"Нельзя делать вид, что его не было". Латвия на пути к здоровому трауру после смерти ребенка

ФОТО: Josh Willink / Pexels

Латвия еще в пути. Мы меняемся. От отторжения смерти ребенка мы приближаемся к принятию этого горя как неотъемлемой части жизни. Мертворожденный ребенок - это больно. Хочется делать вид, что ничего такого и не было. Но это не выход, это тупик, признают специалисты сегодня. 

В Латвии об этом заговорили лишь недавно. Только в последние годы главные родильные отделения страны - в больнице Страдиня и Рижском роддоме - стали придерживаться новой практики поддержки семей, переживших утрату малыша. Теперь есть некоторые неписаные правила, как в Латвии конкретными действиями родителям помогают принять случившееся горе вместо того, чтобы отрицать его.

Опыт Рижского роддома

Старшая акушерка Рижского роддома Лайла Лагановска признает, что для матери весть о том, что ребенок умер в утробе - это страшно. Это настолько страшно, что многие сначала отказываются в это верить. 

"В моей практике был случай, когда женщине два специалиста подтвердили, что сердце ребеночка больше не бьется, но при разговоре со мной она спросила:

"Смогу ли я после родов покормить его?". Это о том, насколько человек отказывается верить в случившееся", - рассказывает Лайла.

По ее словам, очень часто мамы до последнего верят, что констатированная смерть плода - это чудовищная ошибка врачей, что все заблуждаются и на самом деле малыш жив. 

По статистике Рижского роддома, в 2019 году 38 женщин прошли через медицинские аборты (прерывание беременности по медицинским показаниям и последующие роды неживого ребенка), еще 18 малышей родились неживыми по независящим от врачей причинам.  

Напомним, что в Латвии ребенком считается плод, начиная с 22 недель беременности и веса 500 граммов. Прерывание беременности до этого срока называется абортом, после - родами.

Старшая акушерка Рижского роддома отмечает, что при поступлении беременных на роды неживого ребенка, как правило, у них нет эмоций, эти мамы не плачут:

"Нет слез, нет эмоций, пустота. Это от шока, страха и отчаяния. Слишком сильный удар. Это настолько сложно принять, что даже слезы не текут".

По словам Лайлы, таких мам в Рижском роддоме всегда размещают в отдельной палате, акушерки всегда спрашивают, кто из близких может пройти этот путь вместе с роженицей, кто может ее поддержать - партнер или другой близкий человек на таких родах очень приветствуется.

Старшая акушерка Рижского роддома повторяет слова своей коллеги из больницы Страдиня - она тоже часто сталкивается с тем, что роженицы мертвого ребеночка требуют кесарево, хотят поскорее сбежать из этой ситуации. Но с медицинской точки зрения это неправильное решение - если на то нет медицинских показаний, для организма женщины лучше рожать. Особенно потому, что вскоре она может снова забеременеть и родить, а пережитое кесарево оставляет последствия на матке женщины. Помимо этого и восстановление женского организма после кесарева сложнее. 

Как поддерживают рожениц в Рижском роддоме?

"В первую очередь разговором. Мы не молчим. Наши акушерки обучены, как себя вести в такой ситуации. Мы подробно рассказываем, что и как будет происходить. Мы спрашиваем, хочет ли мама или отец после родов увидеть малыша, надо ли положить его на живот, хотят ли они побыть вместе?" - рассказывает Лайла.

Зачастую первой реакцией мам бывает отторжение - не видеть, не смотреть, ничего о ребенке не знать, никаких воспоминаний не сохранять и не брать с собой ничего, что напомнит об этом дне.

Однако сегодня восприятие меняется. Начиная с недавнего времени Рижский роддом стал перенимать западную практику - делать фотографии ребеночка (пока на телефон, но скоро будет аппарат с момент-фото), делать отпечатки пяточек и ладошек, оставлять это в белом конвертике с пометкой о поле и дате рождения.

"Несмотря на нежелание родителей, мы все равно говорим, что в течение года эта информация будет у нас. Если они захотят, могут прийти и забрать ее", - делится Лайла. 

По ее словам, мамы, у которых дома уже есть ребенок, больше открыты к контакту, они меньше отвергают мертворожденного ребенка. Те, для кого это первенец, переживают гораздо болезненнее. 

В практике Лайлы были случаи, когда мамочка пела мертворожденному малышу колыбельную, другая после родов просила малыша приподнять, показать ей - она прочла ему молитву, перекрестила и отпустила. Мамы начинают не игнорировать мертворожденных. 

ФОТО: Burst/Pexels

Рижский роддом не сотрудничает с капелланами, как это происходит в больнице Страдиня, но здесь предлагается возможность привлечь психолога и социального работника. Хотя, по словам Лайлы, первое и главное поддерживающее лицо в этом непростом процессе - это акушерка. 

На вопрос, почему важно не делать вид, словно ничего и не было, а говорить о горе и оставлять память о ребенке, опытная акушерка отвечает, что это возможность замкнуть круг:

"Если делать вид, что ничего не было, придется жить со скелетом в шкафу. Оттуда напряжение и ментальные проблемы. Мы пока еще в процессе принятия такой практики - мы движемся от отторжения к принятию смерти. Это в целом говорит о выздоровлении общества​. 

Отрицание - по сути, отрезает возможность двигаться вперед. Это прерванное действие, после которого остаются только вопросы - почему я, что я сделал(а) не так? Преследуют вина и стыд.

Мы боимся увидеть, нам кажется, что смерть - это что-то страшное. А когда мы готовы одеть малыша, готовы посмотреть на него, побыть с ним рядом - мы понимаем, что смерть не так зловеща, как мы себе ее представляли.

Если мы готовы принять и проводить - круг замыкается. Похороны дают чувство завершенности, с которым можно продолжать жить. Прощание с мертворожденным малышом именно таким образом - это почтительное отношение". 

По мнению автора буклета "Потерявшим ребенка", капеллана Лелде Титавы, в основе "здорового" траура - возможность интегрировать потерянного ребенка в жизнь родителей. Фотография, отпечаток ножки, одежка, предназначавшаяся именно этому ребенку, а также такие ритуалы, как имя, крещение, благословение, - возвышают память о ребенке и помогают пройти через тяжелое время траура. 

Прощание с мертворожденным малышом 

Конечно, родителям, потерявшим ребенка, оставляют и раздаточный материал о том, какие есть возможности проводить его в последний путь. Об этом рассказывают и устно, но, как правило, никто не готов услышать - поэтому дают информацию и письменно, говорит Лайла Лагановска. 

"Если беременность прерывается до 22-й недели беременности, медицинское учреждение выдает выписку и письменно информирует пациентку о возможности получить останки мертворожденного плода для захоронения (если это физически возможно). Если пациентка отказывается от захоронения останков мертворожденного плода, медицинское учреждение обеспечивает достойное человека отношение к останкам мертворожденного плода".

Что это означает на практике? Для начала стоит сказать, что плод медицински прерванной беременности, а также мертворожденных деток всегда передают в Бюро патологии Детской клинической университетской больницы на Виенибас гатве, 45. Далее у родителей есть три варианта действий:

1) Общая кремация. Бесплатная.

После вскрытия, если оно было необходимо, в течение недели происходит кремация.

Если родители не забрали прах малыша, его захоронят в течение года. Всех в один день.

Обычно это происходит в конце мая, в "Саду душ" (Dvēseļu dārzs). Он расположен на территории Римско-католической церкви Св. Альберта по адресу: Лиепаяс, 38. Этим занимаются капелланы больницы Страдиня. 

"Сад душ" ФОТО: TVNET

Они же раз в году, как правило, в начале июня, организуют межконфессиональный молебен памяти умерших детей. Родители могут посещать "Сад душ" в память о своем малыше, возлагать цветы, зажигать свечи. 

2) Индивидуальная кремация. Платная. 

Если родители хотят кремировать малыша индивидуально, об этом необходимо сообщить в Бюро патологии в течение трех дней. После кремации урну с прахом можно получить в Рижском центре кремации на улице Вароню, 3а.

Договорившись с капелланами больницы Страдиня, прах можно захоронить в "Саду душ" в индивидуальном порядке. Конечно, родители могут и захоронить или развеять прах где посчитают нужным. 

"Сад душ" ФОТО: TVNET

3) Традиционные похороны.

Родители имеют право отказаться от кремации, забрать тело ребенка, заказать гробик (с этим также помогают в Бюро патологии) и захоронить на семейном кладбище. 

***

Как рассказала старшая акушерка больницы Страдиня Сигне Ирша, если плод настолько маленький, что его невозможно разобрать в кровяных сгустках, он уходит в биологические отходы, которые тоже сжигают. "Конечно, никого не выбрасывают в мусорник", - заключает она.

Типичные эмоциональные реакции родителей, потерявших детей, - это ощущение одиночества и пустоты, плаксивость, беспомощность, безнадежность, чувство вины, нервозность, потеря целей в жизни.

Зачастую близкие и друзья чувствуют свою беспомощность и не знают, как правильно говорить или не говорить об этом с тем, кого коснулось такое горе. 

Что не говорить?

"Я так ужасно за тебя переживала, не могла спать всю ночь, мне так трудно". Неважно, как трудно вам, в это время по-настоящему трудно родителям.

"Все, что ни случается, все к лучшему". Никто не может гарантировать, что это так. 

"Я знаю, что ты чувствуешь". Человек, не переживший смерть ребенка, этого не знает. И даже если пережил, все люди разные и чувствуют по-разному. 

"Не грусти. У тебя будет другой ребенок". Никто этого не знает. Не надо обманывать надеждой. Потерянного ребенка невозможно заменить другим. 

"У тебя хотя бы есть другие дети". Другие дети никак не заменяют потерянного. 

"Не ищи ответ, почему так случилось". Многим поиск ответа дает силы жить дальше в новом качестве. Каждый родитель, попавший в такую ситуацию, задает вопросы и ищет ответы. Это естественно. 

"Не делай это. Не делай то". Никто не может показать план решения, потому что мы не знаем чувства другого. 

"Так хотел Бог". Никто не знает, чего хотел Бог, это толкование, порождающее предрассудки. 

Что говорить? Как себя вести?

"Мне очень жаль, что с тобой такое случилось". Простое высказывание, которое может помочь, если сказано искренне и без "но" и "все-таки".

"У меня было подобное. Это ужасно!". Опыт сочувствия важен в несчастье.

Если слов не подобрать, можно так и признаться, что не можешь найти слов, чтобы рассказать о том, что чувствуешь - просто обнять и сказать, что рядом. Это деликатное поведение.

Не надо забрасывать семью вопросами о подробностях. Но важно показывать, что вы о них думаете, особенно если давно не было контакта. Дайте понять, что готовы помочь, если родители захотят этого.

Если вас пригласили на разговор, выберите место, где можно выплакаться. Не бойтесь показать сочувствие своими слезами. Обнимите. 

Если это случилось с вами

Мама, позволь себе горевать. Ищи помощь у того, кому доверяешь - кризисный терапевт, капеллан, психолог, такие же мамы. Говори с отцом ребенка честно. Ему тоже больно. 

Папа, тебе тоже больно. Часто вокруг все спрашивают: "Как поживает твоя жена?", - интересуясь только одной стороной. В большинстве случаев помогает, когда и мужчина не скрывает свою боль. Женщине это помогает пережить ощущение одиночества. 

Дети - они имеют право знать, а не фантазировать сами, что случилось. У детей, не получивших простое объяснение, может появиться мысль, что это они виноваты в смерти братика или сестрички. Важно разъяснять как есть, что ожидаемый ребеночек умер, его сердечко остановилось и он никогда не будет рядом. Важно позволить задать ребенку вопросы на болезненные темы. Не надо прятать свои переживания и грусть по потерянному малышу. 

Идешь в ногу со временем? Мы тоже. RUS.TVNET.LV теперь есть и в Telegram! Подписывайся!

НАВЕРХ
Back