От великого комбинатора попахивает российской нефтью

От великого комбинатора попахивает российской нефтью
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments 1
Фото: Madis Veltman
  • Министерство иностранных дел Эстонии не стало извиняться, что было вполне обоснованно
  • Одному эстонскому предприятию разрешили производить "эстонскую смесь" из российских нефтепродуктов
  • По мнению главы топливного союза, сейчас это крайне неэтично

В распоряжение Postimees попали разоблачительные документы, которые показывают, кто после вступления в силу последнего пакета санкций ввозит из России в Эстонию нефтепродукты: у этого великого комбинатора, достойного Нобелевской премии по литературе, имеется официальное разрешение на производство "эстонской смеси" из российских нефтепродуктов.

"Выясните, кто фактически продолжает делать бизнес на российской нефти", – попросил Postimees пожелавший сохранить анонимность чиновник Министерства иностранных дел Эстонии. Предприниматели резко осудили сотрудников ведомства за обнародование данных 28 компаний, сообщивших о заключенных до 4 июня договорах на покупку или перепродажу российских нефтепродуктов. Соответствующее требование сопутствовало принятому 3 июня пакету санкций Европейского союза.

Поскольку чиновникам не разрешалось раскрывать информацию о том, кто, в каких количествах и какие именно нефтепродукты на самом деле покупает у России, это вызвало возмущение бизнесменов.

Журналисты принялись слишком усердно препарировать этот список. Опубликованный текст можно было понять так, будто какая-то конкретная компания ввозит из России дизель или бензин, закачивая его прямо в резервуары автозаправочных станций или судов. Изданию Delfi Ärileht пришлось оправдываться: "Одно из самых ценных предприятий Эстонии Tallink не купило у России во время войны ни капли топлива, а топливная фирма Alexela не продает на своих заправочных станциях топливо страны-агрессора". Но, как всегда, дьявол кроется в деталях.

Министерство не стало извиняться за публикацию списка. Как показывают данные российских таможенных деклараций, оказавшихся в распоряжении Postimees, на то и не было причин. Выяснилось также, что некоторые бизнесмены, рьяно требовавшие извинений, любезно предоставляют свои терминалы для смешивания нефтепродуктов. Если все правильно сделать, то на выходе можно получить бензин и дизель "европейского производства", или так называемую эстонскую смесь.

Топливные фирмы хотели развеять сомнения

Дабы развеять сомнения касательно попадания российского топлива на рынок Эстонии, а точнее – на заправки, Топливный союз Эстонии, объединяющий эстонских продавцов топлива, первым потребовал от Министерства иностранных дел Эстонии публикации так называемого нефтяного списка.

Поначалу чиновники сопротивлялись, но к просьбе огласить список присоединились и журналисты. Госслужащим намекнули, что последней каплей в чаше терпения стала колонка главного редактора Postimees Прийта Хыбемяги, опубликованная 29 августа ("Кто из продавцов топлива до сих пор сидит на российской нефтяной игле?").

Ознакомившийся со списком глава Топливного союза Март Раамат не нашел в нем членов союза, то есть операторов эстонских сетей автозаправочных станций. По его признанию, это был просто бальзам на душу руководителя организации.

Однако в списке оказались предприятия Alexela Logistics AS и Alexela Bunkering AS, которые принадлежат концерну Alexela.

Чудеса риторики от Alexela

Репутационный ущерб заставил Alexela требовать извинений от министерства.

Чтобы докопаться до истины, нужно по много раз вчитываться в каждое слово пресс-релиза члена правления концерна и исполнительного директора Ханса Пайома. Это настоящий шедевр литературы.

Первое, на чем был сделан акцент, – Alexela Logistics носит новое название Nord Terminals, принадлежит международному концерну Puma Energy и служит оператором терминала, оказывая товаровладельцам услуги таможенного декларанта и складские услуги. При этом сама фирма Nord Terminals нефтепродуктами не торгует.

По словам Пайома, после 24 февраля через Nord Terminals не было задекларировано и привезено для свободного обращения на рынке Эстонии ни одной тонны автомобильного бензина, дизельного топлива и других видов топлива российского происхождения.

Предприятие Nord Terminals также не ходатайствовало и не планирует ходатайствовать у Министерства иностранных дел об исключительном праве на продолжение импорта российских нефтепродуктов. "Nord Terminals соблюдает все законы Эстонии и выполняет международные санкции, а российских клиентов у предприятия нет", – подчеркнул Пайома.

По словам члена правления Nord Terminals Аарто Эйпре, Министерству иностранных дел были переданы заключенные до начала войны договоры о переработке нефтепродуктов российского происхождения, которые можно исполнять до 5 февраля 2023 года. По его словам, предприятие не импортирует на внутренний рынок Эстонии товары российского происхождения. Такие товары проходят через Эстонию транзитом.

Это тщательно выверенная комбинация предложений, каждое из которых по отдельности при буквальном прочтении не содержит лжи. Но они создают плотную завесу, которая скрывает связь крупных собственников Alexela с российской нефтью.

Фото: данные российских таможенных деклараций

Сюрпризы таможенных деклараций

Если подытожить слова Alexela, то благодаря смене названия предприятие Nord Terminals, позиционирующее себя как "новое", нефтепродукты напрямую из России не закупает. Однако у компании имеются договоры с другими юридическими лицами, которые их закупают, пользуются "складскими услугами" Nord Terminals, а затем перепродают.

Действительно, на имя предприятия Nord Terminals, треть которого принадлежит владельцам Alexela, по таможенным декларациям, попавшим в руки Postimees, по крайней мере в июле (более поздних данных пока нет) из России нефтепродукты не поступали. Несмотря на смену названия, "Роснефть" продолжила их отправлять на имя Alexela Logistics.

Завезенный товар – это не готовое топливо и не нефтепродукты, которые можно ввозить только в порядке исключения (опять правда!): если смотреть по эстонскому таможенному коду, то с мая по июль компания Alexela Logistics завозила из России "топочный мазут", а если смотреть по описанию таможенной декларации, то дистилляты каменноугольной смолы – это маслянистое вещество, которое добавляется в состав асфальта, и при разбавлении его более легкими углеводородами оно может превратиться в топливо для грубых двигателей, например, для двигателя судна.

В июне Alexela Logistics также ввозила "топливоподобный продукт": дистиллят нефти "для прочих целей", из которого можно производить топливо. Информации о том, продолжились ли поставки из России в августе и сентябре, пока нет.

Кого касалось постановление ЕС

Руководители Alexela также были недовольны, что в список попало акционерное общество Alexela Bunkering. "С 24 февраля компания Alexela Bunkering не заключила ни одной сделки с российской стороной по закупке судового топлива, необходимого для ее основной деятельности", – заверил член правления и исполнительный директор концерна Alexela Пайома.

Связанные с Alexela компании задекларировали договоры, связанные с российской нефтью, потому что постановление ЕС о санкциях касалось транспортировки российской нефти, ее переработки, хранения и брокерской деятельности, а не только прямых закупок у России.

Государственная фирма Operail, которую тоже обеспокоило попадание в нефтяной список (поскольку она только перевозит нефтепродукты из России, а не занимается их куплей-продажей), подтвердила, что и сейчас развозит российские нефтепродукты из Нарвского пограничного пункта по эстонским предприятиям. "Мы не участвуем в процессе принятия решений, какие товары импортировать в Эстонию", – сказала руководитель по коммуникации Operail Мадикен Оя. "Еще в апреле правительство решило, что вести нефтяной бизнес с Россией нельзя, но, к сожалению, так и не сумело обеспечить выполнение своего решения. Operail выкрутилась, сославшись на выполнение договоров", – прокомментировал министр иностранных дел Урмас Рейнсалу (партия "Отечество").

Налогово-таможенный департамент (НТД) подчеркнул, что в списке не было предприятий, не связанных с российскими товарами. "Те, кто производит в Вильяндимаа зерно и продает его Rõngu Pagar, не должны декларировать что-либо у нас или в Министерстве иностранных дел", – сказал руководитель таможенного отдела НТД Ээрик Хелдна.

Солидные прибыли Alexela Bunkering

Узнав об этом, концерн Alexela был вынужден уточнить, что у Alexela Bunkering все-таки имеются договоры, касающиеся российской нефти, но заключены они не с "российской стороной", а с резидентами Эстонии или других стран-членов ЕС.

Информации о том, что предприятие покупало с февраля по апрель, у Postimees пока еще нет, но, согласно таможенным декларациям, компания Alexela Bunkering по крайней мере до конца января стабильно и в больших количествах закупала в России судовое топливо. А в мае уже нет. При этом оборот фирмы с марта по май составил 76 миллионов евро, а средняя брутто-зарплата трех сотрудников была порядка 5800 евро.

Человек, который в курсе цен на судовое топливо, сказал Postimees, что теоретически можно, например, закупить судовое топливо на заводе Neste или Orlen и бункеровать его, но тонна такого топлива обойдется как минимум на 100 евро дороже российского. "А после объявленной Путиным мобилизации эта разница, вероятно, стала еще больше", – предположил источник. Тяжело представить, чтобы в Финском заливе конкурировать с российским судовым топливом мог кто-то, кроме предприятий, напрямую связанных с Neste.

Однако таможенники заверили, что в настоящее время ни одно эстонское предприятие больше не покупает в России готовый бензин и дизельное топливо для наземных и водных транспортных средств.

Что сейчас покупает и продает Alexela Bunkering, неизвестно. Наверное, покупает у кого-то "топливоподобные продукты" и производит в цистернах Nord Terminals "эстонскую смесь", на 49 процентов состоящую из российских нефтепродуктов, а на 51 процент, скажем, из нефтепродуктов Orlen.

В юридическом смысле такое топливо превращается в европейское, а общественности можно заявить, что продажей российского топлива никто не занимается. При этом на своем сайте Nord Terminals открыто рекламирует нефтехимическую емкость "со встроенной мешалкой", которая вмещает 28 000 кубометров нефтяных продуктов. Крупный собственник Alexela Group Хейти Хяэль категорически отрицает производство "эстонской смеси" в Nord Terminals (см. интервью внизу).

Разрешение есть только у Nord Terminals

"В настоящее время это легальная деятельность. Для этого НТД выдает компании все необходимые разрешения, – прокомментировала руководитель сферы таможенных формальностей НТД Кюлли Курвитс. – Это операция по переработке (отдельная таможенная процедура), которая является основанием для определения непреференциального происхождения (то есть общего, не обеспеченного таможенными льготами – Прим. ред.), потому что смешивание разных товаров само по себе не дает непреференциального происхождения". Помимо самой операции важна доля товара из третьей страны в конечном продукте (менее 50 процентов). По словам Курвитс, разрешения в таможенной сфере касаются только одного предприятия – Nord Terminals – из-за их услуги по смешиванию.

Проанализировав данные деклараций Alexela Logistics о ввезенных продуктах, Курвитс сказала, что их можно использовать при замешивании разных видов топлива. "Вот некоторые примеры, какие продукты разрешено использовать при смешивании топлива: 2706, 2713, 2902, 2905, 2909, 3811, 3814, 3826, 3904 и так далее", – зачитала она. Услуги по смешиванию нефтепродуктов предлагают еще несколько предприятий, но у них нет разрешения на производство "эстонской смеси".

Исполнительный директор Топливного союза Март Раамат сказал, что если судить по показателям экспорта, то складывается впечатление, будто топливо идет на экспорт, в основном в качестве судового топлива, и выразил убежденность в том, что на эстонские заправки топливо, произведенное из российской нефти, не попадает.

"Глядя на внешнеторговую статистику, очень интересно наблюдать за большими объемами экспорта "эстонских" нефтепродуктов, учитывая, что у нашей страны нет никаких возможностей производить топливо, – отметил Раамат. – Я не знаю, что с ними происходит в терминале, вследствие чего они окрашиваются в цвета эстонского флага". А услышав, что речь может идти о производстве "эстонской смеси", Раамат заявил: "Сейчас это абсолютно неэтично!".

Бесхребетные эстонские политики не в состоянии остановить нефтяной вал

Ээрик Хедна.
Ээрик Хедна. Фото: Tairo Lutter

"Эмбарго России! Тотальное эмбарго! – взволнованно восклицает руководитель таможенного отдела Налогово-таможенного департамента Ээрик Хелдна (на фото), говоря о санкционной мягкотелости Европейского союза. Миллионы тонн российской нефти продолжают поступать через Эстонию, и часть этого потока оседает и здесь. – Мы ежедневно подкармливаем агрессора!".

Руководитель таможни, в прошлом полицейский, встревожен известием, что более половины дохода от нефти и газа государство-агрессор получает от Европейского союза. По данным газеты Postimees от 6 сентября 2022 года, за первые шесть месяцев войны в Украине Россия заработала на экспорте ископаемого топлива 158 миллиардов евро.

"В полной ли мере работают санкции в отношении топлива и энергоносителей? К сожалению, нет! – возмущается Хелдна. – Хребет надо иметь! Если государство – я говорю обо всех 27 странах-членах ЕС – руководствуется моральными принципами, то Европейский союз должен твердо стоять на своем: да, мы будем замерзать, да, некоторым нашим предприятиям предстоит обанкротиться, да, наша экономика пострадает – мы все это учли, но мы пойдем до конца. А пока этого нет… Упрекать то или иное предприятие – это лицемерие!".

"Какие бы моральные трудности нас ни одолевали, когда настает переходный период, то определенные меры, к сожалению, допустимы", – добавляет Хелдна.

Он полагает, что Эстония сама могла бы ограничить ввоз нефти, как она это сделала год назад, запретив ввоз легендарного ароматизированного масла 2707 из Беларуси. Тогда маленькая Эстония сформировала санкционную политику всего Европейского союза. Это был один из немногих решительных поступков, когда Эстония в одностороннем порядке ввела внутригосударственную санкцию. Оказывается, и так можно было! А потом к этому присоединилась и вся Европейская комиссия.

Критикует сложившуюся ситуацию и исполнительный директор Топливного союза Март Раамат: "Неожиданно государство без согласования с ЕС прекратило поставки газа из России. Это был верный шаг, но почему такой же запрет не коснулся нефтепродуктов? Весной, когда СМИ заговорили даже об увеличении транзита нефти через Эстонию, государство внезапно сослалось на ожидаемые от Евросоюза общие санкции. Почему для одних видовтоплива дожидаются общего одобрения, а другие можно запретить в одностороннем порядке?".

Нынешняя неопределенность в отношении российской нефти тревожит и Топливный союз Эстонии. Часть входящих в него предприятий из этических соображений прекратила всякие связи с Россией, другие же, наоборот, стригут барыши за счет первых.

А ведь государство могло бы легко остановить железнодорожный транзит нефти. Для этого достаточно одного распоряжения государственной фирме Eesti Raudtee и другому государственному предприятию – Operail, которое тоже занимается перевозкой нефти от пограничного пункта в Нарве.

Мажоритарный собственник предприятия Alexela об изготовлении "эстонской смеси"

Мажоритарный собственник Alexela Хейти Хяэль утверждает, что бизнес связанных с ним предприятий по перевозке российских нефтепродуктов и газа – это полный транзит за границу, что пока разрешено законом.

Хейти Хяэль.
Хейти Хяэль. Фото: Raul Mee

– Помнится, Eesti Päevaleht писала гадости, что вы ввозите топливо из России.

– Какие такие гадости? Они просто ошиблись.

– Вы утверждаете, что ваше предприятие с начала войны в Украине не торгует топливом из России.

– Мы утверждали, что не заключали новые договоры после того, как началаcь война.

– То есть ввоз топлива продолжается по старым договорам?

– Мы ничего не импортировали в Эстонию и по старым договорам.

– Речь идет об автомобильном и судовом топливе, а также о газе?

– Речь также идет о мазуте. Мы говорим о транзитной деятельности через терминалы Силламяэ и Палдиски. И у этого транзита никакой связи с эстонским рынком.

– Но транзитная деятельность продолжается?

– Транзитная деятельность, конечно, продолжается, потому что договоры были заключены на этот год до начала войны и до конца этого года действуют в полном объеме. Эти действия не попадают под санкции ЕС в отношении России.

– Но вы утверждаете, что из перевезенного через порты Силламяэ и Палдиски на эстонский рынок...

– ...не импортировано ни одной тонны.

– Газ LPG на заправках Alexela очень дешевый. Это не тот газ?

– Этот газ из Казахстана.

– Выходит, ввоз российского газа вашими предприятиями происходит, но вы говорите, что все это идет через Эстонию дальше.

– Таможенная статистика в этом отношении, если можно так выразиться, немного необъективна. В таможенной статистике есть разные процессы. Если товар страны третьего мира попадает на таможенные склады на территории ЕС, они показывают, что якобы товар ввезен на территорию ЕС. Это так и есть. Но когда товар уходит со склада, выясняется, что это как бы экспорт и в действительности этот товар не попал в свободное обращение здесь, в этой стране. И его тут не облагают налогом.

– Куда идет товар из бункеров в Силламяэ и Палдиски?

– Как правило, не в Европу.

– Но он все равно может пойти в Финляндию или в Латвию?

– Я бы осмелился исключать такой вариант. Я не могу много рассказывать о движении товара своих клиентов, но полностью исключаю Финляндию и Латвию. Большинство судовых документов на самом деле оформляется так, что, хотя корабль и плывет в Амстердам или Роттердам, его конечная цель нам по большей части неизвестна.

– Поэтому, как я понял, судно может на самом деле и просто повернуть обратно в Эстонию.

– Я почти осмелюсь исключить такой вариант. Теоретически, по документам, конечно, не может. Но и в практической жизни я такого не встречал.

– Ввезенный из России сжиженный газ идет дальше?

– Да, его отправляют из Палдиски дальше.

– Откуда берется автомобильное топливо на ваших заправках в Эстонии?

– С завода Orlen в литовском городе Мажейкяй. Оно приходит оттуда уже 10–15 лет.

– Где Orlen закупает свое сырье?

– Я не могу ответить на этот вопрос. Публично они заявляют, что в России больше не покупают. Но это интернет-источники, поэтому утверждать что-либо конкретно я не могу.

– Что такое "эстонская смесь", изготовляет ли ее Nord Terminals?

– Эстонская смесь? Что такое "эстонская смесь"?

– Мы слышали утверждения, что "эстонская смесь" – это смесь топлива из России с топливом под сертификатом ЕС. То есть у него эстонский сертификат.

– Нет! Нет! Нет! Never ever. Я впервые слышу что-то подобное. Читал о Latvian blend, а об "эстонской смеси" слышу впервые.

– У вас длинный список перевозимых товаров. Когда они проходят через ваш терминал, что написано у них в сертификате?

– Написана страна происхождения. С эстонским сертификатом у нас из терминала уходит только сланцевое масло. Это, я думаю, все.

– Но не происходит ли так, что вы смешиваете, и в результате...

– Нет-нет! Нет-нет!

– А где же произошло недопонимание?

– Я не могу сказать. Менять origin (происхождение – Прим. ред.) – забудьте, во времена санкций это криминально.

RUS TVNET в Telegram: Cамые свежие новости Латвии и мира на русском языке!

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх