Хотя многие политические силы красивыми словами говорят о необходимости более тесного сотрудничества в Европейском союзе (ЕС) и даже федерализации, почти на каждом шагу мы видим, что новые страны ЕС по-прежнему подвергаются дискриминации, заявил в интервью агентству ЛЕТА лидер списка национального объединения на выборах в Европарламент (ЕП), евродепутат Роберт Зиле. Партия в следующем созыве Европапрамента надеется получить три мандата и обещает бороться за одинаковые возможности для всех стран, чтобы не было дискриминации ни в чем, начиная с сельскохозяйственных прямых дотаций и заканчивая ограничениями конкуренции на едином рынке.

- Каковы приоритеты национального объединения в работе в Европарламенте?

- Мы за сохранение роли национальных государств в ЕС. Мы выступаем за то, чтобы у стран-участниц были одинаковые возможности, чтобы не было дискриминации, начиная с сельскохозяйственных прямых дотаций и заканчивая ограничениями конкуренции на едином рынке. Как консервативная партия мы выступаем за то, что ни одна страна не может быть наказана за приверженность консервативной системе ценностей до тех пор, пока это не нарушает принципов Европейской хартии об основных правах. Это вопрос судебной власти, а не споры на уровне политических организаций, как это было в случае Венгрии и Польши.

- Пожалуйста, обозначьте подробнее свое видение об устранении дискриминации стран-участниц.

- В сфере общей сельскохозяйственной политики нужно позволить конкурировать с одинаковыми продуктами на едином рынке, что означает единый уровень затрат. Компенсационные выплаты в Нидерландах и Италии отличаются от Латвии, и это искажает конкурентоспособность Латвии, остальной Балтии и других стран региона. Кроме того, в бюджете ЕС на следующие семь лет Еврокомиссия предложила уменьшить инвестиции в сельскохозяйственную сферу на 15%, что создает ощущение, что ничему не позволят развиваться.

Работая в транспортном комитете ЕС, я пришел к выводу, что вопрос конкуренции на рынке перевозок тяжелыми автомашинами может привести к судебной тяжбе. Главная цель поддержанных ЕП перемен — не позволить компаниям Латвии, Литвы, Польши и других восточноевропейских стран конкурировать с предприятиями Франции и Германии.

Правительства Польши, Венгрии, надеюсь, и Латвии подадут в суд иск о том, что в ЕП нарушены наши права.

Цель упомянутых западноевропейских стран состоит в том, чтобы наши предприятия не заняли их рынок и не вытеснили их предприятия. Это означает, что мы остаемся на более бедном уровне, что принудит молодое поколение работать у них. Это не позволяет верить никаким словам о солидарности.

- Вы считаете, что Латвия в такой тяжбе может выиграть?

- Да, и для такого процесса нужно найти партнера. В последние месяцы мы видим, что сложилась очень хорошая команда с представителями Болгарии, Румынии, Польши, Литвы, Эстонии и Финляндии. Мы можем вместе стыдить приверженцев федерализации за то, что они красивыми словами говорят о более тесном сотрудничестве в ЕС, однако на каждом шагу, в том числе и в предложении многолетнего бюджета, мы видим, что нас по-прежнему дискриминируют.

Параллельно происходит раскол единомышленников — заинтересовывая конкретным вопросом, их переманивают на противоположную сторону, чтобы можно было развернуть конкретный финансовый или законодательный вопрос в другом направлении.

- Как вы предполагаете отстаивать интересы Латвии в процессе разработки следующего многолетнего бюджета?

- Во-первых, даже если не нравится национальное объединение или Зиле, в любом случае я призываю латышей участвовать в выборах, особенно в ситуации, когда, скорее всего, со стороны социал-демократов будет избран Нил Ушаков ("Согласие") или еще кто-нибудь, мыслящий совершенно в другом направлении. Нужно выбирать людей с опытом и способностью найти партнеров, потому что в парламентском учреждении, где более 700 депутатов, без союзников нельзя продвинуть свой вопрос.

С учетом разработки многолетнего бюджета депутатам следующего созыва нужно без "разбега" быть в курсе дела и с партнерами. Нам очень важен и вопрос финансирования "Rail Baltica". Чтобы завершить этот проект в намеченное время, в 2026 году, в следующем многолетнем бюджете на него надо выделить 4 млрд евро. Пока эта сумма надежно не обозначена, но сложную ситуацию можно развернуть в позитивном направлении. Я основал группу друзей "Rail Baltica", в которую вошли 15-20 депутатов из разных стран. Это политически очень важная структура, которая работает над достижением поддержки проекту.

Галерея: Пленарное заседание Европарламента в 2018 году

- Но вы в Европарламенте не представляете ни одну из крупнейших политических групп.

- Альянс европейских консерваторов и реформистов — третья крупнейшая политическая группа в ЕС. Не всегда принадлежность к крупнейшим группам дает решение. Есть ли у вас голос в большой политической группе, даже если вас там четыре депутата? Например, у Латвии такое количество представителей в Европейской народной партии (ЕНП), но это не помогло избежать введения ограничений для наших автоперевозчиков. От ЕНП зависело, будет ли этот вопрос решен вопреки регламенту ЕП, что может привести к уже упомянутому судебному разбирательству.

Решающая большая группа не соблюла интересы своих депутатов из Центральной и Восточной Европы и решила в пользу тех, кто "более важен".

ЕНП решала этот процесс, в противном случае нам удалось бы добиться того, что невыгодное для наших стран решение не было бы принято. За свои интересы нужно бороться "зубами и когтями", и не надо считать, что членство в крупной группе гарантирует, что тебя выслушают. В Альянсе европейских консерваторов и реформистов мы были единственными, кто в этом сложном законодательном процессе от имени группы добился большинства среди 75 депутатов.

Мы добились того, что от имени группы можно было подавать предложения. Есть много важных процедурных вопросов, но, если у вас нет большинства группы, вы не можете влиять на процедуру. Лучше быть большинством в меньшей группе, чем быть в большой группе, но не иметь влияния.

- Какие результаты вы прогнозируете для национального объединения на выборах ЕП?

- Мы уже сказали, что будем бороться за три мандата в Европарламенте. Однако надо учесть, что спрогнозировать распределение голосов очень трудно. Я помню первые выборы в ЕП в 2004 году, когда "Тевземей ун Бривибай"/ДННЛ получило четыре мандата из девяти, чего никто не прогнозировал. Результат зависит от активности людей, от способности партий мобилизовать свой электорат.

- Помимо уже названных, каковы другие приоритеты ВЛ-ТБ/ДННЛ в отношении многолетнего бюджета ЕС?

- Я уже назвал устранение дискриминации в сельскохозяйственной политике, а также обеспечение финансирования "Rail Baltica". В предложении многолетнего бюджета ЕС финансирование растет только на исследования и развитие, включая программу "Horizon". Сначала звучит красиво, и конкуренты из либерального крыла рады. Но на практике латвийским молодым ученым получить доступ к этим проектам очень сложно. Поэтому чрезвычайно важно, как будут разделены деньги.

Проблема в том, что почасовая оплата наших ученых, исследователей часто в десять раз меньше, чем у датчан или голландцев, что и вызывает отставание.

В эту программу мы вносим больше, чем получаем, потому что больше этих денег получают западноевропейские исследовательские центры. Фактически деньги остаются в двух, трех странах, в которых развита и местная военная индустрия.

- Какой будет ваша позиция, если люди, в том числе искатели убежища, снова захотят приехать в Евросоюз?

- Если мы хотим человеку помочь, то он должен попасть в надежное место за пределами ЕС. Франция, Германия. Швеция или другие страны могут принимать этих людей, если хотят. Но вопрос о том, в какую страну должны попасть люди, не решает в Брюсселе президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер или кто-то другой по математической формуле. Нужно учитывать, что судьбами этих людей пользуются преступные организации.

В годы кризиса беженцев Интерпол посчитал, что перемещение людей создает криминальным группировкам шестимиллиардный оборот. Удалось добиться укрепления внешней границы ЕС. "Frontex" пополнился 10 000 пограничниками, которые в случае необходимости будут работать и у нас, на восточной границе, если мы столкнемся с крупными, криминально организованными потоками миграции, что уже происходит с перемещением через Латвию вьетнамцев и представителей других народов.

- Как ЕС должен строить отношения с Россией? Позиция отдельных стран может смягчить установленные санкции?

- Отдельные страны хотят снятия санкций, например, вице-премьер Италии Маттео Сальвини мотивирован содействовать экспорту в Россию. Официально об этом не говорится, но Германия хочет увеличить долю российского газа на всем европейском рынке, что полностью противоречит целям Европейского энергетического союза. Это показывает и проект "Nord Stream 2", который увеличивает долю одного поставщика — России.

Хотя антироссийские санкции формально еще существуют, параллельно газ закупается на миллиарды евро. Также Россия возвращается в Парламентскую ассамблею Совета Европы. На бумаге санкции формально есть, но происходит их легкая эрозия. ЕС следует сохранять строгую и принципиальную позицию, выступая за европейски ценности. Это и означает сохранение санкций против России, пока не найдено решение для Украины, против которой Россия осуществляет агрессию.