"У меня вырезали матку, и я узнала об этом только через 11 лет"

ФОТО: BBC News

Я очнулась после родов, посмотрела на свой живот и спросила: "Почему у меня весь живот бинтом замотан?"

Меня это не очень тогда заботило, потому что я только что родила дочку. Она была крупным ребенком, поэтому мне сделали анестезию и кесарево.

Мне было 17 лет, и через пять дней я вышла из больницы со здоровой дочкой на руках и огромным шрамом через весь живот.

Я узнала о том, что на самом деле со мной произошло, только спустя 11 лет.

Все выяснилось, когда я стала пытаться снова забеременеть. Все эти годы я принимала противозачаточные таблетки, поэтому не удивлялась отсутствию менструаций.

Но теперь я была обручена и хотела еще одного ребенка. И я пошла к врачу.

Он меня осмотрел, посадил перед собой, принес мне воды и сказал, что у меня нет матки.

"Это было очень жестоко"

Я была просто в невменяемом состоянии и ничего не могла понять: ведь я же уже мать?!

Я поняла, что матку у меня, должно быть, вырезали, и единственным моментом, когда это могло произойти, были роды.

ФОТО: BBS NEWS

Это очень жестоко - то, что они со мной сделали.

Я обратилась в газеты, потом в министерство здравоохранения, и в конце концов снова пришла в ту больницу, где рожала дочку, к тому врачу, который дежурил в день моих родов.

Он не извинился. Он сказал, что стерилизовал меня, чтобы спасти мне жизнь.

Я так и не поняла, от чего он пытался меня спасти. Никаких учетных записей в этой больнице не было.

Я такая не одна. В ходе расследования обнаружились еще 47 женщин: некоторым из них сказали, что у них ВИЧ-инфекция, но мне ничего такого не говорили. Я просто не понимаю, почему они это сделали.

Доктор сказал мне, что я подписала форму информированного согласия. Но я не подписывала ничего. Я была тогда несовершеннолетней, поэтому я бы не могла этого сделать.

Тогда он сказал, что моя мать, которая была со мной во время родов, подписала эту форму. Но мама сказала, что ничего не подписывала.

Это известие изменило мою жизнь.

Закон о стерилизации в Южной Африке

Взрослые имеют на нее право путем хирургического вмешательства

ФОТО: Getty Images

Процедура должна быть четко объяснена, включая риск и последствия

Согласие может быть отозвано в любой момент

Форма на согласие должна быть пациенткой понята и подписана

Особые правила должны применяться к тем, кто не может сам дать согласие

Источник: Южно-африканская Комиссия по гендерному равенству

В результате я рассталась со своим женихом. Я вынуждена была его отпустить, потому что он очень хотел детей, а я больше не могла их иметь.

Когда я встретила этого врача, он меня спросил, чего я хочу.

Я очень хочу ребенка. Когда я на этой неделе увидела беременную коллегу, я просто не могла этого вынести. Моя дочка хочет брата или сестру, и когда мы проходим мимо детей на улице, она мне говорит, чтобы я одного взяла и воспитала как своего.

У меня остались яичники, поэтому я считаю, что больница должна оплатить мне суррогатную мать.

И еще я хочу, чтобы кто-нибудь за это ответил.

Как в Южной Африке стерилизуют женщин

ФОТО: Getty Images

Гистерэктомия: Полная или частичная ампутация матки

Трубная перевязка: Фаллопиевы трубы перевязываются или блокируются

Источник: Южно-африканская Комиссия по гендерному равенству

Нельзя допустить, чтобы врачи продолжали творить такое, поскольку это грубое нарушение наших женских прав.

Врачи должны знать, что они находятся под пристальным вниманием, что мы знаем, чем они занимаются, когда мы лежим без сознания.

И еще я хочу, чтобы тот врач, который это сделал, попросил прощения.

То, каким образом это все было сделано - можно подумать, они просто отрезали палец, тогда как на самом деле у меня просто украли всю мою женскую сущность.

Я никогда не смогу с этим смириться, и мой шрам будет вечным напоминанием об этом.

Бонгекиле Мсиби рассказала о том, что с ней случилось, корреспонденту Би-би-си Клэр Спенсер.

Бонгекиле - одна из 48 женщин, которых без их согласия подвергли стерилизации в государственных больницах ЮАР. Это выяснила комиссия по гендерному равенству.

Несмотря на то, что это учрежденный законом орган, по данным комиссии, их расследование осложнялось тем, что личные дела пациентов исчезали, а следователи получили очень недружественный прием от сотрудников больниц.

Комиссия также сообщила, что ее следователи посетили 15 больниц после того, как правозащитные группы привлекли внимание к делам, некоторые из которых датированы 2001 годом.

Министерство здравоохранения ЮАР пока не отреагировало на доклад комиссии, однако министр Звели Мкизе созвал специальное совещание, чтобы обсудить эту практику с сотрудниками комиссии.