Первый раз о бывшем лепрозории в Талси и что там происходит теперь я узнал весьма банальным способом - из людских разговоров, что-то было в интернете, крупицы информации - в книгах. "Поезжай туда! Увидишь картинки из ада!" - сказал один, никогда там не бывавший. "Не лезь туда, дурачок! Город призраков! Подхватишь еще какую-нибудь заразу!", - воскликнул другой, который один раз проезжал мимо Талси. "Надо ехать! - подумал я не пугающийся ничего, кроме пауков, привидений, темноты, собак и недумающих людей. И вот что я тут увидел...

От лепрозория до социального дома

Лепру называли болезнью проклятых Богом. Первое упоминание о местном лепрозории датируется 1896 годом. Он находился здесь - под Талси, волость Лайдзес, Стуриши. В 1921 году больница стала единственной в Курземе, а после реновации и расширения в 1937 году - единственной в странах Балтии.

В 2007 году лепрозорий закрыли из-за нехватки больных. Тогда здесь лечились всего 12 пациентов, которых взял под опеку Латвийский центр инфектологии. 

Все больные страшной болезнью были вывезены, но здешние дома не пустовали - здесь продолжали жить бывшие работники лепрозория и обычные местные жители. 20 октября 2008 года территорию в свое управление забрал Центр социального ухода Stūrīši - здесь он и поныне.

 Люди и идиллия

Ехал туда со смешанными чувствами. Страшно? Конечно, так как в голове крутился образ заброшенного Богом уголка, этакий мистический Silent Hill.

Когда въехали в "Стуриши" оказалось, что я опоздал лет на 10, так как за поворотом честно говоря, показалась идиллия, а не мрачный лепрозорий. Стриженная трава, красочные клумбы, отремонтированные здания и люди...

Люди улыбчивые, приветливые... Один из них меня поприветствовал и, не получив ответа, сразу поинтересовался моими делами. А затем мы попали в руки Лелде - местного специалиста по связям с общественностью, которая повела нас знакомится с директором центра Анитой Бойтмане, пообещала все показать и угостить кофе с печеньем.

Из искателей приключений мы вдруг превратились в смущающихся туристов.

ФОТО: Jānis Škapars / TVNET

Директор Анита провела нас в гостевую комнату - современную и уютную и с юмором призналась: о темном прошлом ничего не расскажет, так как знает только три места - свою работу, магазин и дом.

Кажется она привыкла, что люди по незнанию социальный дом путают с сумасшедшим, где проживают психи, наркоманы и алкоголики. Это не так. Совсем не так. По словам директора, здесь живут разные люди - художники, музыканты, учителя и просто обычные люди, которые не выдержали давление и ритм современной жизни и перемен. Здесь люди могут жить в своем мирке и по своим законам. И они порой более свободные чем мы - загнанные своей работой и ежедневными обязанностями. И в отличие от тех, давних больных лепрой, живущих по строгому режиму. С пациентами местного центра здесь так: хочешь остаться на ночевку - оставайся. Не хочешь - иди домой. Недалеко магазин - покупай, что желаешь.

В конце нашей беседы Анита призналась: "Я думаю, что вы в своей жизни не видели и не пережили столько, сколько они"...

ФОТО: Jānis Škapars / TVNET

Тропы, по которым бродила лепра

После знакомства с директором Лелде показала нам территорию, здания, познакомила с местным мужчиной, который здесь живет и работает уже 40 лет.

Недалеко нас поджидал Улдис - кочегар местной котельной, который, по его признанию, умеет делать все. Он здесь давно и знает каждый сантиметр земли: рассказал, что все каменные дома были построены в 1938 году, в том числе и церковь. Местная контора раньше была домом, где когда -то проживали и больные лепрой.

ФОТО: Jānis Škapars / TVNET

Он сам проживает в подобном и соседи за это время у него были разные: пьяницы и разные деклассированные элементы А сейчас рядом с мужчиной проживают дамы с 23 котами.

Когда мы спросили, каково это — жить с больными проказой, Улдис очень лаконично ответил: «У меня не было никаких проблем», - он сказал, «правда, когда в советское время приехали министры,

они даже к дверным ручкам дотрагивались только с носовым платком в руках. А когда уезжали, то свою одежду спрятали у рядом расположенного пруда».

Позже Улдис показал нам несколько помещений в которых находятся современные отопительные котлы. Все автоматизировано: раньше, чтобы отопить все помещения нужно было несколько кочегаров, а сейчас Улдис может это сделать один.

ФОТО: Jānis Škapars / TVNET

Чтобы не мешать Улдису, мы оставили его в покое и под руководством Лелды отправились изучать другую часть территории.

Мы здесь находимся уже больше часа, но движение до сих пор не замерло — в одном уголке курят несколько пациентов центра, дальше кто-то сидит на скамейке и наблюдает, как косят траву.

Вокруг ходят работники, пациенты центра, жители. Под кустом спит кошка, из дома выбежала собаку похожая на таксу и я себя чувствую словно приехал в отпуск в деревню — так и хочется поваляться в траве, но на это нет времени, надо идти дальше искать потерянное время.

Нас отвели в настоящую гончарную мастерскую, в которой именно в то время работал кружок для пациентов.

Как нам рассказала Лелде, раньше здесь работал немецкий мастер по керамике Готтфрид Биленштейн (17.10.1950.–10.02.2018), изделия которого мы могли посмотреть на выставке вместе с работами пациентов.

ФОТО: Jānis Zviedrāns, Zigurds Kalmanis. Lepra Ziemeļkurzemē /:[Talsu leprozorijas vēsture dokumentos un nostāstos] Jānis Zviedrāns, Zigurds Kalmanis – Talsi : „Aleksandra Pelēča lasītava”, 2011.

Недалеко от гончарной мастерской находится здание, в котором во времена лепрозория был кинотеатр, зал для танцев — своего рода мини Дом культуры.

На втором этаже там до сих пор находятся квартиры. В одной из них когда-то жил главный врач с женой и детьми.

В помещениях кинотеатра сейчас расположен дневной центр в котором происходят различные мероприятия и пациенты Stūrīšu могут заниматься чем угодно — подключиться к интернету, просто отдохнуть или включиться в творческий процесс — рисование, лепка.

Мрачная жемчужина Stūrīšu - церковь Лепрозория 

Наконец мы добрались до объекта, который пор крайней мере меня, интересовал больше всего.

Не знаю почему, но существует две вещи, которые меня интересуют в чужих местах — кладбища и церкви. 

Возможно, потому что в этих обоих местах можно лучше всего почувствовать наследие времени — как физически, так и духовно. 

Как упомянул Улдис, бывшая евангелическая лютеранская церковь Лепры была построена в 1938 году, в свою очередь на портале talsitourism.lv написано, что церковь была построена в традиционной, но упрощенной форме неоклассицизма. Колокол церкви в 1938 году подарила Лиепайская фабрика. На колоколе написано: «Иисус, Господи, помилуй нас!».

Несмотря на то, что церковь закрыта для посетителей, нас туда впустили. Почему закрыта церковь? Потому, что потолок может в любую минуту обвалиться на голову. Рискуя своими головами, мы быстро изучили помещение. Ранее нас предупредили, что в церкви царит особенно тяжелая аура, поскольку раньше ее использовали как каплицу лепрозория откуда начинался путь умершего от проказы на неподалеку расположенное кладбище.

ФОТО: Jānis Zviedrāns, Zigurds Kalmanis. Lepra Ziemeļkurzemē /:[Talsu leprozorijas vēsture dokumentos un nostāstos] Jānis Zviedrāns, Zigurds Kalmanis – Talsi : „Aleksandra Pelēča lasītava”, 2011.

Интерьер церкви довольно аскетичный. Но, наше внимание привлекли картины. 

ФОТО: Jānis Škapars / TVNET

К сожалению или к счастью, но нам не разрешили подняться на колокольню поскольку мы могли упасть вместе со всей башней. Поэтому мы вышли из церкви и продолжили наш путь уже в другом направлении.

Конец дороги, кладбище и прощание с лепрозорием 

Мы просим Лелде показать нам кладбище. Меня не интересуют многочисленные отговорки, что там абсолютно нечего смотреть, кладбище заросло, памятники, если такие и были, пропали и вообще там настоящие джунгли. «Пустяки» - я про себя подумал, «это последняя возможность найти приключения на которые я тут рассчитывал».

И мы пошли, но лучше бы мы этого не делали потому, что там, действительно, ничего нет. Настоящие джунгли в которые не подобраться. Прочь с глаз — прочь с сердца.

ФОТО: Jānis Škapars / TVNET

Начинаем искать дорогу домой.

ФОТО: Jānis Škapars / TVNET

Как я писал в самом начале, в это место я ехал с совершенно разными ожиданиями и эмоциями, чем уезжал.

Расстроили ли это меня? Скорее нет. Развеялись мои стереотипы. Покидая это место я стал умнее, чем был. И каждый день стоит того, чтобы узнать что-то новое или развеять какой-то стереотип.