Чрезвычайная ситуация в стране, вызванная пандемией Covid-19, после 14 апреля должна быть продлена на три месяца, заявила в интервью TVNET министр здравоохранения Илзе Винькеле (A/PAR). В то же время она отметила, что правительство может отменить режим раньше, если ситуация улучшится.

Главное:

  • Кафе и салоны красоты продолжат работать, обеспечивая дистанцию в два метра между посетителями
  • Распространение инфекции зависит от того, насколько сознательно соблюдается самоизоляция
  • Люди не соблюдают правила социальной дистанции, потому что не верят в ее силу
  • Семейные врачи смогут направлять пациентов с респираторными симптомами на финансируемые государством тесты Covid-19
  • Количество зараженных людей само по себе не является причиной для полного карантина
  • Маски для лица более полезны, когда их носят инфицированные. Здоровым людям необходимо меньше трогать свое лицо 
  • Государство должно будет компенсировать услуги психологической поддержки населения
  • В целях безопасности медицинского персонала и пациентов следует рассмотреть вопрос об ограничении возможностей для медицинского персонала совмещать работу в нескольких местах
  • Кризис Covid-19 выявляет хорошие и плохие стороны людей

Интервью от 30 марта этого года

- О новых ограничениях "2 и 2". Означает ли это, например, что в кафе не могут находиться более двух посетителей одновременно?

- Два человека или члены одной семьи могут находиться рядом независимо от расстояния. В кафе расстояние между двумя потенциальными группами клиентов должно составлять два метра. Таким образом, два человека могут сидеть за одним столом, в то время как другие двое, которые также могут быть посетителями кафе, должны обеспечить это расстояние. Если кафе не могут удовлетворить эти требования, то, к сожалению, они не должны обеспечивать обслуживание клиентов на месте.

- А что с салонами красоты?

- Все то же самое. Насколько мне известно, парикмахер работает с клиентом один на один. 

- Уже сообщалось, что из-за Covid-19 ограничены некоторые медицинские услуги. Как насчет стоматологов?

- Они предоставляют неотложную помощь и помощь при острой боли.

- Все это до 14 апреля?

- Да. Для этого есть две основные причины. Во-первых, до 14 апреля в стране чрезвычайная ситуация. Во-вторых, мы будем смотреть, какой эффект дают эти ограничения на оказание медицинской помощи. Они направлены на уменьшение распространения инфекции, одновременно не ставят под угрозу здоровье пациентов. Через две недели мы решим, необходимо ли продолжать эти ограничения на медицинские услуги. Мы договорились с представителями частных практик, включая стоматологов, что проведем оценку первых недель ограничений, а затем посмотрим, достигают ли эти регулирования своих целей.

- А если говорить о лечении рака. Известно, например, что химиотерапию можно проводить в домашних условиях. А что насчет лучевой терапии?

- На лечение онкологических больных, включая тех, кто начал курс, эти ограничения не распространяются.

- Как долго может продлиться чрезвычайная ситуация? Месяц? Два?

- Здесь есть два аспекта. Во-первых, будут ли продлены чрезвычайная ситуация и ограничения. Это мой прогноз, но сегодня я могу сказать с вероятностью 98%, что ЧС будет продлена, потому что мы еще не достигли одной трети пика инфекции в Латвии. Второй вопрос - насколько долго все это затянется. Закон [о чрезвычайной ситуации] гласит, что чрезвычайная ситуация может быть продлена один раз и максимум на три месяца. Если новая чрезвычайная ситуация не будет изменена или объявлена, максимальное продление после 14 апреля может составить три месяца.

Мне кажется, что правительство должно это использовать - объявить [чрезвычайную ситуацию] на 3 месяца. Если мы увидим, что ситуация улучшается, то ЧС можно остановить одним правительственным решением.

- Как вы оцениваете динамику количества проверенных, зараженных и вылечившихся в Латвии?

- Здесь мы должны представить шкалу, по которой можно было бы оценить результаты Латвии. Одним критерием являются соседние страны. С точки зрения количества зараженных людей, соседи все еще впереди нас. В свою очередь, мы впереди по количеству проверенных людей. Но после стабильного роста у нас был спад в эти выходные, конкретно - в воскресенье. Это может быть объяснено тем фактом, что люди просто меньше обращаются с просьбой провести тест, поэтому число зараженных поднимается медленно. Другой аспект - как часто мы госпитализируем и в каком состоянии. По всем этим параметрам мы добились большего успеха, чем наши соседи. Но, я повторю, это лишь на время нашего сегодняшнего разговора. 

Эту относительно позитивную ситуацию может изменить то, насколько добросовестны наши сограждане, прибывшие в большом количестве из-за рубежа за последние две недели. Смогут ли они выполнить свои обязательства по самоизоляции.

Это определит, насколько распространится инфекция в течение следующих нескольких недель. Понятно, что некоторые из тех, кто приехал из стран с более высоким уровнем инфекции, будут инфицированы. Ясно, что некоторые из них заболеют, и также ясно, что подавляющее большинство перенесет болезнь в легкой форме, но вопрос в том, насколько много людей они инфицируют.

- В выходные дни на пляжах Юрмалы и Саулкрасты было много народу. Как вы думаете, почему они не соблюдают правила социальной дистанции?

- Я предполагаю, что есть несколько факторов. Одни не верят в то, что именно их выбор может усугубить ситуацию. Это психологический феномен: люди с охотой наблюдают за тем, чтобы другие подчинялись закону, но к себе они эти регулирования не относят. Здесь все как будто понятно, ведь все говорят, что вирус не настолько серьезен и в основном болезнь протекает в легкой форме. Но люди не видят общую картину. Посмотрите, что происходит в Италии. Другим фактором является недоверие к власти. В последнее время я не читала социологических исследований, но мы вышли на европейский уровень с очень высоким уровнем недоверия - как к Сейму, так и к правительству. 

Если правительству не доверяют в мирное время, то почему должны доверять во время кризиса?

- Отныне семейные врачи смогут отправлять пациентов с респираторными симптомами на финансируемые государством анализы Covid-19. Насколько серьезными должны быть эти симптомы?

- Ну, это полностью зависит от семейного врача и его пациента. Решение о том, отправлять человека на анализы или нет, принимает семейный врач после консультации и, если возможно, путем оценки состояния здоровья пациента на месте. Например, Айнис Дзалбс - очень прогрессивный семейный врач - сказал, что знает всех своих пациентов. Особенно пациентов с хроническими заболеваниями, которые находятся в зоне повышенного риска. Это профессиональный выбор врача и оценка пациентов. Прямо сейчас мы говорим с семейными врачами о том, как организовать этот процесс.

- Какова вероятность так называемого "локаута", или полного карантина на данный момент?

- Я бы воздержалась от ответа в процентах. Эпидемиологи утверждают, что это решение основано на ряде факторов.

Количество зараженных людей само по себе не является причиной полного карантина.

Очень важно, как локализованы очаги инфекции. Мы обсудили и смоделировали различные сценарии. Этот "локаут" может быть в рамках одного учреждения, одного края и целой страны, но на данный момент вам действительно никто в этой стране, кроме Санды Гиргены, не сможет сказать, нужно ли и когда это решение должно быть принято.

- В публичных пространствах можно встретить противоречивую информацию об эффективности масок. Не могли бы вы сказать раз и навсегда, насколько эффективен этот инструмент?

- Я могу быть только вторичным источником информации. Хотя я работаю в сфере общественного здравоохранения, я не инфекционист и не эпидемиолог. Я работаю над метаданными. И на данный момент консенсус по поводу масок таков, что

маски более полезны для зараженного человека или человека, у которого есть симптомы респираторного заболевания.

Например, кашель, чихание, насморк, но только в сочетании с общей гигиеной рук, дезинфекцией поверхностей и умением правильно надевать и снимать эту маску. Также ее можно носить ровно столько времени, на которое она рассчитана. Здоровым людям маска может помочь контролировать процесс касания лица. Это рекомендации всех инфектологов.

- Каковы возможности для граждан получить психологическую и/или психиатрическую поддержку в этой ситуации?

- Этот кризис очень четко выявляет "хронические заболевания" всей системы здравоохранения. Одной из таких является слаборазвитая амбулаторная психиатрическая помощь, из-за которой у человека нет доступа к услугам оплаченного государством психиатра или психолога. В настоящее время эти инициативы в большей степени исходят от неправительственных организаций. Но мы обсуждали это с моими коллегами. В правительстве еще об этом не разговаривали, и пока это только мое мнение, но, вероятно, придется компенсировать [эти услуги]  определенным группам.

- Каков план на эту неделю? Какие еще меры рассматриваются?

- Это большая и трудная задача - реагировать на то, что сейчас происходит в латвийских больницах. Одна из самых больших проблем, с которыми мы сталкиваемся на данный момент, состоит в том, что многие больницы не смогут предоставлять очень большую часть своих услуг, если мы ограничим возможности медицинского персонала работать в нескольких местах. Реальность такова, что если у нас есть инфицированные врачи в больнице X, это означает, что помещение их в карантин окажет негативное влияние не только на больницу, где они идентифицированы как инфицированные, но и на другое медицинское учреждение, поскольку большинство из них будут работать где-нибудь еще.

В настоящее время мы определяем группу профессионалов, которые в период кризиса будут подвергаться этому ограничению для собственной безопасности и безопасности пациентов.

Мы будем консультироваться с руководством больницы о том, как это можно будет компенсировать. Потому что очень многие врачи и медсестры работают в нескольких местах, чтобы обеспечивать свои семьи. Если мы ограничим их работу в одном месте по соображениям безопасности, вполне вероятно, что государство должно будет компенсировать это. И тогда возникает вопрос, каким будет этот механизм компенсации и в какой степени. Это то, что стоит на повестке дня на этой неделе.