Жертвы второго сорта. Женское насилие над мужчинами, о котором не говорят

Иллюстративное фото ФОТО: nevodka/Shutterstock

Если мы узнаем, что мужчина ударил женщину, наша реакция однозначно осуждающая. Если женщина была жестока к мужчине, реакция противоположная - "тряпка", "довел". Таким образом, выводы взаимоисключающие: в насилии мужчины над женщиной виноват мужчина и в насилии женщины над мужчиной виновен мужчина. Мужчина - жертва домашнего насилия - до сих пор тема, о которой почти не говорят, в основном потому, что мужчины скрывают факт насилия.

Насилие в семье. Первое, что приходит на ум, когда слышишь это - отец бьет ребенка или издевается над женой. Это подтверждает и поисковик Google, который на словосочетание "насилие над мужчинами" реагирует кучей руководств, исследований и статей на тему насилия над женщинами: "Он унижал и презирал", "Бьет - значит любит", "Письмо жестокому мужчине" и так далее. Для разнообразия - в "Придумано ли что-то эффективнее насилия?" Виестурса Рудзитиса о женском насилии над мужчинами почти ничего не говорится. 

В Латвии это не проблема? 

2

Поиск информации на английском и русском языках дал понять, что женское насилие - актуальная проблема и изучается с 70-х годов XX века. На Западе и даже в России действуют телефоны доверия и кризисные центры. 

Если взглянуть на статистику, жертв-мужчин в сравнении с женщинами действительно значительно меньше. Исследования стран Европы показывают, что мужчины составляют треть от всех жертв насилия. И в Латвии среди пострадавших от насилия в семье мужчин, попавших в стационар, примерно треть. Хотя Министерство благосостояния в своих сообщениях акцентирует внимание на том, что в целом мужчин, страдающих от насилия в семье, больше, однако доля женщин, страдающих от насилия в семье, значительно выше. Схожая ситуация и в других странах. В Германии в 2019 году 81% жертв домашнего насилия составляли женщины, 19% - мужчины. В России около 14% мужчин становились жертвами домашнего насилия. Среди убитых на почве бытовых конфликтов у восточных соседей - большая часть мужчины. Однако если в поле зрения полиции чаще попадают жертвы физического насилия, то в психологии насилие трактуется шире, включая и эмоциональное и экономическое насилие. В 2019 году лишь 19 мужчин, пострадавших от насилия, получили в Латвии оплачиваемые государством услуги социальной реабилитации, 13 из них пострадали от эмоционального насилия. В то же время ту же самую услугу использовали более 400 женщин, половина случаев была связана с эмоциональным насилием. 

Молчат и страдают

Специалисты указывают, что настоящая картина могла бы быть иной, если бы мужчины не молчали и не скрывали факты насилия. Молчание жертв неудивительно, принимая во внимание, что мировой опыт свидетельствует: правоохранительные органы рассматривают мужчин как жертв второго сорта. Сами мужчины избегают обращения в официальные учреждения, считая, что статус жертвы насилия постыден, и ориентируясь на то, что мужчине нужно решать свои проблемы самому. 

"Если о насилии над женщиной говорится много и широко, насилие над мужчинами остается скрытым. Об этом мы узнаем из статистики Службы неотложной медицинской помощи и криминальных сводок, если из-за травмы мужчина попал в больницу. Если травмы недраматичны, мужчины о них умалчивают, - говорит сексолог Артур Шульц. - Мужчины молчат о насилии, поскольку это стигматизирует их". 

В более широком смысле мужчины всегда были более подвержены насилию, чем женщины. Мужчины дерутся на улицах, получают по голове в переулке, а если попадают в тюрьму - их унижают и, возможно, даже насилуют. Мужчин призывают в армию, где сослуживцы иногда также их унижают и бьют. Мужчины чаще всего являются теми, кто участвует в военных действиях. Но в этих случаях насилие по отношению к ним совершают другие мужчины. 

А как с женщинами - женами, партнершами и матерями? Они мягкие, пушистые, с чистыми помыслами, беспомощные и хрупкие, как фарфоровые вазы? 

2

Нет, они могут манипулировать, шантажировать, требовать, унижать, игнорировать, бить посуду, выбивать двери, кричать, да еще и драться. 

Женщина, которая бьет 

Женщины не только становятся жертвами насилия, но и сами используют насилие. Исследования в разных странах показывают гендерную симметрию насильственных преступлений между женщинами и мужчинами. Одна из первых работ, посвященных насилию в семье, источник которого женщина - это исследование Сьюзанн Штейнметз (Suzanne K. Steinmetz) в конце 70-х The Battered Husband Syndrome. В нем рассматриваются вопросы, связанные с насмешками общества относительно мужчины-жертвы и проблем скрытой виктимизации мужчины в семье. Позже социологи Мюррей Штраус (Murray Straus) и Ричард Геллес (Richard Gelles) провели исследование, которое подтвердило, что женское физическое насилие в семье такое же, как и мужское, даже сильнее. В своей публикации Штраус подчеркивает, что без осознания проблемы эффективные профилактические меры по снижению уровня домашнего насилия будут невозможны. Он пришел к выводу, что насилие в семье - не односторонний процесс, а результат сложной динамики женской и мужской активной деятельности.

В конце 90-х социологи выделили два типа насилия в семье - "обычное насилие" (common couple violence) и "патриархальный терроризм" (patriarchal terrorism). Второй вид насилия - это наиболее тяжелые формы, и его жертвами становятся женщины. В свою очередь, в обычных случаях насилия, которые характерны части семей, женщины и мужчины одинаково инициируют и реализуют относительно легкие формы насилия. 

Исследование департамента юстиции США на рубеже веков свидетельствует, что женщины в 2,5 раза чаще используют нож как инструмент насилия и в бытовых конфликтах мужчины в два раза чаще получали травмы ножом или тяжелыми предметами.

В качестве мотивов женщин упоминается: насилие, пережитое в детстве, выгодный момент для мести (муж пьян или спит), насилие как способ справиться со стрессом, депрессия, антисоциальные черты личности, неспособность совладать с эмоциями, желание доминировать, ревность, социальная изоляция, конфликты с партнером. Большая часть случаев, когда женщина применяет физическую агрессию к мужчине, происходит на фоне общего употребления алкоголя. Если в целом женщинам не свойственно решать проблемы с помощью физической силы, то во всем, что затрагивает эмоциональную сферу, распределение сил пропорционально противоположное.

Из ниоткуда ничего не берется

"В контексте насилия мы обычно говорим о насилии над женщиной. Эмоциональное насилие над мужчиной со стороны женщины почти что неосознанно. Однако есть выражение - "виноваты всегда оба", - рассказывает Артур Шульц. - Насилие всегда серийно, и у него более широкий характер. Если мы говорим о насилии партнера над женщиной, нужно рассмотреть картину в целом - причинные связи, события, которые были вначале, - поскольку нередко в насильственных отношениях мучитель и жертва меняются ролями". Шульц поясняет, что взаимодействие в проблемных отношениях характеризуется так называемым треугольником Карпмана, что означает условную ролевую игру с тремя персонажами - жертвой, преследователем и спасителем или контролером. Самое главное, что роли могут меняться и все три могут исполняться одним человеком. Жертва может превратиться в преследователя, после этого - в спасителя, а затем вернуться в позицию жертвы и, наконец, опуститься до роли преследователя. Кроме того, эти роли могут меняться в течение нескольких минут. Термин "треугольник Карпмана" возник в 1968 году, когда классик трансактного анализа Стефан Карпман указал на бессознательную довольно распространенную "игру" в человеческих отношениях.

Наиболее примитивно это демонстрируют реалити-шоу и сериалы, в которых показывают отношения людей, но на самом деле такая схема наблюдается ежедневно на расстоянии шага.

2

В манипулятивной игре могут участвовать два человека или целая группа людей, иногда ролевая игра замаскирована, иногда человек играет ее во внутреннем диалоге.

"Роль жертвы выгодна, ее сопровождает сострадание общества, поддержка различных организаций и страны. У жертвы большие возможности манипулировать, потому этот статус сладок и приятен. Есть женщины (и мужчины), которые неосознанно ищут жестокого партнера.

Если поблизости будет 97 нормальных мужчин, а трое - со склонностями к насилию, женщина с мазохистским характером выберет одного из этих троих.

2

Жертва часто воспроизводит насилие, т. е. роли жертвы и обидчика дополняют друг друга. Проблема в том, что насилие рассматривается в одном измерении, о нем не говорится как о системе. Почему мужчина стал жестоким? Может быть, женщина - патологический контролер? Я не оправдываю ни один вид насилия, но важно понимать, как оно образовалось, потому что из ниоткуда ничего не берется.

Женщины более склонны прислушиваться к своим эмоциям и за помощью обращаются своевременно. Мужчины же, напротив, предпочитают не обращать внимания на агрессию со стороны партнерши. В результате человек, пытаясь избежать конфликта, рискует опуститься до того предела, когда полностью потеряет свою территорию. Постоянное отступление может обернуться  неожиданным для самого человека "взрывом", во время которого пострадает нападающая сторона, то есть "хрупкая" женщина.

Когда агрессор - это мать 

Мать желает сыну лишь хорошего и вообще "святая". Это стереотипы, которые не принято ставить под сомнение. Однако агрессором может быть самый близкий человек - мать, которая не может отпустить взрослого сына и, демонстрируя чрезмерную заботу, продолжает контролировать, ограничивать, унижать и высмеивать. Это форма насилия, которую жертве трудно распознать, и чаще всего человек обращается к психологу с другими жалобами, пока потихоньку во время терапии не раскрывается насилие матери. 

Если в семейных отношениях есть унижения, эмоциональные оскорбления, то эта модель, скорее всего, образуется из опыта, полученного им или ею в прошлом. Если мужчина остается в насильственных отношениях, значит, он что-то извлекает из этой ситуации. Возможно, чувство страдания и беспомощности у мужчины сопровождается приятными эмоциями, которые он испытывал в детстве, когда мать унижала его, но при этом заботилась о нем, одевала и кормила. В любом случае насилие в семье невозможно без внутреннего, пусть даже неосознанного, согласия жертвы. Чтобы человек был подвержен насилию, он должен внутренне "подписаться" на это.

Агрессия со стороны женщины может являться попыткой быть "наполненной", освежить отношения и, возможно, вообще что-то почувствовать. Возможно, другим образом она в этих отношениях не чувствует себя женщиной. 

Формой агрессии могут быть и слезы женщины: посмотри, до чего ты меня довел!

2

Слезы несут так называемое двойное послание - с одной стороны, мужчина хочет пожалеть женщину, с другой - чувствует, что это агрессия. Психологи отмечают, что в садомазохистских отношениях существует симметрия: один - агрессор, другой подыгрывает. Жертва страдает, а другая сторона личности наслаждается страданием.

Расставание не всегда выход, так как, скорее всего, в отношениях с другими женщинами мужчина будет выражать эту мазохистскую сторону по такому же сценарию - своими действиями неосознанно выводить на агрессию женщину совершенно другого характера, действовать так, чтобы другие его унижали, но реально будет от этого страдать. 

Выжженная земля

Есть еще одна форма насилия, которая остается "за кадром", говорит Артур Шульц. Это институциональное насилие, которое может быть направлено как против мужчины, так и против женщины. "Когда в семье кризисная ситуация - пара разводится - дележка детей превращается как бы в домашнюю войну. Один родитель покупает детям подарки, у другого адвокат получше, и в результате это похоже на вулкан. При разводе люди общаются друг с другом с отвращением, дают пощечины. Это плохо, но жизнь есть жизнь и люди реагируют эмоционально. Госучреждения должны понимать, что в этом случае проигрывают все: семья, общество и прежде всего - дети. Но Сиротский суд - это муниципальный орган, который вместо того, чтобы предложить конструктивное решение и взять на себя ответственность перед семьей в кризисной ситуации, занимается формализмом - делает вывод о том, что один из родителей имеет больше прав на уход за детьми, оставляя другого родителя в незаконном положении. Социальная служба тоже не работает с родителями, находящимися в процессе развода, которым была бы нужна социально-психологическая поддержка терапевтического характера.

Пока родители перетягивают одеяло каждый на себя, для ребенка в итоге со стороны одного родителя "сжигаются мосты" - у него отнимают бабушку и дедушку, братьев и сестер. 


НАВЕРХ
Back