Когда Тому Петерсону во время путешествия по Египту стало плохо, он и его жена подумали, что мужчина съел что-то не то. На тот момент Том даже не подозревал, что заражен устойчивой к антибиотикам бактерией и будет спасен от смерти лишь благодаря настойчивости жены и относительно непопулярному лечению, рассказывает BBC.

Начало борьбы

"Кто-нибудь сказал Стефи, что ее муж умер?"

Это был вопрос, который Стефания Стратия не должна была слышать. Она случайно подслушала его краем уха, когда коллеги подумали, что та положила трубку.

Стефания, эпидемиолог инфекционных заболеваний, знала, что ее муж, Том Петерсон, сильно болен - он уже некоторое время лежал в коме, однако, ее шокировал тот факт, что коллеги не видят надежды на выздоровление мужчины. 

"Понимала, что он на самом деле умирает. Если его не могла спасти современная медицина, то должна была спасти я", - вспоминает Стратия. 

По крови Тома бродили бесчисленные колонии устойчивых к антибиотикам бактерий, и врачи быстро опустили руки. В медицинской литературе Стефания читала, что иногда люди в коме слышат, как с ними разговаривают. 

Она решила задать Тому важнейший вопрос - хочет ли он жить?

"У меня было чувство, что я ничего не смогу сделать, если он не решит, что хочет двигаться дальше. Я взяла его за руку и сказала:

"Дорогой, если ты хочешь жить, тебе нужно бороться изо всех сил. Ни врачи, ни антибиотики тебе не помогут. Если ты хочешь жить, сожми мою руку, и я переверну каждый камень на этой планете, но найду способ тебя спасти", - рассказывает эпидемиолог.

Спустя несколько секунд Том сжал руку женщины. 

Путешествие, превратившееся в кошмар 

Пара познакомилась, когда они вместе занимались исследованием СПИДа и через некоторое время начали работать вместе в Университете штата Калифорния.

Оба были страстными путешественниками и побывали почти в 50 странах мира. В ноябре 2015 года Стефания и Том планировали отправиться в Египет - именно в то время, когда из-за взрывного террористического устройства упал российский самолет. Пара решила отложить поездку на какое-то время, но в конце концов отправились в путешествие.

Том сказал, что это "идеальное время для поездки - не будет толпы туристов". Женщина решила, что он, видимо, сошел сума, но потом все-таки согласилась.

Они думали, что самая большая потенциальная опасность - террористическая атака. Но сильно ошибались. 

Путешествие было фантастическим. Последней остановкой поездки была историческая Долина Правителей, куда пара отправились на лодке по Нилу. Был невероятно романтичный вечер - они были почти одни на корабле наслаждались отличной едой под звездным египетским небом.

Когда они вернулись в свою каюту, у Тома началась рвота. Сначала показалось, что мужчина просто отравился просроченными продуктами.

У них были антибиотики, но они не помогли. Тому становилось все хуже и он начал испытывать сильную боль в спине.

Стефания быстро позаботилась о том, чтобы ее мужа осмотрели врачи сразу после выхода с корабля. Он прошел компьютерную томографию и обнаружил, что это явно не пищевое отравление - в его кишечнике был абсцесс размером с футбольный мяч.

Перед поездкой пара заплатила всего 35 долларов за медицинскую страховку, но в данном случае это оказалось решающим - Том был доставлен во Франкфурт, где в его желчном пузыре диагностировали камни.

Врачи разрезали гнойник, и обнаружили в нем коричневую жидкость, что указывало на то, что инфекция была старой.

Пока медики пытались выяснить, что именно произошло, Том медленно впал в кому.

Мужчина рассказывал, что до того момента не спал несколько дней, и думал, что постепенно сходит с ума. В конце концов, врачи сделали ужасное открытие - его организм стал домом для Acinetobacter baumannii, инфекции, которая была настолько опасна, что из-за нее в Германии закрывали целые больницы.

Тома поместили в отдельную карантинную палату, и его разрешалось навещать только в защитной одежде.

"Невинная бактерия"

Эта новость удивила Стефанию, которая помнила бактерию Acinetobacter еще с курса микробиологии в университете. Она знала, что в ходе обучения этот патоген свободно выращивают в университетских лабораториях - все, что было необходимо для безопасности - халат и защитные перчатки.

"За последние десятилетия этот организм стал "клептоманом" в бактериальном мире - он научился у других бактерий, как противостоять различным антибиотикам, и теперь стал очень опасным патогеном", - рассказала Стефания.

В 2017 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) назвала эту бактерию одной из наиболее нуждающихся в поиске подходящих антибиотиков.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

#Acinetobacter baumannii sur #gélose au sang frais

A post shared by microbiologie bacteriologie (@micro_biologie) on

К счастью, состояние Тома, хотя и было тяжелым, зато стабильным. Друзья семьи из медицинской отрасли посоветовали им вернуться в Сан-Диего, где было несколько военных баз, врачи которых имели больший опыт борьбы с этой бактерией, поскольку такие болезни более распространены среди американских солдат на Ближнем Востоке.

Когда Том вернулся в Калифорнию, ему сделали повторную проверку на чувствительность к антибиотикам.

Новость не была обнадеживающей - ни один из доступных антибиотиков не работал.

Врачи должны были принять решение - попытаться удалить абсцесс или откачать инфекционную жидкость. В конце концов, было решено, что операция - слишком рискованный шаг - если бактерия попадет в его кровь, может наступить септический шок - опасная реакция иммунной системы на "захватчика", который прогрессирует очень быстро и в 50% случаев приводит к смертельному исходу.

Врачи решили, что попытаются откачать опасную жидкость при помощи пяти трубок. Том должен был быть доставлен в медицинское учреждение длительного пребывания, но затем в его истории произошел еще один неожиданный "сюрприз" - за день до перевода в другую больницу мужчина проснулся и попытался сесть, непреднамеренно вытащив трубку и пустив инфекцию с свою кровь. У мужчины сразу начался септический шок, и он вернулся в реанимацию.

Позже Том вспоминал, что во время шока у него были галлюцинации - в одном из своих "видений" мужчина будто в течение 100 лет бродил по пустыне, пытаясь найти ответ на вопрос, который ему задавали три мудреца.

Время от времени мужчина приходил в сознание и разговаривал со своими родственниками, но таких моментов было немного.

Именно во время этих событий Стефания случайно услышала по телефону, что больше никто не надеялся на выздоровление Тома.

В поисках чуда

После всего произошедшего эпидемиолог начал лихорадочно искать альтернативы антибиотикам во всех возможных источниках, пока не наткнулась на исследование, в котором упоминались бактериофаги.

Стефания сталкивалась с этим типом организма во время учебы и знала, что это были вирусы, которые научились атаковать бактерии в ходе эволюции. Эти организмы примерно в 100 раз меньше бактерий, и каждый день люди сталкиваются с десятками миллиардов этих организмов.

Бактериофаги, или фаги, приобрели широкую популярность для возможной профилактики бактериальных заболеваний в начале прошлого века, однако исследования были остановлены после того, как в 1928 году мир познакомился с пенициллином и, впоследствии, с различными типами антибиотиков.

Эти исследования так бы и канули в лету, если бы современная медицина не узнала о бактериях, которые невозможно преодолеть при помощи антибиотиков.

Стефания отправилась в Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, которое приняло попытки экспериментировать с фагами для лечения Тома.

Правда, была одна загвоздка - Стефании нужно было найти фаг, который точно соответствовал типу Тома Acinetobacter. Следует отметить, что во всем мире существуют миллиарды различных видов фагов.

Стефания связалась со всеми исследователями фагов в Северной Америке, но никто не использовал их в медицинских целях. Рэй Янг из Техасского университета предложил свою лабораторию в качестве главного центра, куда исследователи фагов со всего мира могут прислать свои образцы. Все пытались помочь Стефании. 

В результат трех недель ожидания и постоянных усилий появился коктейль из четырех фагов.

Том был в крайне тяжелом состоянии - его легкие и почки отказывались работать, а сердце поддерживалось тремя различными препаратами. Считалось, что он находится всего в паре часов от смерти.

"Про себя думала - если мы это не сделаем, он умрет. Если это его убьет - навсегда останется на моей совести", - вспоминает женщина. 

В начале в брюшную полость мужчины ввели первую дозу медикаментов с ослабленными фагами. Как только его состояние стабилизировалось, в кровь ввели более мощный препарат.

Это было особенно рискованно - поскольку фаги обычно встречаются в районах, богатых бактериями, была возможность заразить Тома вновь.

Спустя три дня после ввода фагов Том очнулся после комы. В целом мужчина провел в больнице девять месяцев - он снова пережил септический шок и различные другие осложнения, например, бактерии Тома стали невосприимчивыми к некоторым из фагов, используемых в лечении.

Со временем ему стало лучше и он смог выписаться из больницы. Тому пришлось заново учиться обычным вещам - говорить, стоять, ходить и даже глотать.

В настоящее время мужчина находится на третьем этапе восстановления из четырех прогнозируемых.Том рассказывает, что во время комы он постоянно чувствовал, что кто-то всегда был рядом.

"Я слышал, как люди разговаривают, читают и поют. Когда кто-то трогал меня, мне казалось, будто через мое тело проникает электричество - это невероятная энергия", - вспоминает ученый.

Надежда мира

Том стал первым человеком в Северной Америке, в лечении которого использовали внутривенную фаговую терапию.

Стефания признается, что понимает, насколько им невероятно повезло, и насколько важным оказался тот факт, что у нее было много знакомств в кругах медицинских исследователей.

Теперь они с мужем популяризируют использование фагов по всему миру, благодаря чему многие люди вылечили своих родных или даже спасли им жизнь.

Хотя эта терапия звучит как чудодейственное лекарство, все еще существует много препятствий для широкого использования этого метода лечения - к сожалению, этот тип вируса не делает его "универсальным" препаратом, который подойдет всем.

Фаги работают лучше всего в случае, когда найден наиболее подходящий "коктейль" для конкретного человека.

Тем не менее, Стефания и Том уверены, что эта терапия в будущем будет играть все более важную роль. Ученые подсчитали, что в 2050 году каждые три секунды будет умирать по человеку от "сверхбактериальной" инфекции. Стоит надеяться, что опыт Тома и Стефании спасет еще больше людей.