"Эту империю ждет распад. Неизбежно". О настоящем и будущем России

"Эту империю ждет распад. Неизбежно". О настоящем и будущем России
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments

​Что движет россиянами, поддерживающими войну России в Украине, молча наблюдающими за военными преступлениями своей родины или вовсе отрицающими их? Как люди, говорящие на одном - русском - языке, кардинально разошлись в оценке этой войны? Искали ответы на эти вопросы вместе с гостями эфира "Кто вам платит?" - журналистом и радиоведущей Ксенией Лариной и петербургским историком и журналистом Максимом Кузахметовым.

Ксения Ларина долгие годы проработала на легендарном радио "Эхо Москвы", с 2017 года она не живет в России. С недавнего времени Ксения - журналист интернет-издания The Insider. Максим Кузахметов покинул Россию совсем недавно, после 24 февраля. Причиной стали угрозы со стороны органов опеки. Считает себя политическим беженцем. Сейчас находится в Риге, ищет возможности получить документы, позволяющие остаться тут или перебраться в другую страну Европы. В эфире дискуссионной передачи RUS TVNET "Кто вам платит?" поговорили с журналистами об имперском сознании россиян, о принятии любой власти и бездействии даже в нынешних обстоятельствах, возможных решениях для России и о том, как события в Украине напрямую затрагивают Латвию.

Об имперском сознании россиян

Максим Кузахметов убежден, что миллионы россиян заражены неистребимой "имперской болезнью": "Мы - империя, мы великие, а вокруг нас одни карлики. Может быть, еще можем принять за ровню Америку, да и то с ухмылочками и оговорками, с презрением. И все, больше никого равных нам нет". По его мнению, у многих это было с рождения, еще с советского имперского прошлого, но за последние 20 лет оно еще прочнее и глубже закрепилось.

Лично для Кузахметова 24 февраля стало порогом. "Вот, казалось бы, мне, петербуржцу, с детства внушали - только не война, только не война. Сколько людей умерло, нечего было есть. Лишь бы никакого катаклизма не пришло. И в моем родном городе одноклассники, родственники, соседи, знакомые [говорят]: "Так давно нам надо было эту Украину разбомбить". У меня шок. Личный шок. Казалось бы, сейчас уже пора выходить протестовать, но ничего подобного, не просто поддержка, а именно с улыбкой, восторгом", - изумлен историк. В то же время он отметил, что, несмотря на восхищение "спецоперацией", в военкомат россияне не поспешили.

Продолжая тему, Ксения Ларина вспомнила знаменитую картину Васи Ложкина "Великая прекрасная Россия": "Если вы помните - в центре красная "Великая прекрасная Россия", а дальше территории, на которых написано: хохлы, пидарасы, чуркистан, чурки, обезьяны косоглазые". Вот все, что нужно знать про общественно-коллективно бессознательное. К сожалению, оно всегда такое было.

Другое дело, что тот, кто приходит к власти, тот, кто "отвечает за базар", что называется, он либо культивирует эти настроения, поскольку сам такой же внутри, либо, наоборот, старается приучить людей не сморкаться в занавески, уважать друг друга, не плевать себе под ноги, быть человеком цивилизованным.

Что называется - уважать общечеловеческие ценности, которые во всем мире одинаковые.

И мне кажется, что абсолютно ложная посылка, которой пользуется власть, с этой посылкой они и пришли к власти, что общечеловеческие ценности - "западная фигня и лицемерие", а мы искренние и честные. Там у них Содом и Гоммора, мальчики и девочки одного пола, и всю эту пургу, которую на заре 90-х годов несли так называемые "красно-коричневые", сторонницы духовной России, дугинцы, прохановцы и прочая нечисть. Сейчас это стало легальной государственной идеологией. По конституции идеология запрещена, но мы-то знаем, что пропаганда [исходит] из Кремля, во всех речах, исторических статьях. И статья, которую Владимир Путин написал о том, что Украина - это страна имени Ленина, что это придуманное государство, что нет такой [украинской] нации, многие резюмировали, что это "окончательное решение украинского вопроса". Вот к чему мы пришли за эти годы.

Другой вопрос, что все это легло на благодатную почву. Почему-то наш народ очень падок на такие прелестные речи. 

У него [народа] туалет на улице; у него нет горячей воды, он ее греет. У него нет ни жрать, ни пить; зарплата три копейки, про пенсии уже не говорю. Все покосилось, ни дорог, ничего. При этом говорят, что "мы великие, не то что вы".

Сколько можно на этом продержаться? Долго, долго. Вот 70 лет держались".

Почему россияне не выступают против власти

Россия напала на Украина, гибнут мирные люди, есть огромное количество фото- и видеосвидетельств, что после себя оставляет русский солдат, мир скорбит, при этом россияне делают вид, словно ничего этого не происходит. Как так получилось, что стало с населением страны, которому с детства говорили "лишь бы не было войны"? Ларина на это заметила, что представление о том, что в перестроечное время россияне были другими - миф: "Думаю, это наше либеральное прекраснодушие. Все равно мы - меньшинство, подавляющее меньшинство, но отборное, которое пытается противостоять машине пропаганды. Ведь в 91-м году, в августе, вся страна ждала, чем кончится, кто победит. Только крупные города выходили на защиту демократии, а Россия сидела, наблюдала по телевизору".

Кузахметов согласен, что такая апатия доминирующей части населения России присутствовала давно: "Ладно, сейчас выйти страшно - изобьют с гарантией. Но даже 10 лет назад на разрешенную акцию, куда можно было прийти и ничего не будет, при этом собиралась акция на 3000 человек.

Подавляющее большинство людей наблюдали наверняка с глумливой улыбочкой и говорили: "Ну что, что-то получилось? Сколько вам заплатили?".

Полицейские - сытые, наглые морды - вот тоже отрицательный отбор. Кто там работает? Садисты. Они совершенно искренне считают, что это все Госдеп, все проплачено, везде враги, говорят, "странно, что вас еще не расстреливают, это Путин добрый".

О внешнем управлении России как решении 

Единственным возможным решением спасти Россию Кузахметов считает внешнее управление: "Простите за любовь к цензуре. Спасением для родного отечества может быть только внешнее управление. Свободные выборы, и они опять себе выберут деспота, диктатора.

Даже если Путин умрет, целое поколение выросло, у которого руки в крови. Они ждут не дождутся прихода к власти, чтобы устроить полноценную диктатуру.

Зачем нам с Западом заигрывать? Выборы эти дурацкие и глупые. Венчаться на царство и все".

С ним не согласна Ксения Ларина, которая отказывается в это верить: "Несмотря на то, что я чувствую к этой власти, к этому двадцатилетию, которое они прожили под руководством Владимира Путина, то есть ничего, кроме презрения и омерзения, но все равно я считаю себя человеком, способным на самостоятельные решения. Наверно, это должен быть долгий путь".

Говорить ли со второй стороной?

Стоит ли в условиях войны давать эфир, площадку в СМИ стороне, поддерживающей объявленную Россией "спецоперацию" в Украине? Например, блогеру Дмитрию Пучкову, широко известному как Гоблин? На такой вопрос Ларина ответила отрицательно: "Я с Гоблином не знакома, вообще не знаю, что это за персонаж. Но я могу сказать, что у меня есть свой гоблин. 

У каждого должен быть свой гоблин. У меня свой гоблин, которого зовут Дмитрий Певцов.

Мы с ним учились на одном курсе, и какую-то часть жизни мы провели вместе. И сейчас то, что этот человек декларирует, что говорит, к чему призывает, для меня проявление человеконенавистнической идеологии и абсолютного фашизма, только уже русского. В одной семье проходит линия фронта, люди разрывают отношения с близкими, какие там друзья, это все цветочки... Сейчас вижу, как разрываются русско-украинские семьи, которые живут в России и питаются телевизионными миазмами, а другие сидят под бомбами и говорят: "За что вы нас так?".

Две разные морали, то, что считает условный Гоблин моральным, для меня это не другая мораль, это сторона ада. Поэтому я считаю, что надо брезговать другой стороной, она приносит чуму, она разрушает людей, она разрушает вас, когда вы разговариваете с ними и пытаетесь понять их аргументацию, когда вы даете им право оставаться приличным человеком".

Украина как спасительница Латвии

Отдельно Кузахметов призвал поговорить о Латвии, он убежден, что спасение всех сейчас - это Украина: "Она защищает в том числе и Латвию, которая, совершенно очевидно, была бы следующей целью Путина, со всем его имперским безумием, мол, "мы же должны спасать наш русский мир в Даугавпилсе". Под предлогом, без предлога, без провокации, с прямым вторжением или вторжением через Беларусь.

Если ты не хочешь, чтобы тебя разбомбили, превратили Даугавпилс в Мариуполь, как бы ты ни обожал бы Путина, спасайся сейчас".

При этом поведение латвийских властей в отношении памятника в парке Победы, назвавших его "небезопасным", Ксения Ларина назвала малодушием, так как при таких обстоятельствах не надо ничего камуфлировать: "Надо в открытую говорить: "Мы считаем, что этот памятник символизирует фашизм, войну и убийства. Что образ славного воина советской армии, освободителя сегодня дискредитирован до фашистского состояния". 

Про гибель империи

В заключении эфира Кузахметов сделал прогноз о том, что ждет Россию: "Неизбежно ждет эту империю распад. Неизбежно. Ничего ее не спасет от механического разрушения. Патриоты будут рыдать, еще пять поколений будут проклинать тех, кто это допустил, но это неизбежно. Все империи распались, как бы ни убивались люди в Вене или Стамбуле.

Последняя империя - это Россия. Людей из разных регионов [ничего не объединяет]. Что общего у меня и Рамзана Кадырова? Ничего! Просто неизбежен распад, Чечню удержали силой", - пояснил историк.

Он хотел бы дожить до этих событий. "Я не мечтаю дожить до суда над Путиным и всеми преступниками, которые его окружают. Они чудовища, просто убийцы. Но дожить до того момента, как Россия распадется и перестанет быть Империей Зла, я бы хотел. Империя - это проклятие, на самом деле тюрьма народов, в первую очередь для самих русских людей. Империя воспитывает из них роботов с рабством внутри не выдавленным", - убежден журналист.

RUS TVNET в Telegram: Cамые свежие новости Латвии и мира на русском языке!

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти