36 лет, миллион на счету и аттестат 9-го класса другое 1 сентября

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Scanpix, TVNET

Ему 36 лет и почти миллион на счету в банке. Завтра он летит в Пекин, чтобы с китайскими партнерами обсудить инвестиционный проект, а сегодня на своем BMW X6 он въезжает во двор вечерней школы и отправляется учиться в 9-й класс. Среди его учеников есть бородатый парень, которого зовут Айя Калниня. Еще есть двое с бритыми головами и в трениках, мужчина пенсионного возраста с видавшими работу руками, африканец, который все время улыбается и ни слова не понимает по-латышски. Такие они - ученики вечерней школы.

Пока опьяненные первыми успехами, полные уверенности и выдержавшие жестокий конкурс отправляются в престижные гимназии, другие, "отставшие", вообще никуда не идут. По данным Центрального статистического управления каждый десятый школьник бросает учебы и не заканчивает школу. Специалисты говорят, что группа риска большая. Рижская вечерняя школа №8 имени Райниса - одна из тех, где "отставшие" продолжают учиться.

Школа уже 9 лет находится в здании напротив "Детского мира" на ул.Кр.Барона, в здании 19-го века архитектора Рейнхольда Шмелинга. Это одна из пяти оставшихся рижских вечерних школ, когда-то их было 26. Респектабельная, с высокими потолками и просторными помещениями. Здесь изучают программу основной и средней школ - с 7 по 12 класс.

Публика настолько разнообразная, что единого обозначения не подобрать. В одном классе сидят второгодники, 50-летний мужчина с "золотыми руками", но без образования, цыганский мальчик неопределенного возраста, которого "притащила" мама, эритреец, черный как ночь, бородатый таджик и 17-летняя Айя, которая принимает гормональные препараты и хочет, чтобы ее называли Робертом. Всего здесь учатся около 300 человек.

О Райнисе и других

С момента основания в 1927 году здесь мало что изменилось - образование здесь могут получить молодые люди, которым приходиться работать, чтоб иметь пропитание, и те, кто не вписывается в стандарты образования. В те давние времена все начиналось с того, что общество рабочих по своей инициативе создало школу для рабочих - снимали помещения, платили преподавателям. Знания ученики получали, диплом - нет. Тогда рабочие отправились к тогдашнему министру образования, социалдемократу Райнису с просьбой дать школе официальный статус. Поэтому с 1929 года вечерняя школа гордо носит имя Райниса.

С годами здесь учились многие известные воспитанники. Здесь был основатель Ghetto Games Раймонд Элбакьян, известный панк Риги Пексис, а также осужденный за педофилию в Нидерландах Роберт Микельсонс.

Сразу видно, что директор Юрис Шулцс знает учебное заведение хорошо - в свое время сам закончил школу, которой руководит уже 34 года. Беседу начинаем с лирики о том, что середины 20-го века среднее образование считалось "высшим", и им можно было гордиться. В советское время ввели обязательное среднее образование, которое "трудовому народу" надлежало получить после отработанной на заводе смены. "Наши школьники работают - старшие легально, младшие нелегально, кто как, поскольку им надо зарабатывать на пропитание". Во время, когда требование почистить доску, помыть пол в классе или, простите, почистить за собой туалет, может быть интерпретировано как унижение подростка, слова директора о пропитании звучат как из времен Райниса.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Кто на самом деле учится в средней школе? Когда в погоне за лучшими результатами "хорошие" школы избавляются от своих неудачных "второгодников", чтобы получить основное образование сюда приходят 14-, 15- и 16-летние подростки.

“Те, кто с "Камчатки", кто сидит на последней парте, молчит, не умеет ни считать, ни читать стихи. Родители им не интересуются и вообще хорошо, что он в школе, а не на улице", - описывает типичного воспитанника директор.

"Нет, все школу не заканчивают, - машет он рукой. - Мы звоним, а они: "Что вы мне мешаете? Я работаю". После нескольких звонков приходит мама и забирает из школы документы. Все".

Старшим "ученикам" этой школы по 50-60 лет, а средний возраст - 25-30 лет. В прошлом году 9-й класс закончил 36-летний мужчина. Теперь "будет забегать" в 10-й класс. "Он бизнесмен, миллионер, работает с международными компаниями, встречался с президентом страны", - описал образ "лузера" директор. "Почему? Он был "сумасбродный парень", который уже подростком начал маленький бизнес, затем все легализовал и дела пошли.

Был смышленый, языки хорошо давались. Никто никаких документов у него никогда не спрашивал.

Теперь ему стало стыдно, поскольку скоро женится и будет ребенок".

Директор рисует картину: в двери его кабинета входят две пары лет по 30, хотят поступить в 10-й класс. "Мотивация: нужен диплом". Когда спрашиваю, с кем вечером останутся дети, ни машут рукой: "Вме в порядке, у нас няня". У них свой бизнес, хорошие автомашин, дома, но диплом нужен, чтобы дети, когда родители будут заставлять их учиться, не сказали бы: "А что же вы сами..."". Случается, что человек 30 лет работал в муниципальном предприятии, слесарь с "золотыми руками", днем с огнем такого не встретишь, но, чтобы его официально назначили бригадиром, нужен диплом. На работе ему говорят: "Мы тебя поддержим, иди и заканчивай".

"Самый популярный вопрос в нашей школе: "Что мне надо сделать, чтобы получить четверку". Когда я говорю: "Ты можешь учиться на семерку", отвечают: "Ай, не могу..."".

Однако не правда, что в вечернюю школу попадают только те, кто бросил учебу. Возможен и другой сценарий - подросток активен, заинтересован и находится в процессе поиска, говорит директор. "Он после 9-го класса ушел в техникум, понял, что сварка ему не интересна, поступил в Художественно-медийный техникум, понял, что и реклама его не привлекает. У него семь интересов, но что именно выбрать - не знает. Однако понятно, что среднее образование получить надо".

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Лузер, с тобой покончено!

Сейчас в школе примерно 300 учеников, когда-то было больше - 500-600. "Нам надо их увлечь", - начинает директор. Чем? Удаленным образование! Он возмущен: "Я понимаю удаленка в Норвегии, где из фьордов не выехать, но зачем это у нас? Несовершеннолетний до 3-х ночи играет в компьютерные игры, а родителям говорит что учится. Образование компетенций - целый блок под названием "драма", поскольку подростки больше не умеют общаться, выступать перед классом".

Продолжая разговор о школьной реформе, в ходе которой были ликвидированы 11 школ-интернатов, что было традиционно "меньшим злом" в выборе между "детским домом", и продолжается закрытие специальных школ. Что происходит с ребенком из бедных слоев, из семей социального риска, когда они попадают в школу, где высокий материальный уровень? "Это не только на селе, но и в Риге. Если ты из бедной семьи и начинаешь ходить в школу, где учатся дети обеспеченных родителей, с тобой покончено. У тебя нет "айфона" и ты бомж! Подростки безжалостны. В Америке 9-летний мальчик на летних каникулах признался маме, что ему нравится носить платье. Мама поддержала сына, сказав, что любит его также сильно. Мальчик пошел в школу и с открытым сердцем об этом рассказал одноклассникам. Спустя несколько дней он совершил самоубийство.

Нас спрашивают: почему школа ничего не делает? Потому что его пальцем нельзя тронуть. Ребенок может позволить себе делать, что хочет, если его отец юрист.

Знаете, как много директоров школ судились с родителями?

Когда-то не было такой проблемы - строго сказал и все. Сегодня учителя унижают. Приходят родители и говорят: "Вы уйдете отсюда, потому что мне нужен диплом этой школы"".

Юрис Шмитс считает, что, несмотря на оптимизацию школьной сети и реформу образования, сегрегация в системе образования и разделение школьников продолжится. "Родители стараются отправлять детей в школы, где есть вступительные экзамены, большая конкуренция и поэтому они, по их мнению, "неприкасаемые". Лучших берут в 1-ю гимназию, остальных во 2-ю, 3-ю. Вот она военная сила отбора! Культ вещей среди школьников не-нор-маль-ный! Обычная картина: бедная семья с новым "айфоном". На остановке в ожидании трамвая слышал разговор.

Девушка по телефону сердито сказала: "Что этот идиот возомнил - хочет, чтобы я ему за полторы тысячи в месяц батрачила! Путь идет в "ж". Я посмотрел на девушку и подумал: "Интересно, что ты такого умеешь".

Никому парень не нужен

"Мы ученикам не позволяем второй раз писать проверочные работы. Родители говорят: "Мой ребенок перепишет, потому что написал плохо". Нет, это педагогически неправильно. В жизни есть один шанс. Откуда пришла эта идея? Из виртуальной среды - у тебя пять, семь жизней. Нет, у нас одна жизнь и чаще всего только один шанс - выдержать конкурс, принять решение".

Когда начинаю говорить о гиперопеке - современная проблема, о которой так часто говорят психологи, директор школы исподлобья смотрит на меня, а затем отрицательно мотает головой. Куда там!

Подросток напился, мы вызываем полицию, звоним маме. Она отвечает: "Напился, говорите. Везите его, куда хотите". Ну скажите, куда этому парню идти?

"Когда звоним родителю и говорим, что у его ребенка проблемы, обратно получаем лаконичное: "Вы идиоты!"".

Разрыв между поколениями... Нет, такая проблема актуальна в других учебных заведениях, здесь не замечали. Однако есть концентрат других пороков. Кажется, что жизнь в вечерней школе из другого пространства. Это мир, о котором средний благополучный родитель и школьник из хорошей школы почти ничего не знают. "Здесь никто не удивляется, что за партой сидят 50-летний ученик, который говорит на большинству непонятном языке. У нас тут разношерстная публика во всех значениях".

В школе учатся и глухие подростки и искатели убежища, которые живут в Муцениеках. Шмит заметил, что те, кто прибыл с территории бывшего СССР, знают русский и английский языки и более мотивированы, чем беженцы из Африки. Они как-то справляются, хотя учеба и ведется на латышском языке. "Разнообразие большое. В классном журнале написано Айя Калниня, а звать ее надо Роберт. Девушка поняла, что на самом деле мальчик, употребляет гормональные препараты и у нее растут усы. Из-за отношения одноклассников ей надо было сменить школу и спасение оказалось здесь, где все толерантны".

В 8-й вечерней школе учится Джалло Абдула из Гамбии, который прибыл в Латвию несовершеннолетним и только с помощью неимоверных усилий юриста-добровольца он получил вид на жительство. "Его направили в 10-й класс, хотя сам он сказал, что в школу ходил мало. Чиновники не допустили возможность отправить его в 4-й или 5-й класс. Нечего делать - составили индивидуальный план. Весной он закончил 9-й класс и в этом учебном году впервые будет в 10-м классе "и в журнале, и на самом деле".

Шанс для Виталика

В дверях застыл парень - уставший, голова втянута в плечи. Его толкает невысокая полная женщина. Руки в бока и говорит: "Ты, директор, его бей, если он тебя не будет слушать, и бей сильно. Это я тебе как цыганская мать разрешаю". В вечерних школах традиционно учатся дети цыган или рома - некоторые заканчивают, другие поучатся и бросают.

"Учителю не надо загонять себя на дерево, - продолжает глава школы. - Если загнал, то потом не знаешь, как спуститься - не устанавливай требования, которые не можешь выполнить. Надо понимать, что к каждому ребенку требуется индивидуальный подход. Если бы кто-то усомнился в возможностях ученика 1-й гимназии, ребенок рассердился бы и доказал бы, что он лучший.

Мои говорят: "То, что я тупой, я уже 9 лет слышу - утром и вечером. Ничего нового не сказали, Вы такой же как остальные".

Я говорю: "Ей, у тебя колоссальные успехи - ты впервые имя и фамилию написал правильно". Только так с любовью ты можешь вытащить их из ощущения предрешенности, позволив почувствовать "ты можешь, у тебя получится".

Юрис Шмитс вспоминает: когда учителя и дети собирались ехать в Турцию, пришла бабушка мальчика: "Правда, что Виталика возьмете с собой в Турцию? Я подумала, что эта сволочь снова хочеть бухать неделю. Зачем вы такого бандита за границу берете?" Я сказал, что парень не бандит, только излишне бравурный.

На выпускной Виталик, который всегда ходил в трениках и кожаной куртке, пришел в костюме. Первый раз в жизни! Я так и не узнал, где он его достал.

Важно, чтобы не было установки, что одни хорошие, они все время отправляются в поездки, и есть "другие", кто пойдет двор убирать". На Рождество в школе был неформальный вечер, во время которого, слово за слово, молодые люди открылись. "Иногда истории ужасные. Папа с мамой дерутся, папа неделю не был дома, теперь дома нет мамы. Где она, ребенок не знает. Дома есть нечего".

Латвийская трагедия 21-го века

Современная классика "латвийской трагедии" - истории уехавших. Сейчас Ансису 15 лет. Три года назад у его мамы появился друг, родился малыш. Два года назад мама с новой семьей отправилась в Ирландию. Старший мальчик был лишним. Формально он остался у сестры матери, которую он "не берет в голову". "Никому, абсолютно никому он не нужен. За мелким хулиганством следует криминал. Где-то он живет, где-то обитает. Общество об этом не хочет говорить, потому что это некрасиво", - говорит Юрис Шмитс.

Работая в подкомиссии по делам детей Административной комиссии Рижской думы, он сталкивался с еще одной пугающей тенденцией: родители - образованные, с высоким социальным статусом - эмоционально насилуют ребенка, из-за самолюбия и эгоизма разрушают детскую психику.

Как только муж приходит домой выпив 100 грамм, жена начинает биться головой о стену, вызывает полицию и говорит, что ее бил муж.

У обоих адвокаты, иски, обвинения. Образованные люди, но никого из них не интересует, что происходит с ребенком. Еще случай: две сестры, родители развелись, обе иногда между собой общаются, иногда нет. Одна живет у мамы, вторая у папы".

Когда я с девочкой поговорил, она откровенно сказала, что ей так все надоело, что все равно, если вдруг родители исчезнут.

В завершении беседы Юрис Шмитс говорит, что в подростковом возрасте каждый из нас в какой-то момент шел по острию ножа. Вопрос, как это острие увидеть и понять взрослым, и сделать это в нужный момент, чтобы протянуть молодому человеку руку помощи.

НАВЕРХ