Забудьте жалобы на ухабистые дороги, низкие воздушные коридоры в Эстонии вовсе «немощенные», вынуждена была признать уже в самом начале морского мониторингового полета. Если я, пролетая под облаками и постоянно сотрясаясь, чувствовала себя в новеньком самолете неважно, для разыскивающей масляное загрязнение в Балтийском море команды мониторингового самолета речь идет об обычном полете. Правда, на этот раз вместо разыскиваемого масляного пятна на радарах появилась подводная лодка, пишет журналист Postimees.

Просторным новый мониторинговый самолет назвать нельзя, но в нем установлена вся техника, необходимая для вычисления загрязнителя моря.

Перед Вылетом капитан Ээро Оя проводит традиционную проверку самолета.

ФОТО: Remo Tõnismäe

Хотя согласно международному соглашению, задачей Эстонии является совершать три запланированных мониторинговых полета в неделю, не стоит судовым компания в другое время загрязнять своей трюмной водой Балтийское море, поскольку за происходящем в наших водах следят шведы и финны. Также устремляют свои взоры за пределы границ и эстонцы. «С помощью бокового радара видно больше чем на 80 км, просто первые 20-30 км картина более хорошего качества», - объясняет наблюдатель и оператор мониторинговой системы Департамента полиции и погранохраны Райво Карп.

По словам капитана мониторингового самолета Ээро Оя, уже давно говорят, что скорее всего угрожающее Эстонии стихийное бедствие произойдет в море. «Движение посреди Финского залива по судовому пути просто такое частое и также передвигаются еще через этот перекресток судна из Хельсинки, - объясняет Оя. - Больше не возникает вопроса, случится ли это, вопрос только в том, когда это произойдет».

Полет начинается средь бела дня.

ФОТО: Remo Tõnismäe

Стоит Карпу только включить радар, как экран заполоняют обозначающие судна треугольники. «В Балтийском море может быть больше тысячи судов», - предполагает Карп, глядя на неразбериху на картинке. Через несколько минут после поднятия в воздух радар фиксирует вбили Таллинна 267 транспондеров судов.

Наблюдатель Райво Карп говорит, что, работая в одиночку, успевает следить за двумя экранами. 

ФОТО: Remo Tõnismäe

На границе с эстонской экономической зоной ловит рыбу финское рыболовное судно. «Приманивают нашу рыбу в свои сети», - шутит один из пилотов. «Смотри, здесь в море прокладывают трубы "Северного потока - 2", - показывает Карп следующую точку на экране радара. Несколько кликов мышкой и на экране видно, как проходит работа в Финском заливе.

Техника самолета настолько мощная, что кажется, будто самолет вблизи стоящегося "Северного потока -2". 

ФОТО: Remo Tõnismäe

«Какой-то объект в финской стороне, но я не понимаю, что это», - неожиданно говорит Карп и внимательнее разглядывает картинку радара. Сбавляющие скорость пилоты шутят, что речь идет о подводной лодке в форме ванны. «Подводная лодка, но не на финской стороне, а вблизи границы», - констатирует после основательного изучения Карп.

На появившейся на экране радара картинке видно, что в рулевой башне подлодки начали действовать мужчины, когда заметили самолет. По словам капитана самолета, мирное пересечение моря российской подводной лодкой разрешено, но это в том случае, если подлодка на поверхности и у нее развевается флаг. Оба условия на этот раз выполнены и после проверки выясняется, что о передвижения подлодки России известно и Эстонскому центру морской охраны.

Чем дальше на юг, тем меньше судов, которые надо проверять. «Большие корабельные пути остаются в водах Латвии и они сами следят за ними», - объясняет наблюдатель, когда долетаем до Рухну. Если захочется, можно пересчитать весь рогатый скот на острове, поскольку картинка камеры настолько хорошая.

По словам Карпа, в самом начале несколько раз и ему становилось нехорошо, когда приходилось в трясущемся самолете следить за экраном. Теперь такого не происходит. 

ФОТО: Remo Tõnismäe

Половина полета позади и должна признать, что теперь нахождение в кабине становится все более тяжелым, сильно тошнит. Но постоянные колебания самолета вовсе не беспокоят пилотов и наблюдателя.

«Под облаками трясет больше, поскольку там поднимаются и опускаются воздушные потоки», - объясняет Карп и советует сфокусировать взгляд на одной конкретной точке. Простая уловка срабатывает.

Во время полета можно и полюбоваться шикарным закатом. 

ФОТО: Remo Tõnismäe

Несколько раз еще Карп проверяет наличие вблизи судов, но на этот раз море пустое.

Радарам не мешает ни облачность, ни беспросветная тьма, только толщину масляного пятна нельзя замерить в темноте. Это следует делать в заполненном современной техникой мониторинговом самолете на глаз.

«Это как выигрыш в лотерею, поймать судно с поличным», - признается Карп. Если сразу после происшествия не поймать, позже будет тяжело доказать вину. «Со временем можно вычислить, что конкретное судно было в том районе, но доказать это очень сложно», - рассказывает он.

Если несколько десятков лет назад в Эстонии происходили сотни случаев загрязнения моря, теперь в год фиксируется один-два загрязнения.

Радарам не мешает ни облачность, ни беспросветная тьма. 

ФОТО: Remo Tõnismäe

Через три часа львиная доля эстонских территориальных вод и экономическая зона проверены и мониторинговый самолет, так ничего не найдя, возвращается в Таллинн. Когда удивляюсь, не становится ли скучно, когда летаешь, но ничего не находишь, Карп начинает смеяться. «Нельзя сказать, что мы ничего не нашли. Нашли одну подводную лодку и полюбовались прекрасным закатом. Может ли быть еще более романтичное место работы?»

Мониторинковый полет закончился в темноте. По словам капитана Ээро Оя и наблюдателя Райво Карпа, на этот раз полет длился несколько меньше, чем обычно.  

ФОТО: Remo Tõnismäe