"Там, за линией фронта, уже выросло поколение, которое не любит Украину. Но и здесь, в Украине, уже успело вырасти поколение, которое учили ненавидеть Россию". Северодонецк, Луганская область. Несмотря на то, что до передовой всего несколько десятков километров, этого ничто не выдает. Разве что квартал разрушенных зданий и несколько блокпостов с военными на пути из Славянска. Здесь, в гостинице "Мир", мы встречаемся с украинскими блогерами и общественными деятелями Вячеславом Шевчуком и Асифом Багировым. Сегодня здесь действительно "мир", но ещё чуть меньше пяти лет назад в окна соседних домов попадали снаряды.

Северодонецк был построен в 1934 году. Градообразующим предприятием стал "Азот", работников для которого набирали со всего Союза. "В советское время это был процветающий город. Здесь было всё. Люди чувствуют привязанность к этой территории, потому что здесь им дали кров и роботу. Но что для них значит страна, в которой они сейчас живут?", - начинает рассказ мой собеседник.

В 2014 году в окна гостиницы, где мы беседуем, и соседние жилые дома летели снаряды. Сегодня самый масштабный урон, нанесённый войной, устранён, но голос кризиса и экономической нестабильности слышится всюду. 

Есть мнение, что сегодня Донбасс, Донецкая и Луганская области никому не нужны — ни Украине, ни России. Они стали своеобразной "разменной монетой" в разборках двух стран, а теперь как заноза, от которой никак не избавиться. О ситуации на востоке Украины рассказали Вячеслав Шевчук - блогер, ветеран АТО, член исполнительного комитета Северодонецкого горсовета и Ариф Багиров — медиаэксперт, блогер и общественный деятель. 

Украина - это не только про войну и политику.

Ариф: Из Северодонецка и всей Луганской области сегодня катастрофически уезжает молодежь.

Вячеслав: У молодежи нет возможности трудоустроиться. В городе Северодонецк до войны проживало около 122 тыс. человек. После начала боевых действий отсюда уехало около 40 тысяч самых активных жителей. Сегодня большинство живущих здесь - переселенцы, причем не самые активные. Их больше, чем местных жителей. Трудоспособные, активные, амбициозные из Северодонецка переехали в Харьков, Киев, Львов. Здесь находятся люди, которые приехали "пересидеть".

Ариф Багиров (слева) и Вячеслав Шевчук (справа)

ФОТО: Viktorija Puškele/TVNET

Все предприятия, которые приносили прибыль в бюджет, закрыты. Единственный иностранный инвестор, который остался на территории Луганской области, это польская компания "WIKA Украина".

Зарплата в Северодонецке - около 110 евро. И это на фоне того, что многие переехавшие сюда из Луганска и Донецка чиновники, олицетворяющие силовые структуры, получают по 1000 евро. 

- А что было до войны? Зарплаты были выше? 

Вячеслав: До войны были разные этапы, кризис опять же. Вилка зарплат разнилась, но динамика была позитивной. Настолько, что люди, которые когда-то уехали на заработки в Москву, возвращались в родной Северодонецк.

Сегодня же здесь нет не только высокооплачиваемой работы, но и вообще какой-либо работы. Кроме того, сегодня Северодонецк - город с самыми высокими в Украине ценами на коммунальные платежи и отопление. 

- Есть ли попытки исправить эту ситуацию на государственном уровне? 

Ариф: Отсутствуют какие-либо попытки. Такое ощущение, что центральная власть вообще забыла о жителях Луганской и Донецкой областей.

- Но ведь на международном уровне политики центрального аппарата постоянно говорят о том, что необходимо восстанавливать территориальную целостность, необходима интеграция...

Вячеслав: Политики в Украине говорят одно, а делают другое. Приведу пример. Северодонецк является областным центром. В нем находится военно-гражданская администрация, которая на протяжении четырех лет воюет с Северодонецкой городской властью.

В городе не построен ни один дом, не создано ни одно предприятие, нет условий, чтобы жизнь здесь наладилась. Кажется, наоборот - делается все, чтобы этого не допустить.

Областная власть абсолютно отстранилась от каких-либо обязательств по отношению к жителям города. Не ремонтируются дороги, электричество здесь в полтора раза дороже, чем в любой другой области Украины. Оставшийся бизнес в Луганской области собирается переехать в другую область. Теперь сами можете сделать вывод, как центральный аппарат заботится о нас. Кажется, они хотят уничтожить все, что здесь осталось. Потому что геополитически эти регионы никогда не голосовали за нынешнюю власть.

- На ваш взгляд, есть ли шансы, что ситуация в регионах изменится в лучшую сторону после выборов? 

Вячеслав: Я патриот своей страны и большой романтик. Я вернулся сюда после безбедной жизни в Европе потому, что я верю в будущее Украины. Если бы я не верил, меня бы здесь сейчас не было. 

- Из разных источников мы, жители Латвии, получаем весьма противоречивую информацию о взаимоотношениях Восточной Украины с Россией. Можете ли вы рассказать о настроениях и позиции местного населения?

Вячеслав: Я заканчивал военное училище в конце 80-х годов в Калининграде. Очень много моих сокурсников сегодня являются офицерами как ФСБ, так и Вооруженных сил России.

Могу сказать, что в России всё не так однозначно.

Путин вырыл очень большой ров между нашими странами. Думаю, не без поддержки Порошенко. Но, время лечит, хоть произойдет это и не скоро. 

Кадры из Северодонецка

ФОТО: AP/Scanpix

Ариф: Нельзя "говорить за всех", отвечать одним тезисом. Люди разные, ситуации разные. Однозначно одно - Россия это наш сосед, и нам от него никуда не деться.

Вячеслав: Вот, например, многие поляки занимаются бизнесом в Германии и очень уважают эту страну. Хотя все мы знаем, что Германия во время Второй мировой войны очень много плохого сделала для Польши. Думаю, через какое-то время, когда вырастет новое поколение, ситуация изменится.

- А что вы думаете о восстановлении целостности Украины?

Вячеслав: В Луганске уже выросло поколение детей, которые считаю Украину врагом.

Ариф: Военное вмешательство нам не поможет, нужно применять мягкую силу. Но перед этим надо сделать восточную часть Украины привлекательной.

Если мы сейчас скажем людям, живущим в Луганске и Донецке, где тарифы на электроэнергию не повышались с 2014 года: "Мы присоединяем вас назад к нам, и теперь за коммунальные услуги вы будете платить в два раза больше", они ответят: "Зачем нам такой счастье?".

Вячеслав: Люди, находящиеся по ту сторону, должны увидеть Луганщину развитой, с пригодными для жизни условиями. Сегодня же они видят отсутствие рабочих мест, отсутствие инфраструктуры. Они видят, какой здесь бардак.

Ариф: В обществе нагнетается история. Вячеслав сказал, что "там" выросло поколение, которое не любит Украину. Но надо отметить, что и здесь, в Украине, уже успело вырасти поколение, которое учили ненавидеть Россию. Как ни крути, но у этих людей не будет уверенности, что они смогут жить на равных. Что их примут и все будет так, как раньше.

Вячеслав: На мой взгляд, это делается планомерно. Мне кажется, тому правительству, которое управляет страной сегодня, выгодно, чтобы Луганская и Донецкие области вообще отошли от Украины. С точки зрения сельского хозяйства и промышленности Луганская область им не интересна. А в Донецкой области сейчас остался один Мариуполь, из которого "делают конфетку".

Центральная власть продекларировала децентрализацию власти. Но на практике этого не произошло. На мой сугубо субъективный взгляд, Украина живет абсолютно разными жизнями. Киев и Северодонецк - это две разные страны.

Кадры Северодонецка

ФОТО: Loretta Toth

Но это не единственное расслоение. "Две разные страны" наблюдаются и внутри нашего региона. Если посмотреть на уровень жизни чиновников, которые живут за счет предпринимателей, малого бизнеса и простых людей - это тоже небо и земля. Сегодня чиновником быть модно, гордо.

Скажу честно, многие в Северодонецке мне говорят: "Зачем ты занимаешься бизнесом, иди работай чиновником". Мне предлагают должность, где я могу ничего не делать, надувать щёки и зарабатывать 1500 тысячи евро в месяц.

Все предприниматели, которые работают в Северодонецке, тем самым пополняя бюджет региона, на самом деле выживают. Их чистых доход - 200-250 евро в месяц. На фоне чиновников, которые получают 1000 евро.

И что мы предложим той территории [Донецку и Луганску]? "Приезжайте сюда и сидите как мы в бедноте"?

Страна погрязла в коррупции. Я сейчас расскажу непопулярные вещи, но для того, чтобы страна изменилась, нужны два закона. Первый - запретить голосовать всем, кроме налогоплательщиков. 

Второе - закон, который предусматривает уголовную ответственность за невыполнение предвыборных обещаний. Ровно через пять лет после выполнения приговоров, будет абсолютно другая страна. Никто никогда не захочет обманывать избирателей. Иначе коррупцию в Украине победить невозможно.

Архивная галерея: Снимки из Украины