За почти тридцать лет независимости и пятнадцать - пребывания в ЕС в Латвии не было построено ни единой транзитной скоростной автотрассы. Наша страна, впрочем, не в одиночестве: в "друзьях по несчастью" у нее Румыния. Но есть небольшая разница: румынское общественное мнение склонно считать подобную ситуацию большим несчастьем, в то время как в Латвии, похоже, отношение к отсутствию автотрасс такое же, как к дурной погоде: не повезло, конечно, что так случилось, но как-нибудь переживем. Нам бы столичные дороги в порядок привести!

15 марта ровно в 15.00 по Восточноевропейскому времени дорожное движение в больших городах Румынии остановилось. Четверть часа приватный и городской транспорт не двигался с места, выражая солидарность общественному движению "Romania Wants Highways" (RWH). На пятнадцать минут приостановили работу многие крупные и малые предприятия по всей стране. А на столичную площадь Victoriei толпами вывалили "белые воротнички"  из окрестных офисов крупных корпораций. И присоединились к уже митинговавшим там работникам центральных кафе, ресторанов и парикмахерских.

Нумерологам в данном случае не стоит беспокоиться: трижды пятнадцать - день, час и продолжительность стачки - не более, чем веселое совпадение, обыгранное инициатором общественного движения, молодым предпринимателем Штефаном Мандаки из восточнорумынского города Сучава. Сам Штефан отнюдь не селебрити: более того, до начала марта о его существовании мало кто знал. Несмотря на популярность принадлежащей ему быстро растущей сети фастфудов Spartan, многим ли из желающих на скорую руку подкрепиться было дела до персоны основателя бизнеса? 

Но умелое использование соцсетей творит чудеса. Через две недели после запуска общественного движения против бездорожья о Штефане заговорила вся Румыния: у выложенного на ютьюб официального гимна RWH  - композиции хип-хоп группы Trupa 9 "И я" (с аналогичным хэштегом в соцсетях - #SiEu) - на данный момент уже 245К просмотров. 

Правда, хипхоперы из дружественной Штефану команды появились на ютьюбе уже когда первая акция RWH состоялась. На принадлежащем ему участке земли предприниматель подал личный пример. Выстроив первый "погонный" метр скоростной трассы по всем стандартам и предписаниям ЕС - и за собственные 4500 евро. Инаугурация этого, как надеются многие в Румынии, далеко не последнего метра хайвэя, собственно, и имела место 15 марта в 15.00. 

В интервью новостному каналу G4media.ro отважный инвестор заверил, что интересовал его вовсе не пиар, но привлечение общественного внимания к жалкому состоянию румынской дорожной инфраструктуры. Из-за которой, по мнению Штефана, на дорогах страны ежегодно погибает не менее 2000 людей.

Ясно, что с последним обобщением инициативный предприниматель несколько погорячился. Примеры Литвы и Польши демонстрируют, что в восточноевропейских условиях на деле куда проще и быстрее развить и модернизировать дорожную инфраструктуру, чем отучить водителей превышать скорость и(ли) садиться за руль изрядно набравшись.

Но куда важнее во всей этой истории другое. Гражданин страны, где дорожная  инфраструктура год от года заметно преобразуется, выражает неудовлетворение замедленным темпом этих преобразований. Ему бы увидеть дороги Латвии. Именно увидеть - потому что представить себе этот штопаный-перештопаный кошмар, уверяю вас, ни у кого в Румынии просто не хватит воображения.

Точно также, как для среднестатистического латвийца Румыния априори символизирует юго-восточный хаос - да еще и с изрядной посткоммунистической составляющей, в сознании рядового румына Латвия - маленькая благополучная страна со всеми компонентами северного "орднунга".

Он искренне убежден, что Латвия давным-давно из посткоммунистического болота выбралась. А в то, что в конце второго десятилетия XXI века главный фигурант восточноевропейского бездорожья это именно Латвия, а вовсе не Румыния, - он просто ни за что не поверит.

Да и непросто поверить: в наш северо-восточный угол Европы румыны забредают нечасто. Зато, массово путешествуя в западном направлении, видят в тех странах ЦВЕ, что проезжают, автобаны ничем не хуже немецких. И неудивительно: проблемы дорожной инфраструктуры большинства центральноевропейских стран были впечатляюще решены в первые 15 лет века. Именно тогда густой сетью хайвэев покрылась Венгрия, превратившись в одну из стран быстрого транзита. В меньшей степени, но вполне показательно изменилась сеть чешских дорог.

Даже в Словакии, где строительство скоростных трасс с юга на север очень затруднительно из-за горной цепи Высоких Татр, перерезающей большую часть территории, такие дороги пусть медленно, но строят. Со всеми надлежащими виадуками, тоннелями и многоярусными развязками. Сезон за за сезоном, участок за участком.

Медленно, но строят скоростную трассу и в Румынии. Страна, правда, в отличие от Словакии, совсем не маленькая, почти 240 тысяч квадратных километров, да и денежки из европейских Структурных фондов нет-нет да и становятся жертвой "распилов" вороватого чиновничества на местах, - и все же большой скоростной транзит от венгерской границы до болгарской почти за 10 лет упел "проползти" больше половины страны. Поэтому думаю, что завершат его еще при моей жизни. А что при жизни Штефана Мандаки, который меня младше раза этак в два, - так и подавно.

Но Штефан так долго ждать не намерен. И миллионы его сограждан тоже. В их числе и президент страны Клаус Иоханнис. "Я хочу, чтобы протестующие знали: я с ними!" - сообщил официальный президентский твиттер 15 марта.

В прошлом и сам многолетний мэр города Сибиу, Иоханнис в свое время прославился тем, что вытащил родной город из страшного запустения, вызванного экономической катастрофой последних лет коммунистической диктатуры и массовой эмиграцией доминировавшего там германоязычного населения в ФРГ в 1980-90 годы. Активное привлечение зарубежных (прежде всего немецких и австрийских) инвестиций, а также средств из европейских фондов не только вернуло Сибиу былой австровенгерский блеск, но и сделало одним из наименее загруженных транзитным транспортом и самым чистым городом Румынии.

Многократно переизбираясь, в должности мэра города Сибиу Клаус Вернер Иоханнис оставался долгих 14 лет, с 2000 по 2014-й, одновременно возглавляя Демократический форум немцев Румынии. И надо сказать, что происхождение мэра и его родной язык никогда не выпадали ни решающей, ни сколько-нибудь заметной картой в его успешных переизбраниях. Электорат - по большей части этнически румынский - судил о бургомистре по состоянию городской инфраструктуры, а не по звучанию его имени.

Тут, кстати, рижанам есть о чем задуматься. Особенно глядя на состояние проезжих частей столичных улиц. И мартовское межсезонье - лучшее для подобных раздумий время.

К июню 2014 года, когда мэр Сибиу возглавил Национал-либеральную партию страны, его рейтинг по всей стране был уже очень высоким. И главной визитной карточкой Иоханниса для рядового избирателя оставался его город - а не его имя. Что, собственно, и обеспечило победу немца и лютеранина на президентских выборах в такой этноцентричной и православно-клерикальной стране, как Румыния.

Столичная публика, приезжавшая в Сибиу, просто диву давалась: в Бухаресте следы былой разрухи еще мозолили глаз на каждом шагу, а в Сибиу их как и вовсе не бывало! 

Конечно, западная часть страны с ее исторически развитой инфраструктурой - хороший стартовый материал для развития. А ведь у Румынии есть еще и восточная часть. По большей части в былую в Австро-Венгрию не входившая, и потому густой дорожной сети не унаследовавшая. Наш герой Штефан родом именно оттуда.

И, хотя на сей день дороги в его краях вполне сопоставимы с латвийскими, шансов на перемену их участи, похоже, появится больше. 

Потому что румынским гражданам, как видим, очень даже небезразлично. Потому что выросло и достигло зрелости молодое поколение, начисто лишенное апатиии их родителей. И совсем не так, как они, представляющее себе жизнь в европейском государстве XXI века. Потому что, наконец, обширная румынская диаспора - и молодежь, и люди средних лет, - находятся в постоянном контакте со страной происхождения, пытаясь всеми силами расшевелить оставшихся дома. Что и проявляется весьма наглядно - хотя бы на примере собирающих сотни тысяч участников антикоррупционных протестов. Которые сотрясают Румынию уже два с половиной года. 

И пусть себе лидер стремительно теряющей доверие избирателей правящей соцдемпартии PSD, которая пытается заблокировать евроинтеграцию Румынии, утверждает, что Штефан Мандаки - "циркач", поддерживаемый президентом Иоханнисом  (то есть, главным врагом PSD), а деньги на разные гражданские акции дает определенно Сорос, - не так уж и важны эти праздные фигуры речи.

Важно, что  инициатива "циркача" получила нешуточный отклик - и не только в народе, но и в локальных муниципальных администрациях, и в бизнес-кругах, включая зарубежных инвесторов. 

Будем же следить за ходом событий: если дело пойдет, то, как знать, - не пригласить ли Штефана в "северную и благополучную", равнинную и малокилометражную, но при этом почему-то до сих пор бездорожную Латвию? А уж четыре с половиной тысячи и команду хипхоперов мы ему как-нибудь организуем.