Террористическая организация "Исламское Государство" (ИГ) постепенно теряет свое влияние, однако, это не означает, что борьба с ее деятельностью окончена. Боевики, сражавшиеся в ее рядах, надеются вернуться домой, и Европе нужно подумать о том, как справиться с этой проблемой. Основываясь на статье эксперта университета Бирмингема, портал TVNET сделал обзор трех возможных решений.

Контекст

С момента пика своей власти в 2014 году международная террористическая организация "Исламское Государство" потеряла все территории в Ираке и большую часть территорий в Сирии. Вместе с тем значительно уменьшилось их влияние. В этом контексте, многие сражавшиеся на стороне ИГ – граждане ЕС, которые, в свое время, приняли решение присоединиться к организации, ищут путь домой. Государства ЕС стоят перед большой дилеммой – принять или нет? Основываясь на записях блога преподавателя по вопросам ислама университета Бирмингема Кетрин Браун, портал TVNET разработал обзор трех вариантов, которые страны ЕС могут реализовать для решения этой проблемы.

Вариант № 1: разрешить их судить на территории других стран за пределами ЕС

Учитывая, что боевики большую часть своей черной работы выполняли за пределами Европейского Союза - в горячих точках, таких как Сирия и Ирак, - существует очень простой вариант - не заниматься выдачей боевиков, а оставлять их местным органам власти, поручая им как судебное разбирательство, так и наказание осужденных. К сожалению, реализовать на практике это не всегда возможно. Например, в Сирии до сих пор нет государственного контроля над всей ее территорией, и вопрос в том, кто на самом деле привлечет их к ответственности и накажет. В то же время, судебная система таких стран возникла с большим уклоном и несовместимостью с законодательством ЕС. В своем блоге Кетрин Браун указывает, что, например, в Ираке до сих пор практикуется смертная казнь.

У многих назреет циничный вопрос – так в чем проблема? Дело в том, что большая часть уезжающих является гражданами Европейского Союза, и это гражданство защищает их от смертной казни. Кроме того, эти страны также обязаны по требованию предоставлять консульскую помощь.

Если европейские страны допускают исключение, и в некоторых случаях не стремятся вступаться за своих граждан, то сразу возникают вопросы, хочет ли государство постоянно защитить своих жителей?

Следует учитывать, что некоторые страны ЕС (например, Великобритания) активно выступают против практики смертных приговоров. И если они не встанут на сторону гражданина своей страны, осужденного подобным образом, могут возникнуть вопросы о возможных противоречиях во внешней политики.

Конечно, всегда есть возможность просто лишить человека гражданства, но и у этого варианта есть обратная сторона. Террористические организации, такие как "Исламское государство", уже давно создали свою пропагандистскую идеологию исходя из того, что западные общества хотят вытеснить мусульманские общины, говорит Браун в своей статье.

Попытка отнять гражданство лишь подтвердит эту теорию.

В свою очередь, что же произойдет, если оставить человека в живых? Увеличивается риск радикализации новых мусульманских общин.

Вариант № 2: позволить их судить международным институтам

В качестве второй опции в своей статье Браун упоминает такой международный институт, как Международный уголовный суд. Потенциально радикалов можно было бы судить таким образом, а затем наказать их в одной из стран, которые были бы заинтересованы в их получении. Однако Фату Бенсуд, председатель Верховного суда по уголовным делам, дал понять, что представляемое им учреждение не имеет достаточных правовых оснований для расследования и наказания таких радикалов. "Хочу отметить, что согласно Римскому праву, основная ответственность за расследование массовых преступлений и наказание в руках национальной власти", в своем официальном обращении отмечает Бенсуд. 

ФОТО: SIPA/Scanpix

Браун указывает на еще одну проблему – Верховный суд по уголовным делам фокусируется в основном на преступлениях, совершенных против масс. Такими могут быть лидеры террористов, но не ранжированные солдаты, которые составляют большинство возвращающихся домой. Наконец, предполагается, что многие страны не хотели бы допускать таких преступников на своей территории.

Вариант №3: разрешить вернуться и судить в соответствии с законодательством страны пребывания, а также провести реинтеграцию

Этот третий вариант, по мнению Браун, является наиболее выгодным, несмотря на его основные недостатки, в виде значительных рисков для безопасности. В конце концов - если человек решил присоединиться к радикалам один раз, есть ли гарантия, что он не будет делать это во второй раз? Более того, есть ли гарантия, что этот человек не будет вовлечен в террористическую деятельность, когда вернется домой? Нельзя отрицать, что такой сценарий будет крайне сложно продать людям, от которых зависят голоса политиков.

Преподаватель также указывает, что здесь могут возникнуть некоторые юридические трудности. Например, можно ли утверждать, что любой, кто едет в такие страны, как Сирия или Ирак, будет квалифицирован как "иностранный террорист за границей"? (согласно резолюции 2178 Совета Безопасности ООН)?

Она также указывает, что некоторые из них были вынуждены отправиться туда (например, женщины и дети, главный кормилец которых собрался бороться в рядах ИГ).

Кроме того, некоторые люди в рядах "Исламского государства" помогали организации ненасильственными способами.

Учитывая сложность дел этих боевиков, национальные судебные органы должны будут провести серьезное юридическое расследования, которое займут значительное время. Также неясно, можно ли этих людей успешно реинтегрировать. Несмотря на то, что они, несомненно, будут преданы суду, в обществе могут возникнуть разного рода предрассудки.

Однако у этого подхода есть свой краеугольный камень. Он эффективно позволяет  показать мусульманам, что они не безразличны европейскому обществу и что есть возможность покаяться, чтобы продолжать жить полноценной жизнью. Это, безусловно, снижает риск того, что враждебная идеология "Исламского государства" обретет новые уши и будет передана будущим поколениям, уверяет Браун.