30 лет героина, почти 9 лет тюрьмы, 15 лет работы в проституции. Это кратко о CV 47-летней Алёны. Большинства девочек, с которыми она начинала работать на улице, уже нет в живых. Алёна жива. И это означает, что она может продолжить свою биографию с чистого листа. Имя и некоторые детали в статье изменены, всё остальное — документальный рассказ.

Алёна - стройная, хорошо сложенная женщина, одета легко: джинсы, ветровка и кеды. Светлые волосы зачёсаны назад. На лице косвенно, но отразились последствия принятия героина. С зонтиком как с защитником от дождя идём в кафе, чтобы спокойно поговорить.

Она заказывает фруктовый чай и, к моему удивлению, разговор о своей жизни начинает не спеша. Возможно, виновата эйфория свободы после проведённых лет в тюрьме. В ней, 47-летней, всё ещё иногда проскакивает что-то наивное, девичье. Может быть, её жизнь остановилась ещё тогда, когда в ней появился героин. Пять месяцев назад Алёна вышла из заключения, где провела 5 лет. В целом, под арестом она была четыре раза — чаще всего за воровство, а последний раз - за хранение и распространение наркотиков.

Если бы не попала в тюрьму, скорее всего, не была бы среди живых, как и сожитель, который умер от передозировки пять лет назад.

Сообщество Dia+Logs подсказало мне поговорить именно с Алёной, описав её "интеллигентной и мудрой". У неё хорошая и ровная речь, чувствуется эмоциональный интеллект.

Твои часики тикают

"Пять и пять", - она рассказывает, сколько времени уже "чиста от наркотиков". Это значит, что Алёна не принимает их пять лет и пять месяцев. Недалеко она снимает коммунальную квартиру за 200 евро в месяц и учится в колледже. Учиться она начала в тюрьме, а сейчас продолжает. Недавно закрыла сессию. Ещё Алёна помогает женщине с инвалидностью, которая знает всю ее биографию. У неё самой вторая группа инвалидности, и в связи с этим небольшая пенсия. "Тубик". Так на тюремном жаргоне будет туберкулёз. Всё началось с гриппа, который перерос в пневмонию лёгких, плеврит и пошло дальше. "В тюремной больнице с пневмонией пролежала девять месяцев. Мне было так плохо, что написала маме прощальное письмо. Ещё у меня панкреатит", - рассказывает хрупкая женщина.

И всё же… Несколько раз в неделю она подрабатывает "на улице". Когда нужны деньги, стоит на улицах Яня Асара или Таллинас. Именно там сейчас наибольший оборот девочек.

Алёна родилась в Москве. В середине 70-х мама взяла детей и переехала в Латвию. Отец девочки и остальная семья остались в Москве. "Так мы и жили на два города. В Риге закончила среднюю школу, поступила в политехнический институт, два года проучилась, но закончить учёбу не смогла, так как уже принимала наркотики. В то время варили опиум из мака. Последствия не были такими ужасными, как после героина, но может, это по молодости, тогда всё казалось проще.

Я не знаю, почему в кино действие героина так преувеличивают. Я ничего подобного не пережила.

Мне просто было классно, интересно жить, а без наркотиков - скучно. Если от опиума ты сам мог "оторваться", то от героина - уже нет. Ужасные "ломки" только неделю, потом депрессия - какой месяц, бессилие, но больше всего угнетает то, что ты не можешь спать — ни днём, ни ночью. Сейчас многие принимают фентанил, используемый для усыпления животных, оттуда название - "собака". Пока сидела, от неё многие умерли и продолжают умирать. На пальцах можно пересчитать, сколько осталось",- ужасается Алёна. Она объяснила, что люди под наркотиками обычно не агрессивны, так как у них депрессия и нет сил. Статистика показывает, что серьёзные преступления чаще всего происходят под действием алкоголя.

- Доза работает от пяти до восьми часов, - говорит она, - после этого ты уставший, вялый, но ломки ещё нет. Так можно жить от дозы до дозы примерно сутки, но твои часы тикают - нужно идти за следующей. Если нет денег, возможно, тебе даст в долг твой дилер, у которого ты - постоянный клиент; а может, помогут друзья. Иди просить у родителей! 

Тебе нельзя допустить такой ситуации, тебе всё время надо контролировать, чтобы были деньги на дозу. По-другому не сможешь встать, не сможешь выйти на улицу и заработать. Продолжаешь всё время.

Бывало так, что у тебя начались ломки, но нужно идти работать. Это ужасно, но ты понимаешь, что потом будет только хуже". Большая часть девочек, работающих "на улице", -  наркозависимые.

ФОТО: AFP/LETA

Сейчас Алёна "на улице" зарабатывает не часто - сколько нужно на оплату съёма квартиры, так как ещё немного она зарабатывает на социальных работах. Раз в неделю она ездит к маме, которая готовит еду и даёт с собой. "Мама остаётся мамой, ей доставляет удовольствие заботиться обо мне, но мне самой готовить еду не нравится. Нет, мама не знает, чем зарабатываю. Почему? Ей 80 лет. Про наркотики, кражи и тюрьму, естественно знает, но всегда надеется, что я поменяюсь.

Первые десять лет назад близкие пытались меня вылечить, следующие десять — опустили руки. Последние десять лет я сама хочу другую жизнь, так как с наркоманами больше не интересно, но и нормальное общество меня не принимает.

Если сказать, что ты наркоманка, то тебя будут бояться. Даже сейчас я скрываю своё прошлое от однокурсников, так как из их разговоров понимаю, что меня не принимают. Преподаватели знают, но остальные — нет",- рассказывает Алёна. Общество анонимных наркоманов она когда-то посещала, но поняла, что это не совсем её. "Мне не нравится, и всё. Не чувствую потребности делиться своим опытом".

Девочки на всю дорогу

По улице Яня Асара - в 1905 году - с флагом в руках прошли революционеры. Сегодня по полукилометровой улице, полной исторических событий, гуляют проститутки. В основном, 20 женщин в возрасте от 25 до 40 лет, некоторые старше. Самой старшей — 62 года. "Сейчас народ адекватный, не 90-ые", - говорит Алёна. Гостиница, баня, автомобиль — три принципа, за которые они держатся годами, и наверно, поэтому бед не происходит. В квартиры, окраины города и к лесным дорогам Алёна не отправляется. "Тебе нужно понять, адекватен ли человек, и принять решение: сесть к нему в машину или нет. От этого зависит твоё здоровье и жизнь".

В Гризинькалнсе расценки за обслуживание такие: минет (15-20 минут) - 20 евро; час, в который включён сексуальный контакт, стоит 50 евро, поездки в гостиницу начинаются с 100 евро.

"Этот час клиент может использовать, как ему заблагорассудится — даже сидеть и разговаривать. От анального секса из принципа отказываются все. По крайне мере, не знаю никого, кто работает по этой теме. Обычно этого никто и не просит. Знаете, сейчас народ цивилизованный — сами спрашивают, есть ли презерватив. Когда-то нужно было уговаривать, а сейчас все проинформированы". Алёна рада, что сейчас работать стало легче — за рулём нет пьяных. Если мужчины отдыхают, — нанимают шофёра. "Иногда два клиента зовут в сауну. Смотря, что за люди — три, четыре часа, даю скидку.

В Kupidons есть видео-кабинки и VIP комнаты, где отдыхают. Клиент покупает такое бельё, в котором хочет тебя видеть. Это такой спортивный вариант — три в одном".

"Ну, б**", - произнесла она, когда зашла речь о деньгах. "Я зарабатываю столько, сколько нужно, чтобы оплатить квартиру и всё — не хочу там больше стоять, прочь оттуда. Там так: как выстрелит, так и повезёт. Были случаи, когда клиент оставлял за ночь тысячу. Ещё смотря какая цель. Если просто хочется поесть, выходишь из дома в трениках, быстро зарабатываешь и уходишь. Когда нужно было зарабатывать на наркотики, то без ста евро в день — было не с чего начинать".

То, что клиент жалкий, мерзкий и гадкий - это стереотип, говорит Алёна. Относительно типичный клиент: в возрасте от 40 до 50 лет, женат, работает за границей. "Приезжает на две недели из-за границы и "отдыхает" по полной программе. Это для них как ритуал — сначала к нам. С нами легко общаться — мы не осуждаем, не расспрашиваем, выслушиваем и жалеем. Покинув дом, он чувствует себя виноватым, поэтому конфликт гаснет на корню. Мы нужны!". Алёна говорит, что ни одна девочка не останется без клиента — спрос есть на всех. "Может быть, потому что нас мало". Когда-то, в частности, в девяностые, женщин на улицах было больше.

Мужчина ищет ночную бабочку

ФОТО: Reuters/ScanPix

По закону сексуальные услуги можно обеспечивать только в жилом помещении, которое является собственностью человека, или в том случае, если заключён договор об аренде. Так гласят принятые в 2008 году Кабинетом министров "Правила ограничения проституции". Туда не входят публичные места, такие как, к примеру, автомобиль — можно получить штраф от 350 до 700 евро. Нет, не клиенту, а женщине, которая уже не защищена.

Таким образом на покупателе нет никакой ответственности, но как несоизмеримо большой штраф поможет вылезти из наркотиков и проституции — не ясно.

Понятно, что устаревшие правила не отвечают конституции, так как на их месте должен быть закон. Законопроект разрабатывается годами, но всё ещё застревает в министерских лабиринтах.

Я открою вам секрет...

"Часть из девочек, которые когда-то стояли, умерли, другие в тюрьме. 80% женщин, которые связаны с проституцией, принимают наркотики, остальные зависимы от азартных игр или алкоголя. Как-то этот стресс нужно снимать".

Если честно, — у многих женщин из проституции в биографии есть эпизоды насилия. Алёна — исключение, у неё была хорошая семья, таковой и осталась. "Сколько раз была в тюрьме — никто меня не забывал, навещали". После освобождения ей всегда было куда вернуться — мама ждала. "Девочки рассказывают, что некоторых в детстве насиловал отец, а некоторым нечего было есть, так как родители пили. Многие - воспитанницы интерната.

Алёна говорит, что последнее время всё меньше общается с женщинами из уличной среды, однако ясно знает, что ни одной эта работа не нравится. Ни одной! Они не ищут других возможностей, потому что улица - как болото, что засасывает всё глубже. Уйти очень сложно.

ФОТО: depositphotos.com

Но всё же… Есть так много организаций, где можно найти поддержку, столько возможностей, чтобы "подняться на ноги". Отговорки из серии "выхода нет", "виновата судьба", "замкнутый круг" больше не работают. "Я вам открою секрет: ни одной патриотки, работающей ради радости, не знаю, но за такое короткое время заработать в другом месте так много денег — невозможно.

Никто никого не заставляет работать. Последняя "крыша" пропала в 2003 году. Я не знаю девочек, которые кому-то отдают часть заработанного.

По её мнению, хуже всего работать у магистрали, где на большой скорости несутся автомобили, обливая грязью. "Около нас - бары, освещённая улица. Одна девочка с дороги сказала, что там плюс в том, что всё происходит быстро: заплатили, сделали и уехали".

Алёна несколько раз пыталась поставить объявления в интернете, но всё равно возвращалась к проверенной схеме. "Там много спама — 80% звонков ни о чем. "Погладь себя по коленке", "сними чулочек". Тьфу! От ожидания и ответов на звонки ты устаешь, а результата нет. Также ты не видишь человека. На улице ты тратишь меньше времени и всё быстро и конкретно.

Алёна вспомнила случай, когда по-настоящему испугалась: с клиентом что-то было не так. "Сейчас это кажется смешным, но в тот момент меня настиг страх. Человек нормально говорил, и тут - бац, что-то случилось, и он говорит: "Смотри, меня в палец укусил инопланетянин и предупредил, что так жить нельзя". На какое-то время он снова стал нормальным, а потом снова начал странно говорить. Я всё время смотрела на часы, когда пройдёт три часа, за которые он заплатил".

В районе Гризинькалнса уже 15 лет постоянным девочкам хорошо знаком "маньяк" по кличке "Бандана". Он увозит в лес девочку, которая его не узнает, заказывает услугу, а затем отнимает деньги и выкидывает её из машины. В последнюю встречу Алёна брызнула ему в глаза из перцового газового баллончика. Алёна вспоминает, что в 2008 году, в шесть вечера на улице Таллина одну девочку зарезали. А недавно на девочку с трассы вылили кислоту.

ФОТО: Edijs Pālens/LETA

"Пьяный таксист поймал одну девочку, зарезал в машине, труп увёз на Юглу, где территория бумажной фабрики, там попытался его сжечь. 

Недалеко оттуда он покупал бензин. Девочку узнали только потому, что один её глаз был стеклянный.

Однажды Алёне удалось избежать неприятностей. "Меня пригласили в квартиру. Входим, но он не платит. Понимаю, что что-то пойдет не так. Прыснула ему в глаза газом, вырвалась и убежала во вторую комнату, где к двери подвинула шкаф. Вызвала полицию, и они отвезли меня обратно на улицу". Алёна говорит, что полиция реагирует и помогает девочкам. В свою очередь, им известно, в каких случаях нужно обратиться за помощью. "Нет, мы не бесправные!", - говорит она.

Спросила об элитных услугах, которые рекламируются в интернете, но она посмеялась. "Даже я, в конце 90-х работала в престижном клубе Lady Lux. Там всё то же самое, только цена другая. Что там могло сильно измениться?". Она считает, что время борделей пришло к концу. "Сутенёрство — серьёзная статья. Сомневаюсь, что кто-то пойдет на такой риск".

Когда зашёл разговор о возрастном ограничении, запланированным новым законом, где говорится, что проституцией смогут заниматься личности не младше 25 лет, Алёна покрутила головой: не верит, что новый закон сработает. "Даже сейчас полно молодых, кому лет 15-16".

Мы им не разрешаем, но они стоят тогда, когда взрослых нет. На трассе молоденьких ещё больше.

Беря во внимание, что сегодня в интернете свои интим-услуги предлагают женщины 22-23 лет, вероятность того, что "торговля телом" подчинится закону, мала, они скорее уйдут в подполье.

Январь и февраль для "уличных девочек" - пустые месяцы. Рентабельные часы - в пятницу с восьми вечера до полуночи. Алёна говорит, что девочки работают сутки — кого-то можно встретить в пять утра, других в двенадцать дня. Работают тогда, когда закончились наркотики и нужны деньги. Как женщины замечают в мужчине клиента? "Когда он даёт знак, я подхожу к нему поговорить. Например, открывает окно машины, улыбается. Некоторые приезжают на такси, другие приходят пешком".

Когда спросила, сколько мужчин у неё было, она посмеялась. Она не работала над статистикой. Спрашиваю, как долго на протяжении 47 лет она планирует зарабатывать с помощью сексуальных услуг.

"Ну, может быть я встречу какого-нибудь мужчину...",- она прервалась и тут же скептически дополнила "Влюбиться, о нет! Мужчины так предсказуемы!"

"Но я могу быть благодарной и хорошим другом. Пока что я не готова к новым отношениям, так как мне хочется побыть одной. Кто-то рядом раздражает".

Оказалось, что в начале квартиру ей оплачивал мужчина, который надеялся на серьёзные отношения. Даже сейчас он иногда заходит в гости, но чаще женщина встречаться не хочет. Она говорит, что больше всего в жизни страдает от агрессии. Как только заметила в человеке эту черту, — отдалилась. "Я всегда была такой: за мир во всём мире",- смеётся она.

У Алёны есть взрослый сын, который живёт в Европе. Сына растила её мама. "Вот и правильно. Что ему могла дать я? Мне на себя сил не хватает". С сыном она общается, отношения не прерваны, но они не очень близки.

"У моей жизни теперь есть надежда на будущее. Ещё два года, и тогда - магистратура", - рассуждает о будущем Алёна. "Это так интересно: развитие, психология, общение".

Мы собрались уходить, дождь утих, и город в вечернем свете начал казаться уютным. Алёна сказала, что на выходных хочет сходить на каток — этой зимой получилось сделать это только раз, но кататься на коньках ей нравится больше всего на свете.