"Существует параллель между детьми, которые живут в детском доме, и теми людьми, которые в тюрьме отбывают пожизненное лишение свободы", - рассказывает психолог, которая на протяжении пяти лет работала с самыми опасными преступниками, приговоренными к пожизненному лишению свободы. В рамках проекта "Невидимое в тюрьме" TVNET рассказывает как о жизни в тюрьме, так и о ее обитателях. Наказание - это не месть, а последняя возможность для преступника вернуться в общество. Цель проекта - понять, можно ли предотвратить рецидив среди осужденных за особо тяжкие преступления.

Видео: Интервью с психологом для пожизненно осужденных (разговор на двух языках)

Юлия Иванова, психолог. Отработала в Даугавгривской тюрьме пять лет, с 2014 по 2019 год. Работала с заключенными, приговоренными к пожизненному лишению свободы. Старший лейтенант, два с половиной года выслуги на должности старшего инспектора. В настоящее время в тюрьме не работает. 

"Если сформулировать усредненный портрет заключенного, приговоренного к пожизненному лишению свободы, то в среднем это мужчина 35-40 лет, который достаточно хорошо идет на контакт с работниками тюрьмы. Он пребывает в заключении уже 10-15 лет, и, соответственно, уже долгое время находится в длительной изоляции. Длительная изоляция, конечно же, имеет свои последствия для личности человека. Эти последствия выражаются в так называемой депривированности личности".

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

- Что такое депривация личности?

- Как вы знаете, у человека есть потребности во сне, в еде. Это то, без чего не может существовать организм человека. Также есть совершенно естественные эмоциональные потребности, без которых личность не может существовать полноценно. Одна из потребностей, которая может не реализовываться в длительной изоляции, это потребность в новых впечатлениях. Происходит так называемая сенсорная депривация - у человека нет возможности видеть перспективу, смотреть вдаль. Видеть природу - дерево, траву. Все это может выражаться в снижении активности и мыслительных процессов. Это влияет на умственные способности.

Также не удовлетворяется потребность в теплых, человеческих отношениях. Так называемая эмоциональная депривация. Последствия - тревожность и страх, рядом с которыми всегда идут раздражительность и злость.

Ещё один вид депривации - социальная.

Ограниченный круг общения может привести к таким последствиям как снижение стрессоустойчивости, могут возникать параноидальные идеи, тенденции к агрессивности, раздражительность, тревожность.

Конечно, длительная изоляция также влечет за собой ограничения двигательной активности, которая также необходима для человека. Если она не удовлетворяется, человек может быть апатичным. Возникает общая слабость, раздражительность.

Всё это не способствует ресоциализации заключенного, а также безопасности осужденного пожизненного и работников тюрьмы. Для того, чтобы поддерживать эту "человечность", необходимы мероприятия свободного времяпрепровождения, творческие мероприятия, где они могли бы проявить себя. Что-то созидать, это очень важно для личности. В тюрьме Даугавгривас такие мероприятия проводятся, заключенным дается возможность осуществлять потребность в позитивной коммуникации. Они могут приобрести положительные эмоционалные впечатления. Для этого также осуществляются спортивные мероприятия. 

- Вы сказали, что заключение мешает психологической ресоциализации. Какой должна быть грань между заключением и активными, творческими мероприятиями? Как психолог, работник тюрьмы могут найти баланс?

- Сложно ответить на этот вопрос. Конечно, тюрьма, исходя из своих ресурсов, старается этот баланс находить. Существует индивидуальный план ресоциализации для каждого заключенного. Есть специальный инструмент, которые называется "Оценка потребностей и рисков заключенного", его заполняют три специалиста. Психолог, социальный работник и старший инспектор, который работает на этом отделении. Исходя из этого индивидуального плана ресоциализации, для каждого заключенного определяются мероприятия, в которых он должен участвовать. 

- Расскажите подробней, что написано в этом плане. Это означает что ему каждый день надо вставать, скажем, в 8 утра, или это означает, что ему каждую пятницу надо идти разговаривать с психологом?

- Вопросы режима там не рассматриваются. Каждый специалист заполняет определенные блоки, в которых рассматриваются слабые и сильные стороны заключенного. Исходя из того, что необходимо корректировать в мышлении, поведении заключенного, в его социальных контактах, каждым из специалистов в этот план вносятся свои рекомендации.

Я, как психолог, могу рассказать про свою компетенцию при составлении этого плана. Например, если у заключенного наблюдается повышенное эмоциональное напряжение, ему тяжело справляться со своими негативными эмоциями, часто возникают конфликтные ситуации, то такому человеку можно рекомендовать программу снижения стресса, индивидуальное консультирование с психологом. Это вносится в план ресоциализации, потом составляется график посещений и того, что именно должно выходить в его программу. Тюрьма, конечно же, не всегда может осуществить весь этот план в течение конкретного периода. Но если такая возможность предоставляется, то заключенного вызывают на индивидуальный разговор, в ходе которого обсуждаются его желания и возможности, и тогда он зачисляется в группу. Формируется группа заключенных, начинаются занятия ресоциализации - обычно это 10-12 занятий по 2 часа раз в неделю. Время, конечно же, согласовывается с другими отделами, чтобы не было накладок в повседневной жизни заключенного - некоторые работают, учатся и т.д.

Галерея: Тюрьма Даугавгривас

- Насколько я понимаю, большая часть пожизненно заключенных живет в камерах по несколько человек. Как это влияет на эмоциональное состояние этой категории заключенных?

- То, что я говорила в самом начале - эмоциональная депривация. Ограниченный круг общения вызывает изменения, искажения личности. Возникает повышенная раздражительность, конфликтность, подозрительность. Это все сказывается на процессах в камерах. Чем меньше заключенных находится в камере, тем лучше для их личности. Это снижает определенные риски, с заключенными проще работать - как надзору, так отделу безопасности и отделу ресоциализации.

- Перед распределением заключенных по камерам с вами, как с психологом, консультируются? Например, спрашивают ли, можно ли двух определенных заключенных содержать вместе?

- Конечно, работа с такой категорией заключенных как пожизненно осужденные - это командная работа. Раз в неделю мы собирались всеми отделами, которые контактируют непосредственно с заключенными, обсуждали актуальные проблемы.  Если где-то требовалось вмешательство психолога, то к решению вопросов привлекали меня.

Видео: Тюремный психолог. Как наше детство влияет на нас?

- А как вы оказались в тюрьме? Ведь, думаю, в детстве, в возрасте пяти лет, никто не говорит: "Я хочу работать в тюрьме". Как ваша профессиональная дорога привела вас к работе с осужденными пожизненно?

- У меня никогда не было "легкого" опыта работы. Я всегда работала с "тяжелой" категорией людей - это был опыт работы в социальной помощи, в социальных приютах, социальных домах, в домах для инвалидов и пенсионеров. Потом я какое-то время работала психологом в детском доме. Когда я увидела, что требуется психолог в тюрьме, я подала свою заявку, и меня пригласили на собеседование. Только на собеседовании я узнала, что ищут психолога именно для пожизненно осужденных. Я, конечно, была удивлена такому стечению обстоятельств, но подумала: "а почему бы и нет?".

- Вы работали в детском доме. Насколько мне известно, большая часть заключенных выросла именно в этой среде. У многих в детстве были определенные психологические травмы. Я понимаю, что каждый человек индивидуален, но можно ли проследить какую-то тенденцию на пути от жизни в детском доме до момента совершения преступления?

- Хороший вопрос. Вы указали на тот момент, который я всегда прослеживала, словно он прошит красной нитью.

Я увидела параллель между детьми, с которыми я работала в детском доме, и теми людьми, которые отбывают пожизненное лишение свободы.

Очень большое количество тех заключенных, которые находятся на пожизненном, не все, но большинство, пережили очень глубокие психологические травмы в детстве. Это, прежде всего, касается отношений с родителями - те, кто попадают в тюрьму, в детстве зачастую были брошенными детьми. Это не те дети, которые потеряли родителей в автокатастрофе, а те, кто вырос в неблагополучной семье. У таких детей не удовлетворялась очень важная потребность в привязанности, в эмоциональном, человеческом, в теплых отношениях. Дети приюта - это дети системы, которые приспосабливаются выживать в сложных условиях. Точно также, как и заключенные, отбывающие пожизненное лишение свободы.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Когда я с ними познакомилась, я увидела в них этих детей.

- А каков психологический возраст этих людей? Наверняка, многие из них не пережили даже подростковый возраст так, как прожили его мы?

- Конечно. Это называется эмоциональная незрелость. Человек проявляет в поведении те признаки, которые соответствуют предыдущему возрастному этапу. Когда заключенный попадает на пожизненное заключение, его личность перестает активно развиваться, он не приобретает социальных контактов. Все это может способствовать его эмоциональной незрелости.

- Хотелось бы поговорить о том, что через несколько лет многие осужденные пожизненно смогут просить условно-досрочное освобождение. Как психолог и вся администрация тюрьмы может поспособствовать тому, чтобы этот человек в общество вернулся не с клеймом "он был осужден пожизненно", а как полноценный член общества? 

- Сейчас это очень актуальный вопрос. Насколько я понимаю, именно для этого пять лет назад и искали психолога для осужденных пожизненно. Для того, чтобы заключенный, находясь в длительной изоляции, не растерял свою человечность, и исходя из своих ресурсов - внешних и внутренних - смог идти по системе ресоциализации и приобрести новые модели поведения и ценности. Если я не ошибаюсь, уже было два заключенных, которые претендовали на условно-досрочное освобождение. Обращались в суд, но им было отказано. Я думаю, главная причина такого решения заключается в том, что эти заключенные долгое время находились в состоянии незанятости.

Это крайне важно - быть занятым, работать, проводить время в условиях позитивной коммуникации, создавать что-то.

Это то, чем занимается отдел ресоциализации. Наши сотрудники помогают заключенным распознать свои потребности, осознать свои слабые стороны, над которыми нужно работать, которые нужно корректировать. Если человек может это сделать, то ему предоставляются все условия для исправления. 

Я хотела бы отметить, что в 2015 году в законодательстве были приняты поправки, согласно которым пожизненно заключенный может претендовать на выход к другим заключенным, которые осуждены на меньший срок. Я считаю, снятие ярлыка "пожизненно осужденный" - крайне важный момент. Ведь стереотип "приговоренный пожизненно" присутствует не только в обществе людей, которые не знают этой системы, но и среди других заключенных, и иногда даже среди работников тюрьмы. Сами понимаете - как мы можем говорить об условно-досрочном освобождении для человека, который долгое время находился в очень жестких режимных рамках?

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

- Заключенные обращаются к психологу с определенными проблемами. Можете рассказать типичные беды осужденных пожизненных?

- Большинство проблем - это последствия длительной изоляции. Например, возникновение частых конфликтных ситуаций. Также это потребность проговорить свои актуальные эмоциональные переживания. Им очень важно быть услышанными и понятыми, это снимает эмоциональное напряжение. Часто обращаются с проблемами с родственниками и близкими, отношения с которыми сохранились или установились в течение отбывания наказания. Также это анализ преступления и ощущение бесперспективности существования, вопросы смысла жизни.

Видео: Тюремный психолог. С какими проблемами чаще всего обращаются пожизненно осужденные?

Постоянный поиск смысла - это то, что отличает их от других заключенных, и в большинстве случаев - то, что затрудняет работу с этой категорией. Если заключенный может ответить "зачем", то любые "как" - это уже вторично. Для этой категории очень важно понять, зачем ему жить дальше. Если он нашел смысл, то это даёт толчок для того, чтобы начать поиск себя. Задавать вопрос "кто я", двигаться в сторону улучшения и приобретения новых моделей поведения и ценностей.

У меня, как у психолога, ушло очень много времени на установление доверительных отношений, контакта с заключенными. Для меня было важно, чтобы эти люди поняли, что к их проблемам относятся с уважением, их слышат, их не обесценивают. На это ушло много времени. Но это способствует их раскрытию, после которого можно работать над анализом преступления, разбираться в причинах, почему так произошло. Только после этого можно проводить коррекционную, более глубокую работу.

Видео: Невидимое в тюрьме