, к слову, логопед отправил ее к психиатру, сказав, что у ребёнка аутизм.

"Естественно, я побежала к психиатру. Он сказал, что с ребёнком все в порядке - Аня выполняла все задания, все делала, она понимала - просто не говорила", - поделилась мама.

Потом логопед в школе Монтессори признал, что, видимо, девочка просто не пошла на контакт, и свои слова забрал, но за это время мама успела всерьез перепугаться. 

Занятия с логопедами Аня продолжала. Они пытались поставить ей звуки. Больше года девочка занималась дважды в неделю, но никакого сдвига не было.

В простой садик по очереди Аня не попала, комиссию для логопедического было необходимо ждать [проходит раз в году, в апреле], и девочка пошла в частный сад.

Там она была с малышами, все "талопонили" на одном уровне."Было страшно: спросишь у ребёнка, как в садике прошло, а она ничего не может тебе рассказать", - признается мама.

Параллельно семья ждала комиссию и очередь в логопедический садик. На комиссии было несколько логопедов - они давали различные задания, чтобы проверить не только развитие речи, но и общее интеллектуальное развитие ребенка. 

Комиссия подтвердила, что Ане положено идти в логопедический сад, дала направление, но никакого диагноза или совета, что могло быть причиной того, что девочка не говорит, не прозвучало.

В логопедический садик Аня попала уже в возрасте пяти лет и проходила туда, по сути, один год перед самой школой. К тому же попала она туда, когда решение уже было найдено.

Для мамы это решение оказалось совсем неожиданным. Просто кто-то из знакомых окружающих мамочек подсказал, что надо проверить слух.

Мама взяла направление у семейного врача и повезла ребенка в Детский центр слуха. На тот момент девочке было почти пять лет. Именно здесь все и прояснилось.

В Центре слуха есть специальная аппаратура, серьезный подход, проверка тональности и реакций по датчикам, ведь многое ребёнок не может рассказать - что и как слышит или нет.

За один день после всех проверок Ане поставили диагноз - "нарушение фонематического слуха" - то есть она просто неправильно слышала звуки. 

"Как мне рассказали, это значит, что она слышала все словно заложенно, как будто она в самолете, где очень сильное давление", - пояснила мама.

Возможной причиной врачи назвали родовую травму. Мама признает, что роды были очень тяжелые, и вполне вероятно, что это оставило след.

Однако в младенчестве понять это было невозможно - ЛОР в свое время проверял, что малышка слышит -

она не была глухая, все было как будто в порядке - девочка реагировала, если что-то падало, просыпалась от шума, поэтому слух никаких подозрений и не вызывал.

После проверки в Центре слуха ребенку выписали гормональные капли в нос, чтобы снять эту заложенность.

Курс был три раза по три недели с перерывом на месяц или два. Уже после первого курса тут же пошли сдвиги. Поменялся логопед, который уже мог заниматься и с буквами. К пяти годам ребёнка уже можно было немного понимать. 

Сначала девочка пошла пошла в 51-ю школу - там есть логопедический класс со специальной программой. Но сейчас семья переехала, и в этом учебном году Аня учится в простой районной школе, в обычном 4-м классе.

И ее уже все понимают. Занятия с логопедами остались в прошлом. Теперь Аня читает, пишет и говорит как среднестатистический четвероклассник.

Теперь в приоритете - учить латышский и английский языки, потому что раньше это, естественно, не имело смысла.

"В новой школе оценки стали лучше", - призналась девочка. По мнению мамы, ей теперь просто легче учиться - читать, писать, понимать, просто потому что она слышит. 

Мама призналась, что, конечно, за годы, пока Аня не говорила, было отчаяние, даже паника, что она никогда не заговорит. Спасала лишь любовь к дочери и вера, что всё разрешится. 

На вопрос, как же так, почему ни семейный врач, ни логопед не отправили девочку в Центр слуха раньше, мама ответила, что ни у кого не было даже подозрений, что у нее с этим что-то не так.

"Мы все работали над развитием речевого аппарата, делали исправляющие упражнения - язычок она вытягивала и прочее, а про слух не было и мысли. Кто бы мог подумать? Ребенок не был глухой, даже шепотом если разговаривали, она реагировала - просто все слышала неправильно.

Получается, она так говорила, потому что так слышала, а речевой аппарат здесь был совсем ни при чем", - вздыхая, говорит мама.

Сама девочка признается, что уже и не помнит, как она начала говорить и как было до того. А мама вспоминает, как Аня расстраивалась, даже злилась, что ее не понимают: "Ее злость выражалась в слезах, потому что по-другому она не могла рассказать". 

Мама девочки не знает, насколько это был уникальный случай, но теперь допускает, что нарушения слуха - вполне распространенная причина проблем с речью.

Со своей стороны добавим, что нарушение слуха - вполне частый случай в Латвии. По сообщениям руководителя Детского центра слуха Сандры Кушке, три-четыре ребенка из 1000 новорожденных имеют непроходящие нарушения слуха.

Услуги Детского центра слуха доступны детям бесплатно, с направлением от семейного врача. Центр приглашают посетит детей всех возрастов, если:

  • у ребенка нет слуховых реакций;
  • не наблюдается соответствующее возрасту развитие речи;
  • получен отрицательный ответ после скрининга слуха (до трех месяцев);
  • не был сделан скрининг слуха после рождения;
  • нарушено общее развитие;
  • есть генетические отклонения.

Также существует расхожее мнение, что в Латвии около 30 000 человек с нарушениями слуха, однако в обществе Sadzirdi.lv это число ставят под сомнение, потому что оно не меняется уже лет 40, и никто так и не выяснил, откуда оно.

В Северных странах, например, считается, что нарушения слуха есть у каждого десятого жителя - так, в соседней Эстонии таких около 200 000 человек, поэтому в Sadzirdi.lv считают, что в Латвии людей с нарушениями слуха могло бы быть порядка 280 000. 

Напоследок мама Ани неожиданно вспомнила, что, может, со слухом Аня и не была уникальным случаем в Латвии, но с передними зубами - точно одна на всю страну. 

Дело в том, что у девочки очень рано стали меняться зубы. И почему-то из передних новый вылез только один. Второго не было и не было, как с речью когда-то.

А когдасделали снимок, оказалось, что один из передних зубов вырос в нос - на 180 градусов от того, куда должен был, то есть не вниз, а вверх...

"И это точно был уникальный случай в Латвии - собрался целый консилиум, и по итогу зубик этот вырезали. Неизвестно, сколько он там отжил, но он там весь сгнил", - рассказал мама.

Однако она убеждена, что выросший не туда зуб прямого влияния на речь не имел, так как ребёнок заговорил раньше, чем обнаружили и удалили этот резец.

"Хотя наверняка все эти процессы как-то были связаны", - закончила свою историю мама, которая искренне счастлива, что все это уже осталось позади!

НАВЕРХ