В период, когда в обществе вновь активизировались дискуссии о необходимости реформ в секторе высшего образования и науки Латвии, портал TVNET предлагает аналитический обзор ситуации международной конкурентоспособности университетов нашей страны.

18 июня 2019 года один из самых влиятельных мировых рейтингов университетов QS World University Rankings опубликовал свой ежегодный обзор университетов мира. В нем в очередной раз латвийские университеты были оценены относительно слабо. Например, наш флагман высшего образования - Латвийский университет - попал в группу мест 801-1000. Такой же рейтинг у Рижского университета имени Паула Страдиня. Победителем, в свою очередь, стал Рижский технический университет, который попал в группу 701-750. Другие латвийские университеты не были включены в этот рейтинг.

Если сравнивать с нашей соседкой - Эстонией, то ситуация выглядит драматично. Тартуский университет находится на 301-м месте, Таллиннский технологический университет - в группе мест 601-650. Единственный университет, оставшийся на нашем уровне - Таллиннский университет, который попал в группу мест 801-1000. 

В свою очередь, если сравнивать наши крупнейшие университеты с вузами Литвы, то ситуация не лучше. Вильнюсский университет оказался на 458-м месте, Вильнюсский технический университет Гедимина - в группе мест 591-600. На нашем же уровне расположился Каунасский технологический университет - группа мест 751-800, а также Университет имени Витаутаса Великого - группа 801-1000. 

Как объяснить это явление?

Такой вопрос портал TVNET задал директору Рижской бизнес-школы Янису Гревиньшу. Он выразил мнение, что игра в лиге первых трехсот университетов, куда входит Тартуский университет, требует фундаментального и непрерывного стратегического развития. У нас это развитие происходит медленнее по ряду причин. Гревиньш отмечает как нехватку денег (на государственное образование выделяется значительно меньше на одного студента, чем где-либо в мире), так и общий взгляд на высшее образование. Многие критерии программ для высших школ такие же, как и для университетов, но в университетах не хватает денег, и затем их программы приравниваются к уровню университета.

"В мировом контексте университет - это место, где происходит как зарождение новых знаний, так и передача знаний (студентам). В свою очередь, высшие школы в основном занимаются передачей знаний.

Требование к созданию знаний связано с тем, что это является одной из единиц измерения квалификации академических сил", - говорит Гревиньш.

ФОТО: Ieva Lūka/LETA

Отвечая на вопрос, почему Латвия не разделяет такие учебные заведения, Гревиньш указывает на отсутствие понимания. "Сортировка требует глубокого понимания того, как работают процессы и как объяснить, что является продуктом более высокого качества. Более того, у Латвии есть привычка все делать очень демократично. Часто деньги делятся в зависимости от количества ученых, что кажется очень справедливым.

Однако у нас есть такие ученые, как Калвиньш, Амбайнис и другие.  Их отдача вполне ощутима, но их конкурентоспособность требует значительно большего финансирования.

Он также отмечает тот факт, что у государства нет стратегии разделения денег и профессионализма в государственном управлении.

По словам Гревиньша, ключом к успеху Тартуского университета является то, что он от правительства получает четко определенные условия, которые подлежат исполнению. Этот университет подчиняется отдельным законам, по-другому финансируется и управляется. Если университет не выполнит эти условия, он сам будет оплачивать последствия, утверждает эксперт.

Проблемы с привлечением лекторов

Несомненно, один из критериев, по которым университеты и высшие школы оцениваются в международном контексте, связан также  с международным взаимодействием академического персонала. К сожалению, в этой области Латвия сталкивается с серьезными проблемами. Гревиньш утверждает, что в Латвии просто нет подходящих условий для этого. Латвийским университетам не хватает денег, чтобы конкурировать на мировом рынке с приглашенными лекторами. У нас в основном все работает на контактах. "Преподаватели и ученые обычно приезжают к нам три раза. Первый раз мы можем заполучить того или иного человека в том случае, если он хороший друг кого-то, кого мы хорошо знаем. Если первый раз ему понравится, он приедет во второй раз и возьмет с собой жену. Третий раз он приедет из-за чувства долга, но тогда уже захочет получить плату за свою работу", - говорит директор Рижской бизнес-школы. 

Особенно грустно, когда в высшем учебном заведении есть научный персонал, который никогда не стажировался за границей. 

ФОТО: Zane Bitere/LETA

"Повторю, что у нас нет ресурсов, чтобы звонить незнакомым людям. Мы можем позвонить, например, Котлеру (гений маркетинга) и пригласить в Ригу. Но они сразу обозначат тариф - 20 000 евро в день", - продолжает Гревиньш. Он также отмечает, что нет такого, что приглашенным лекторам в Латвии вовсе не платят. Просто зарплата гораздо меньше, чем в высших учебных заведениях США и Западной Европы.

Зачем вообще быть университетом международного уровня?

Здесь на ум приходит пример Арабских Эмиратов (ОАЭ). Страна добилась, чтобы на ее территории открыли филиалы знаменитых университетов США и Великобритании. Например, в Абу-Даби находятся филиалы Нью-Йоркского университета, Манчестерского университета, Университета Дьюка, Университета штата Мичиган и Бирмингемского университета.

Спросите, зачем? Потому что всемирно признанные университеты привлекают студентов со всего мира, которые в итоге связывают большую часть своей жизни со страной, в которой те находятся.

Таким образом увеличивается вероятность того, что эти студенты захотят связать свою профессиональную карьеру с этой страной и тем самым способствовать ее экономическому росту.

В дополнение всемирно признанные и, возможно, престижные университеты могут позволить себе более строгие критерии приема и, следовательно, лучший выбор студентов. Это, в свою очередь, гарантирует, что в конкретной стране потенциально остаются самые успешные представители конкретной профессии. Даже если студенты вернутся в свою первоначальную страну проживания после завершения обучения, они все равно сохраняют контакты и  потенциально могут быть задейстованы при открытии компании или бизнеса, связанного со страной обучения.

Новая модель управления - начало позитивных перемен?

Министерство образования и науки опубликовало проект концептуального доклада об изменении модели внутреннего управления высшими школами, в котором основное внимание уделяется трем главным элементам реформы - управлению, финансированию и кадровым ресурсам.

Согласно информации на сайте Министерства образования и науки, в области управления предусматривается создание специальных советов управления,  в составе которых будут внешние члены - международные эксперты, представители работодателей, выпускники высших школ. Их задача будет заключаться в том, чтобы гарантировать автономию, открытость и прозрачность высших учебных заведений, а Сенат обеспечит академическую свободу, превосходство в науке и образовании. В области финансирования предусматривается, что государственное финансирование будет выделяться за достигнутые результаты в соответствии с приоритетами, установленными государством. Что касается области человеческих ресурсов, то необходима новая и последовательная модель карьеры для академического и исследовательского персонала, которая была бы разработана с учетом лучших мировых практик.

В этом контексте также ведутся дискуссии о новой модели докторантуры, которая предусматривает для докторантов ежемесячную зарплату приблизительно 1000 евро.

В более долгосрочной перспективе этот пакет реформ должен повысить конкурентоспособность латвийской системы высшего образования и способствовать борьбе за более высокие позиции в мировых рейтингах. Министерство разработало специальный инфографик, в котором отмечается, что перемены в модели управления позволят решить такие проблемы, как большое количество высших учебных заведений на душу населения и относительно небольшое число студентов в  них.

ФОТО: Ieva Čīka / LETA

Однако, несмотря на высокие цели, изменение модели управления привело к волнению среди руководства вузов. Например, ректор Рижского университета им. Страдиня (RSU) Айгарс Петерсонс в интервью порталу diena.lv сказал, что, несмотря на поддержку реформы, она была начата не с той стороны. Основная проблема, которую необходимо решить, - это хроническое отсутствие финансирования высшего образования и научных исследований. Кроме того, никто не учитывает мнения самих высших школ. Наконец, предлагаемые советы по управлению не являются чем-то новым, поскольку конвенция для советников по высшему образованию уже предусматривает непосредственное участие внешних экспертов и работодателей в оценке бюджета и стратегии, а также в отборе кандидатов на должность ректора.

Таким образом, ясно, что путь к реформе высшего образования будет нелегким в любом случае. Однако без ее введения и признания наших университетов в мире долгосрочное развитие латвийского государства маловероятно. 

В конце концов, мы не богаты полезными ископаемыми, которые могут обеспечить сильный экономический рост. Наш главный ресурс - это человек и его разум. Только благодаря этому можно будет создавать (или улучшать существующие) новые конкурентоспособные на мировом рынке компании.