Женщина после родов в Даугавпилсе: из роддома прямиком к психотерапевту?

Иллюстративное фото

ФОТО: Yegor Aleyev/TASS/Scanpix

Те, у кого в семье этой зимой родился малыш, вспомнили, как посещали рожениц «при советах»: счастливый папаша и другие родственники собираются под окнами роддома и знаками показывают, как рады прибавлению в семействе.

Из-за карантина по гриппу посещения женщин в роддоме запрещены. Как и ставшие популярными в последнее время семейные роды.

При этом внутри роддома все отнюдь не как «при советах». Если раньше детей забирали у мам и приносили только на кормление, то теперь новорожденные, если не находятся в инкубаторе, то постоянно находятся с мамой. Некоторым из этих мам очень пригодилась бы помощь близкого человека, особенно после кесарева сечения (по статистике, это примерно каждые 6-е роды).

Но во время карантина женщины, рожающие сами, находятся в роддоме наедине с ребенком и под присмотром медперсонала – и так до самой выписки. К тем, кому делают кесарево сечение, на одни сутки пускают близкого родственника. Потом его выписывают, и до самой выписки роженицы можно только передавать ей какие-то вещи и продукты через персонал. Личные встречи запрещены.

После естественных родов женщины находятся в роддоме, как правило, три дня. После кесарева сечения – 5-7 дней.

Одна из женщин, у которой недавно было кесарево, рассказала, как на вторые сутки после родов, когда ее родственника выписали, она лежала на кровати и не могла встать, а ребенок закричал в люльке. И она, превозмогая боль и уже подумав про себя

: «Черт с ними, с этими швами, пусть разойдутся!» – встала к новорожденному и взяла его на руки, чтобы успокоить.

Да, могла нажать на тревожную кнопку и вызвать кого-то из персонала. Но когда родственника выписывали, кто-то из людей в белых халатах бросил такую фразу, мол: «Ну все, ты теперь сама». Женщина и пыталась сама как могла, лишний раз не тревожа сотрудников роддома.

В итоге после выписки она нуждалась даже не в отдыхе или помощи с ребенком, а в сеансе психотерапии. Недостаток общения, послеоперационная боль, невозможность побыть с близкими и привыкание к малышу изрядно расшатали ее психику за эту неделю, проведенную в роддоме.

При этом родственники рожениц, обращающиеся в газету «СейЧас» во время карантина, указывают: «Сотрудники роддома ведь тоже не в вакууме живут! Ходят по улицам, ездят в трамваях. Они тоже могут принести вирус гриппа в отделение. Было бы справедливо ограничить посещения во время карантина, но не запрещать их вовсе.

Хотя бы папу ребенка или другого одного близкого человека могли бы пускать к роженице».

Кроме того, роженицы высказывают недовольство тем, что, когда они уходят из палаты на рентген легких или другие процедуры, медперсонал просит их просто оставить открытыми дверь в палату. Если ребенок закричит – к нему подойдут. Мамочки беспокоятся, ведь если с новорожденным что-то произойдет, он необязательно закричит.

А когда новорожденным делают прививку от туберкулеза (БЦЖ), мам, наоборот, просят выйти из процедурного кабинета. Одни молча подчиняются заведенному порядку, в то время как другие интересуются, насколько это правомерно. Некоторые дети во время прививки сильно кричат. Возможно, будь мама рядом, они переносили бы эту процедуру спокойнее.

Газета «СейЧас» обратилась в Министерство здравоохранения за комментариями таких ограничений и правил в даугавпилсском роддоме. Чиновники посоветовали всем недовольным действующим порядком писать заявления в Инспекцию здравоохранения (Veselības inspekcija; www.vi.gov.lv). Тогда, мол, специалисты и разберутся.

Тогда газета попросила руководство больницы обосновать эти ограничения, а также поинтересовалась опытом других роддомов Латвии. Представляем читателям полученные комментарии...

ПОЗИЦИЯ НАШЕЙ БОЛЬНИЦЫ

Ивета Лиепа, директор качества здравоохранения Даугавпилсской региональной больницы:

«Ограничения, введенные в нашей больнице во время карантина по гриппу, оправданны и отвечают в первую очередь интересам самой роженицы. Грипп – это не шутки. Самая высокая смертность от гриппа наблюдается среди беременных женщин (поэтому их особенно призывают вакцинироваться от гриппа), затем – среди новорожденных и младенцев. А третья группа риска – это престарелые люди с хроническими заболеваниями.

За последние пять лет в Латвии от вызванной гриппом пневмонии умерло несколько женщин. Если бы люди, отстаивающие право на семейные роды во время карантина, хоть раз увидели эту страшную картину, они сразу бы изменили свое мнение.

Если другие стационары Латвии нарушают карантин, я не могу сказать, что это похвально. Кроме того, это всего лишь предположение, нельзя забывать о том, что семейные роды почти всегда влекут за собой платные палаты. А это дополнительный доход для больниц. Возможно, в этом и причины приветствия партнерских родов, невзирая на карантин. Кстати, в нашей больнице стоимость платных палат в роддоме одна из самых низких в Латвии.

Когда нет карантина, мы позволяем одному сопровождающему находиться рядом с родившей женщиной в течение трех суток. Во время карантина мы даем всего одни сутки – это самый важный день, когда помощь близкого действительно очень важна. Потом женщине помогает наш персонал.

Что касается оставления новорожденных без присмотра, то если плата находится прямо напротив дежурного пункта, то, возможно, люльку с ребенком не станут выкатывать, а попросят оставить дверь открытой. Если это дальняя палата, то ребенка, конечно, должны выкатить из палаты и оставить под присмотром сестры. Хотя признаю, что здесь многое зависит от человеческого фактора, и этот момент достоин дополнительного внимания с нашей стороны.

Говоря о проведении медицинских манипуляций ребенку в присутствии родителей, отмечу, что это очень сложный вопрос. Я педиатр по образованию, и мой опыт говорит о том, что самое сложное в лечении ребенка – это общение с его родителями. Мы, медики и родители, вроде бы, преследуем одну цель – чтобы ребенок был жив и здоров, но при этом почему-то находимся словно в противоборствующих лагерях. К медицине и медикам в нашем обществе чувствуется ярко выраженное негативное отношение. Про необходимые медицинские процедуры ребенку родители часто говорят «мучили». Зачастую, увидев кровь или то, как сестра удерживает ребенка для того, чтобы сделать ему прививку, родители неадекватно реагируют и мешают медработнику. Конкретно БЦЖ – это очень важная манипуляция, требующая предельной точности и концентрации от медработника. Счет идет на миллиметры! Поэтому мы все-таки просим мам не мешать этому процессу.

Глобально нам нужно менять культуру общения между медиками и пациентами, выстраивать отношения так, чтобы родители сотрудничали с врачами, а не противостояли им. Тогда не будет подобных проблем и вопросов. В принципе, да, во всем мире тенденция такова, чтобы все манипуляции с ребенком проводить в присутствии родителей. Но мое мнение, что наше общество к этому еще не готово».

ОПЫТ ДРУГИХ РОДДОМОВ

Индра Грасе, специалист по связям с общественностью Лиепайской региональной больницы:

«Если у роженицы заключен договор на семейные роды и сопровождающий ее человек предоставил все необходимые документы, подтверждающие удовлетворительное состояние его здоровья, то мы пускаем его на роды даже во время карантина. Конечно, если сопровождающий придет с насморком или другими очевидными признаками болезни, мы его не пустим. Договор на семейные роды позволяет сопровождающему остаться с родившей женщиной после кесарева сечения или естественных родов, помогая ей ухаживать за новорожденным. Если такого договора не было, то женщине после операции помогает наш медперсонал.

Карантин по гриппу – это, конечно, период, когда нужно действовать с особой предосторожностью, но любые запреты и ограничения должны быть обоснованными и соразмерными.

На рентген родившие женщины ходят одни, оставляя малышей в палате. За ними в это время присматривают медсестры. Вакцинация новорожденных в родильном отделении нашей больницы проводится исключительно в присутствии матерей».

Павел Любенко, заведующий родильным отделением Резекненской больницы:

«Даже во время карантина по гриппу мы пускаем одного сопровождающего на роды. И к лежачим родившим женщинам после операции пускаем одного из родственников. А вот посещения в это время ограниченны. Если родившие женщины очень хотят повидаться со своими родными, то могут сделать это в комнате встреч родильного отделения.

Если женщины выходят из отделения по любой причине (например, в буфет, аптеку, на рентгеновский снимок), то новорожденных на это время забирают из палаты детские сестры или сестры отделения новорожденных. Оставлять ребенка одного категорически нельзя! Тем более, у нас люльки на колесиках – их запросто можно выкатить из палаты, не тревожа малыша.

Любые манипуляции новорожденному, включая вакцинацию, забор крови на анализы и прочие, проводятся только в присутствии мамы. Исключение – это когда женщина еще лежит на родильном столе, а ребенку требуются медицинские некие манипуляции. В остальных случаях мама всегда рядом».

НАВЕРХ