• Первый случай заражения коронавирусом в Эстонии подтвержден 26 февраля 2020 года
  • В первые дни возник коммуникационный хаос, повлиявший на доверие населения
  • Вторая волна коронавируса оказалась длиннее и жестче

С момента выявления первого официально подтвержденного случая заболевания Covid-19 в Эстонии прошел год. Теперь чуть не каждую неделю мы можем отмечать годовщину потрясений, с которыми мы живем уже 12 месяцев, пищет Rus.Postimees.

В ночь с 26 на 27 февраля лаборатория Департамента здоровья выдала первое заключение о заражении коронавирусом SARS-CoV-2, 4 марта исполнится год со дня злополучного волейбольного матча на Сааремаа, 12 марта мы отметим год с момента введения - к счастью, ненадолго - первого в истории Эстонии чрезвычайного положения после восстановления независимости.

Этот год в значительной степени изменил нашу жизнь: дистанционное обучение, домашние офисы, защитные маски, тестирование, обнадеживающие и пугающие цифры статистики. А еще - госпитализированные, умершие, потерявшие работу и бизнес, озлобленные и отрицающие все, что говорят официальные власти и врачи. Это то, чем запомнится пандемия, невидимкой проникнувшая в наши дома и перевернувшая все с ног на голову.

Первый пошел

А началось все 26 февраля, когда возвращавшийся с зимних каникул иностранный студент позвонил в скорую помощь и сообщил, что, вероятно, он заражен коронавирусом.

Доктор Неле Расманн. ФОТО: Eero Vabamaegi/PM/SCANPIX BALTICS

Заведующая инфекционным отделением Ляэне-Таллиннской центральной больницы, доктор Неле Расманн вспоминает, что в тот день, 26 февраля, первого пациента доставили в Инфекционную клинику больницы на скорой помощи в 20:15.

"Прибыв в Таллинн на автобусе, пациент сам позвонил в скорую, поскольку заподозрил у себя коронавирус, - рассказывает доктор Расманн. - Его знакомые, с которыми он контактировал за границей, узнали, что их тест на коронавирус оказался положительным. Ни с одним человеком, который имел видимые симптомы болезни, он не соприкасался".

Позже пациент рассказал, что симптомы болезни у него проявились уже на пути в Эстонию: "И он поступил очень ответственно: всячески пытался избежать заражения попутчиков, кашлял и чихал в рукав и платок".

Врачи сразу поняли, что пациент с огромной долей вероятности окажется коронапозитивным: он находился в стране, где коронавирус уже активно распространялся, и контактировал с людьми, которые почти сразу после его отъезда отправились на тестирование и получили положительный ответ. В Таллинне пациента поместили в изоляционную палату, взяли соскоб из носоглотки и отправили на анализ в лабораторию Департамента здоровья - тогда это было единственное в Эстонии место, где имелись возможности для обработки полученных проб на Covid-19.

В ночь с 26 на 27 февраля дежурный врач получил по телефону ответ из лаборатории: тест оказался положительным.

Подготовка к хаосу

Как мы теперь знаем из многочисленных интервью и рассказов, больницы начали готовиться к проникновению вируса в Эстонию еще в январе. Год назад ситуация была принципиально иной: о вирусе было мало информации, никто не знал, как долго и насколько серьезно протекает сама болезнь, как долго человек остается опасным для окружающих. И доктор Расманн признает, что у первого пациента не было таких симптомов, которые требовали его обязательной госпитализации: его скорее держали для того, чтобы изучить и понаблюдать.

Симмо Саар. ФОТО: Remo Tõnismäe/

Готовились к ситуации и в Департаменте здоровья: как на уровне медиков и ученых, так и на уровне коммуникации. Бывший руководитель пресс-службы Департамента здоровья Симмо Саар очень подробно описал день появления первого зараженного и то, что в итоге привело к информационному хаосу и неразберихе в обществе.

Вспоминая те дни, он показывает мобильный телефон, который за несколько месяцев превратился в огненный шар, выматывающий нервы ему и окружавшим его людям, поскольку звонил непрерывно. Но началось все с текстового сообщения, которое 27 февраля 2020 года в 6:08 прислал коллега: "У нас есть первый зараженный, перезвони".

Саар рассказал, что Департамент здоровья начал готовиться к ситуации еще с середины января: "Мы готовились морально, поскольку было ясно, что появление первого зараженного - это лишь вопрос времени. Мы продумали и то, как вести себя в этой ситуации, но… Мы не учли политиков".

Бывший руководитель по связям с общественностью, человек, обученный заниматься стратегической коммуникацией, считает, что именно этот день стал первой главой последовавшего за ним информационного хаоса: "Министр социальных дел Танель Кийк хотел первым сообщить Эстонии в утренней телепередаче Terevisioon о выявлении первого зараженного. Поскольку возникновение коммуникационного хаоса в таком случае неизбежно, мы пытались предостеречь его от этого шага, но тщетно".

В восемь утра у министра собралось совещание, однако первостепенным на тот момент было выявление всех пассажиров автобуса, рядом с которыми зараженный студент добирался до Таллинна. "В тот момент у нашего Пыхьяского регионального отделения не было информации ни о самом автобусе, ни даже об автобусной фирме. Позже выяснилось, что на момент утреннего совещания автобус уже ехал в Петербург", - вспоминает Саар.

Выступление министра с громкой новостью подняло волну журналистских запросов: "Потом эта картина из раза в раз повторялась в течение нескольких месяцев: я сижу на крайне важном совещании и не могу отвечать на телефонные звонки, а работавший тогда советником по СМИ человек занимается лавиной вопросов от журналистов и социальными сетями. И, конечно же, у нас нет нужной информации, поскольку отдел по связям с общественностью часто получал информацию в последнюю очередь".

В тот же день в 11 часов провели первую пресс-конференцию. Много ли на тот момент могли сказать представители департамента уже основательно разогретой общественности? "У нас была лишь обрывочная информация: мы знали, сколько билетов было продано на тот автобус, но, как выяснилось позже, эта цифра не отвечала реальному количеству людей в салоне: кто-то из пассажиров не успел на автобус, а кто-то для удобства купил билет и на соседнее место, чтобы устроить на нем свой багаж".

Пресс-конференция Департамента здоровья и Министерства социальных дел 27 февраля 2020 года. ФОТО: Madis Veltman

Вся эта неразбериха, как считает Симмо Саар, позже и стала причиной недоверия к официальной информации. Он рассказал, как создавались всевозможные WhatsApp-группы, но их, как считает Саар, больше использовали для болтовни: "Я своими глазами видел, как хваленый государственный аппарат погрузился в хаос. Показательные учения, которые всегда заканчивались успешно, ничему нас не научили: уровень руководства развалился - министр иностранных дел и МИД без согласования с другими членами правительства солировали в интернете, премьер-министр обходил отчеты ситуативных центров и требовал информацию напрямую у служащих Департамента здоровья. Формально решением кризиса занимался кризисный штаб Департамента здоровья, но в действительности мы разинув рты смотрели пресс-конференции правительства, поскольку объявленные там решения становились для нас сюрпризом".

И все же первого пациента сегодня можно считать одним из самых удачных примеров работы с непонятным вирусом. Он сам сообщил о подозрении заражения: никуда не бегал, нигде не прятался. Во время поездки постарался не распространять заразу вокруг себя. На автовокзале его встретила бригада скорой помощи, которая сразу доставила его в больницу. Доктор Неле Расманн рассказала, что пациента практически здоровым выписали из больницы 12 марта. Симмо Саар добавил, что цепочка распространения в этом конкретном случае была прервана сразу: "Принятые в отношении первого пациента профилактические меры привели к тому, что история этой болезни завершилась сразу. Больше никто не заразился".

Война продолжается

Можно ли вешать всех собак на правительство годичной давности? Как мы помним, неразбериха первых дней коснулась практически всех стран мира. Врачам, изучавшим подступающего к стране врага, показывались видеозаписи из больниц Китая, а позже - Италии. Тот ужас, с которым столкнулась солнечная средиземноморская страна, в определенной степени дисциплинировала и нас, свободолюбивых прибалтов. Итальянские медики показывали переполненные коридоры больниц с задыхающимися пациентами.

Больше всего от коронавируса пострадал итальянский регион Ломбардия.  ФОТО: Matteo Biatta/Sintesi/SIPA/Matteo Biatta/Sintesi/SIPA

Умирали и сами медицинские работники, поскольку не было ясно, насколько серьезно нужно себя защищать, не было и самих средств индивидуальной защиты. Маски, халаты, перчатки, дезинфицирующие средства моментально стали огромным дефицитом. А дефицит порождает спекуляцию. На кризисах, катастрофах и войнах кто-то всегда теряет, а кто-то обогащается.

Уже через две недели после появления первого эстонского пациента правительству Юри Ратаса пришлось ввести в стране чрезвычайное положение.

Министр социальных дел Танель Кийк. ФОТО: Tairo Lutter

Министр социальных дел Танель Кийк, вспоминая первую волну, говорит, что этот год основательно проверил на прочность наши систему здравоохранения, общество, межличностные и международные отношения: "Чрезвычайное положение закончилось 17 мая, но кризис со своими подъемами и спадами продолжается до сих пор".

С весны 2020 года система социальных дел и здравоохранения занимается выявлением зараженных и их близких контактов, лечением ковидных пациентов, обеспечением готовности медицинских учреждений, закупкой средств индивидуальной защиты и лекарств, а также повышением осведомленности среди населения.

"Жители Эстонии чудесным образом смогли адаптироваться к чрезвычайному положению, а в обществе, несмотря на тяжелые и непонятные времена, царило единодушие в борьбе за единые цели, - считает Танель Кийк. - Ученики перешли на удаленное и домашнее обучение, а домашние офисы стали новой нормальностью. Культуру и услуги в большей степени мы теперь получаем через мониторы компьютеров, а бабушки и дедушки научились читать сказки внукам посредством видеозвонков". Так этот год переживает общество.

Коронавирус в Эстонии

  • Проведено анализов - 946 144
  • Первичный положительный результат - 67 739
  • По состоянию на 2 марта выздоровели - 50 351
  • Закрыто больничных случаев - 3660 (у 3518 человек)
  • Умерли - 605

Источник: Департамент здоровья

Правительству же нужно было заниматься экономическим влиянием этого кризиса. Именно поэтому, напомнил министр социальных дел, был принят дополнительный бюджет 2020 года и созданы возможности государственного бюджета 2021 года: "Мы старались поддержать здравоохранение, социальную сферу, местные самоуправления. В сферу здоровья на период 2020-2024 годов мы направили дополнительно более 700 миллионов евро, к которым должны добавиться запланированные при поддержке ЕС инвестиции. Компенсация заработной платы весной 2020 года помогла 17 000 предпринимателям и 137 000 работникам на сумму в 250 миллионов евро. Были приняты и принципиальные решения для поддержки потерявших работу людей: повышены пособие по безработице и компенсация по страхованию от безработицы".

Кийк признал, что если с первой волной Эстония благодаря ответственности людей, самоотдаче медицинских работников, ученых, общественного и частного секторов удалось справиться с малыми потерями, вторая волна оказалась более длительной и суровой. Министр здравоохранения и труда вспоминает, что в первую волну ждали лета. Светом в конце нынешнего туннеля должна стать вакцинация. В конце прошлого года лицензию на использование в ЕС получила первая вакцина, - Pfizer/BioNTech - первые дозы которой прибыли в Эстонию 26 декабря: "Однако темпы вакцинации из-за сложностей с поставкой не такие быстрые, как мы хотели, но количество вакцинированных увеличивалось в течение шести недель, и Эстония занимает среднее место в странах ЕС. Причем, по крайней мере, первую дозу у нас уже получило больше людей, чем нам известно о зараженных за все время пандемии".

В Эстонию первая партия вакцины прибыла 26 декабря 2020 года. ФОТО: Raigo Pajula

Кийк признает, что люди очень устали от вируса и вводимых для ограничения его распространения мер: "К сожалению, кризис усложнил учебный процесс детей, значительно увеличилось число безработных, и многие отрасли экономики оказались в сложном положении. Мы потеряли много людей, каждый из них стал невосполнимой утратой, и нам еще предстоит научиться жить с этой болью. Но для предотвращения еще более тяжелых последствий в ближайшие месяцы Эстонии придется продолжить использовать все необходимые меры по предотвращению распространения вируса, и каждому из нас нужно сделать ответственный выбор. Я знаю, мы это сможем".

Депутат парламента Мария Юферева-Скуратовски. ФОТО: Tairo Lutter

Юферева-Скуратовски: как снизить градус ненависти?

К сожалению, минувший год в условиях коронакризиса обнажил в обществе серьезные проблемы, которые в первую очередь связаны с душевным здоровьем и различным восприятием реальности. Я считаю, что в нашем обществе в целом не хватает солидарности, разделенной ответственности и способности адекватно реагировать на кризисную ситуацию.

СМИ регулярно публикуют статистику новых заражений, смертей, медики и политики обращаются к людям с просьбами сократить контакты, пользоваться масками и сохранять социальную дистанцию в общественных местах. Несмотря на всю информацию, число отрицателей самого вируса и мер предосторожности не уменьшается, а их голоса порой слышны лучше, чем голоса экспертов.

Я считаю, мы не должны обвинять людей в том, что они не ведут себя и не думают так, как правительство от них ожидает. Думаю, мы должны задать себе вопрос: может, где-то была допущена ошибка в коммуникации? Почему люди не доверяют профессионалам, а доверяют «экспертам» из социальных сетей? Почему в нашем обществе во время кризиса повысился градус ненависти, неприятия чужого мнения и агрессии? К сожалению, русскоязычное население оказалось более недоверчивым к официальным сообщениям, предостережениям и рекомендациям. Именно русские Эстонии в большей степени не доверяют вакцинации и не верят в пользу ношения маски. Возможно, это произошло потому, что люди долгие годы не ощущали, что их мнение важно и нужно, и сейчас при помощи деструктивного поведения они пытаются сказать, что только вместе и сообща можно решить эту проблему.

Люди устали от ограничений и запретов, а полумеры, к сожалению, не улучшают ситуацию. Я думаю, что самое правильное, что может сделать сейчас правительство – закупить в срочном порядке, пусть по дорогой цене, вакцины, которые пользуются доверием у населения (в том числе российскую вакцину) и дать возможность сделать прививку тем препаратом, которому люди больше доверяют. И чем быстрее мы это сделаем, тем быстрее сможем начать восстановление экономики, системы образования и всех остальных сфер жизни. Я желаю всем сил пережить этот тяжелый период.