Как известно, "новость" происходит от слова "новое". Что нового можно было почерпнуть из недавнего празднования Дня народного единства России? Ровным счетом ничего. И виновник случившегося накануне скандала, славный филолог Гасан Гусейнов, назвавший "клоачной" ту версию русского языка, которой пользуются большинство его соотечественников, тоже по сути ничего нового не сказал.

Даже созванное по горячим следам 5 декабря в Кремле заседание Совета по русскому языку, где президент Путин сообщил, что-де "великому и могучему" объявили войну "пещерные русофобы", "маргиналы" и "агрессивные националисты", ввиду своей малосодержательности, на новость тянет едва-едва.

Но все вместе дает картину изнурительного бега на месте, конца которому не видать. Что само по себе плохая новость для тех, кто надеется на перемены за нашей восточной границей.

Этот бег начался даже не вчера. Помнится, уже в середине 2017 года я писал, что РФ рискует превратиться в страну без новостей - или хуже того, в страну, новости из которой практически полностью укладываются в рубрику уголовной хроники. С пугающей одних и утомительной для других регулярностью слышим мы год за годом одно и то же. Посадили. Разогнали. Разгромили. Убили. Осудили. Отказались выполнить решение ЕСПЧ. И так далее. И все это на фоне новых и новых кремлевских директив о "суверенизации". Неудивительно, что на столь безрадостном фоне единственным местом, подающим признаки жизни, остается русская блогосфера.

Именно туда оказалась загнанной российская публичная дискуссия, именно там у мыслящих граждан остается некоторый простор для обмена мнениями. Поэтому русский фейсбук - больше чем фейсбук. Но даже бегло его пролистав, понимаешь: праздник 4 декабря - официозная фикция.

О каком "народном единстве" можно говорить, если обмен мнениями в неподцензурном (пока) ресурсе то и дело скатывается в ругань и взаимные оскорбления?

29 октября известный российский филолог, профессор московской Высшей экономической школы Гасан Гусейнов имел неосторожность написать пост о состоянии ходовой, повседневной версии русского языка в стране, где он является государственным и основным.

Лично у меня - как и у многих коллег и регулярных читателей Гуссейнова - первой реакцией на то, что последовало, было остолбенение.

Массовый посетитель русского фейсбука, похоже, никогда не читал ни строчки из написанного Гусейновым на данную тему. А написано было им - ярко, легко и увлекательно - не так уж мало. Книги "Нулевые на кончике языка" (2012) и "Язык мой - wrack мой" (2017) - едва ли не лучшие о родном языке, адресованные массовому читателю. И одна из сквозных идей всех книг, блогов и ежевоскресной колонки Гусейнова на русскоязычной странице Международного французского радио (RFI) - какой была, такой и осталась: профанация, примитивизация и жаргонизация русской речи приняла угрожающие размеры. Не более того. Хотя и не менее.

Точных и убийственных метафор и в больших-то гусейновских текстах всегда хватало; в обязывающем же к лаконизму фейсбуке прицельно приложить, как говорится, сам бог велел. Определение "клоачный русский язык", по мнению 72% слушателей радиостанции Эхо Москвы, стало "словами недели". Но одновременно на том же фейсбуке разразился такой, употребляя помянутый Гусейновым язык, мегасрач, что пост вскоре был удален сетевой администрацией.  

Что же так покоробило фейсбучную общественность? Да-да, именно то, о чем вы, возможно уже догадались: имя автора. По всей видимости, услышанное многими пользователями впервые, в контексте конкретного высказывания оно сработало как красная тряпка в руках тореадора. Бык в голос замычал, и рванул в наступление. Еще бы: кому-кому, а инородцу лучше бы на такие темы помалкивать. Пусть себе пишет книжки для тех, кто станет их читать. Но не смеет выходить со столь рискованными формулировками в широкие (и мутные) воды фб, куда уже не вчера канализировалось российское общественное мнение.

И, боюсь, некая логическая закономерность в этом имеется. Никто ведь не гарантирует чистоты тех вод. Канализированная в фб публичная дискуссия широко открыта всему, что бы в ней ни плавало. А плавают, как мы понимаем, не только оброненные меткие слова и прочая искрящаяся и временами драгоценная бижутерия, но и разные другие штуки и субстанции.

Не произнеся принципиально ничего нового, Гусейнов на сей раз зачем-то решил высказаться именно в том месте, которое само по себе не подозрительно на клоаку смахивает. Как говорится, лучше выдумать не мог.

Давление по трубам поднялось такое, что все наружные люки повыбивало. О непочтительном филологе наперебой заголосили российские СМИ. Alma mater Гусейнова даже ученый совет созвала. Якобы по другому поводу, хотя тема "О выступлении профессоров, преподавателей и сотрудников факультета в интернете" в ее программе значилась. Друзья-соратники тут же начали спекулировать на тему "уволят-не уволят".

Не уволили. Либеральная все же организация.

Зато в Кремле оперативно вспомнили о существовании Совета по русскому языку. И, не откладывая в долгий ящик, созвали заседание. А то разные вражьи силы совсем уж распоясались.

Воистину, русский фб - больше, чем просто фб, вон какую волну нагнал.

Впрочем, среди его пользователей - не говоря о журналистах СМИ - нашлись и более политкорректные оппоненты. Ни имя, ни "неарийское" происхождение профессора их не смутили. Не понравилось другое: с чего это Гусейнов взял, что профанации подвержен один лишь русский язык? Несправедливо, - писали оппоненты с кругозором, - гляньте только на английский! Разве ж с ним не происходит подобного?

Конечно, происходит. В той или иной степени такое происходит с каждым живым языком. Особенно если на нем говорят сотни миллионов географически и социально друг от друга удаленных людей. Есть правда, один нюанс.

Как бы ни изощрялись и лондонская, и все остальные подворотни англоязычного мира, как бы ни нивелировал трансконтинетальный сетевой сленг то, что принято считать нормативным английским, язык BBC News остается таким, как был. Словарно богатым, ярко интонированным, элегантным и предельно ясным для всех.

В свободном мире языковых табу нет, и кто угодно волен изъясняться каким угодно английским. Но только не ВВС. Там ведь работает не кто угодно. Соответственно, и изъясняться, как кто ни попадя, тоже не может. Иначе тут же вылетит из почтенного медиаконцерна, как пробка. В теории. А на практике никто даже не пробовал. Никому и в голову не приходило.

В России же все совершенно наоборот. Говорок подворотни транслируется именно крупнейшими СМИ. Оброненная в 90-е Жириновским фраза, что-де медийному русскому языку недостает запашка портянки - а то до граждан как следует не дойдет - была услышана и с энтузиазмом внедрена. При этом наиболее влиятельный носитель говорка подворотни, как может, старается сдерживаться: неудобно же так им и сыпать, как-никак глава государства. Хотя временами и срывается.

Зато услужливые телепропагандисты, учуяв, что хозяйской душе мило, быстро погнали во весь опор, с усердием неофитов осваивая не слишком знакомый им прежде "клоачный русский". Ясно же, что, скажем, в семействе телеведущего Соловьева так изъясняться было и некому, и незачем. Во времена детства Соловьева в подобных семьях даже звучное русское "говно" старались притушить, употребляя при очень уж сильной необходимости "дрек" - аналог из поколением ранее забытого идиша. Отлично помню это и из собственного детства, и из детства многих сверстников, вышедших из таких же ассимилированных семей интеллигентской "прослойки". Где владение высоким русским языком ставилось в непременную обязанность.

Не могу забыть и очень откровенную, совершенно лишенную яда фразу, однажды услышанную от некоего питерского пролетария: "Ух как красиво по-русски говорит! Наверное, еврей."

Помнится, я тогда же сделал вывод: хороший русский язык "инородца" титульный народ вполне оценивает. И против уж точно ничего не имеет.

Но минуло двадцать лет, и оказалось, что тот же титульный народ ничего не имеет и против "инородцев", с искрящихся подиумов RT на глазах всего света превращающих русский язык в жалкий "дрекшнит". То есть в кусок сами знаете чего.

Народ не только не возмущен, но, напротив, бьется в экстазе и рукоплещет. Если же другие "инородцы" вдруг рискнут выступить в защиту общего родного языка, то мало им явно не покажется. Прежде всего им напомнят, кто они по рождению - и "ваще по жизни" - и где им место.

Ситуативный расизм? Или поощряемое пропагандистскими СМИ шизофреническое раздвоение, где логически ничто ни с чем не стыкуется и ничто ни из чего не следует?

Но можно ли ожидать порядка с причинно-следственными связями в государстве, где "короли" патриотической пропаганды потихоньку обзаводятся британскими паспортами и скупают виллы в Италии, а инициаторами гомофобных законов выступают геи, сидящие в Думе? И где вдобавок про все эти "нестыковочки" известно чуть ли не каждому младенцу?

О близком торжестве "клоачного русского языка" впервые россиянам вполне официально заявили уж сколько лет назад. В самом что ни на есть прямом смысле. И никак не профессор Гусейнов, но президент Путин. "Мочить в сортире" - разве ж не "клоачно"? 

Помнится, "прогрессивный" Рунет тогда стоял на ушах. Так ново, так необыкновенно. Написанное же в конце октября профессором Гусейновым ничего ни нового, ни необыкновенного не содержало. Было то лишь грустной констатацией факта распада и деградации бытового языка россиян.  И Сеть снова самозабвенно забурлила. Сам Гусейнов уже успел несколько раз куда как доходчиво объяснить свою точку зрения, а круги по мутной воде все расходились.

Правда, очень подозреваю, что главным раздражителем был все же не уважаемый профессор - каким бы злобным русофобом и "чучмеком" его ни малевали. Вся эта диковатая - и высосанная из пальца - история вдруг напомнила мне сюжет, когда-то давно рассказанный одним из лучших редакторов, с кем мне доводилось работать - ушедшей от нас Чарной Рыжовой.

- Есть у меня одна соседка в квартире напротив, вполне себе милая пенсионерка. И все бы просто замечательно, не рассказывай она мне при каждой встрече, с перекошенным от возмущения лицом, как мешает ей другая соседка, живущая этажом выше. Потому что регулярно не дает заснуть, громко клацая по лестнице своими "шпильками", возвращаясь домой в полночь или около того.

Думаете, у нее действительно проблемы со сном? Богатырски дрыхнет и ночью, и днем. Мне бы так. Проблема совсем в ином: дама одинока. Ни родных, ни друзей не осталось. Пойти некуда. Пообщаться не с кем. Ее жизнь давно и начисто лишена впечатлений - зато здоровье хоть куда. То есть, неизвестно сколько еще придется жить в таком вакууме. А тут как назло гиперактивная тридцатилетняя красотка... как вы, Иван, сказали бы, "ведет образ жизни". И очень доходчиво напоминает старушке, что где-то там есть еще и "музыка и огни"... Все же понятно. Но ведь не скажешь такое в лицо открытым текстом. И потом вовсе не факт, что, негодуя, люди сознательно подменяют настоящую причину своего гнева вымышленной. Иногда они о ней просто не догадываются...

Почему с таким вожделением русская блогосфера набрасывается на каждое живое слово на фб - неважно, с восторгом или гневом? Да потому, что в иной, невиртуальной реальности - одна сплошная официозная мертвечина, рутинные потоки ненависти да никому неинтересные сплетни "из жизни"  на телеканалах. А все прочие новости - в том или ином виде криминальная хроника.

Вот и День народного единства - притом, что достаточное число россиян, особенно молодых, считают его празднование делом нужным - вышел практически никаким. Да, согнали людей на "путинги" кое-где в провинции. Да, промаршировали в разных районах столицы националисты - в одном оппозиционные, в другом "крымнаши". Но и тех, и других не набралось более, чем по две сотни - то есть, полиции вокруг было куда больше. А в Петербурге даже и такого не случилось.

Страна въехала в тоннель застоя, и никаких признаков света в его конце не видно. Свежих идей нет. Нравится это, или нет, но восстановить империю у Кремля возможности тоже нет. Да и времена на дворе давно уж не те. Однако, нет и национального государства в привычном смысле слова. В повестке власти - изо всех сил удерживать фиктивную федерацию, все больше изолируя ее от внешнего мира и совершенствуя "суверенное" новостное пространство. Какое есть.

Ясно, что одна из форм протеста россиян - альтернативное фейсбучное инфополе. Сварливое, нетерпимое, цепляющееся к каждому слову, находящее скрытые смыслы там, где их и близко нет, раздувающее из мухи слона, - тоже какое есть. Хотя и не менее агрессивное, чем предлагаемое официозом, оно все-таки куда более живое.