Саммит на фоне скандала и санкций. Поможет ли Путин Лукашенко?

Александр Лукашенко и Владимир Путин, 22 февраля 2021 года ФОТО: Alexei Druzhinin/ITAR TASS/imago images

Саммит Путина и Лукашенко пройдет на фоне новых санкций ЕС против Беларуси. Как они повлияют на переговоры и возможный транзит власти в Минске, и будет ли прорыв в интеграции двух стран?

Анонсированный на пятницу, 28 мая, визит в Россию белорусского лидера Александра Лукашенко пройдет на фоне громкого скандала с принудительной посадкой в Минске самолета Ryanair, задержания находившегося на его борту оппозиционного блогера Романа Протасевича, и последовавшей за этим резкой реакции Евросоюза, который ввел против Беларуси очередные санкции. Причастна ли Россия к истории с Ryanair, что в новых условиях будут обсуждать Лукашенко и президент России Путин, и чего ждать от саммита?

Есть ли "российский след" в деле Ryanair?

Вскоре после инцидента с самолетом появились версии, что Александр Лукашенко не мог решиться на такой шаг без поддержки Москвы. "Это может быть похоже на правду, но поскольку нет четких доказательств, я не возьму смелость так утверждать. Но мы прекрасно знаем, что есть соглашение о сотрудничестве между спецслужбами двух стран, и если в самом деле в Греции кто-то следил (за арестованным в Минске бывшим главным редактором Telegram-канала Nexta Романом Протасевичем. - Ред.), то это мог быть только представитель братского государства. Белорусских спецслужб там не может быть по определению", - заявил в интервью DW Игорь Лещеня, экс-посол РБ в Словакии.

Самолет Ryanair прибывает в Вильнюс после принудительной посадки в Минске ФОТО: Mindaugas Kulbis/AP Photo/picture alliance

Сергей Богдан, научный сотрудник Института имени Фридриха Майнеке (Friedrich-Meineсke-Institut) при Свободном университете Берлина, на версию о "руке Москвы" смотрит более скептически: "В европейском истеблишменте принято объяснять любые действия Лукашенко, которые Западу не нравятся, той или иной связью с Кремлем. Режиму отказывают во всякой автономности, но мы вряд ли пока можем говорить, что Минск полностью несамостоятелен. В случае с самолетом доказательств такой связи нет, кроме того, что основной выгодополучатель истории - Москва".

Главный редактор сайта Московского центра Карнеги Александр Баунов в этой связи отмечает, что Лукашенко не является сателлитом России: "Он всегда ставит Москву перед фактом и продает ей как ценный актив каждое обострение отношений с оппозицией или с Европой. Россия безуспешно пытается восстановить сферу политического влияния, но не добилась цели даже в той степени, в какой, например Германия влияет на дела миноритарных стран-членов ЕС. Рычагов воздействия на конкретные решения Минска у Москвы нет, на стратегию - есть, белорусская экономика живет за российский счет".

По мнению Баунова, Кремль не управляет Лукашенко в ручном режиме, совсем наоборот, "много лет мы наблюдаем, как хвост виляет собакой". Когда часть европейских политиков и СМИ говорит о том, что решение посадить самолет приняли в Кремле, она, уверен Баунов, просто охотно подхватывает нарратив Лукашенко: "Все, что Запад делает против Беларуси, на самом деле направлено против России". И такая реакция Европы, по сути, невольно помогает Лукашенко, указывает в интервью DW главный редактор carnegie.ru.

Стратегические уступки Беларуси и опасения Москвы и Брюсселя

Однако принудительная посадка самолета и арест Протасевича качественно изменили ситуацию в том, что касается автономности действий Минска, сейчас ее можно начинать сравнивать с той, которой обладают Абхазия или Южная Осетия, констатирует Сергей Богдан. А перед этим Минск под давлением Кремля сделал несколько стратегических уступок в военной сфере, в частности, согласился на совместное боевое дежурство с ВКС России на белорусских аэродромах, и в вопросах транзита экспортных товаров, заменив балтийские порты российскими.

В одной ли команде сейчас Лукашенко и Путин? ФОТО: Alexander Zemlianichenko/AP Photo/picture alliance

"К сожалению, они вызвали как раз ту реакцию в ЕС и в Украине, на которую Кремль и рассчитывал - эти страны не предложили никакой контригры, а просто отвернулись окончательно от Беларуси", - посетовал Богдан. Со своей стороны, Александр Баунов обратил внимание на треугольник Беларусь - Россия - ЕС в следующем контексте: "Путин боится, что любой новый белорусский руководитель будет менее пророссийским, чем Лукашенко. А у Европы есть опасения по поводу суверенитета Беларуси - что любое другое правительство в Минске не сможет отстаивать его так, как Лукашенко".

По выражению Баунова, в Европе боятся, что Кремль сумеет поглотить Беларусь, используя протестные настроения, недовольство в обществе и конституционную реформу. Суверенитет Беларуси был настолько ценен для Брюсселя, что там многое прощали Минску, но после последних вызывающих действий и без того узкое пространство для маневра у Лукашенко сильно уменьшилось, добавил Баунов.

Встреча Путина и Лукашенко и транзит власти в Беларуси

Воспользуется ли новым раскладом Россия? Сергей Богдан беседе с DW прогнозирует, что на встрече Путина и Лукашенко будет обсуждаться то, что и все последние месяцы - возможное изменение модели управления Беларусью без ущерба для контроля над Минском, который хочет сохранить Кремль. По разным причинам нынешняя модель не нравится как России, так и Западу, поясняет Богдан: "Позиции Минска сейчас очень сильно ослабли, козырей, по сути, практически нет. Китай далек от того, чтобы действительно помочь Лукашенко, отношения с соседними странами испорчены. Это превращает Беларусь в страну, с которой говорить не о чем, поскольку и бизнес вести с ней невозможно".

Игорь Лещеня ФОТО: Igor Leschenja

Сейчас у Минска мосты с Западом сожжены скорее всего надолго, если не навсегда, соглашается Баунов: "Но Лукашенко остается верен себе. Это его обычная тактика - продавать свои проблемы с Западом России, а свой суверенитет и проблемы с Россией - Западу. Сейчас она работает в меньшей степени, у него есть только один покупатель, и он к этому покупателю летит". Игорь Лещеня не смотрит на новые санкции ЕС как на что-то судьбоносное. Однако многие наблюдатели уверены, что в возникшей ситуации, когда Лукашенко больше не на кого, кроме Кремля, опереться, Москва начнет активнее продвигать идею о транзите власти в Беларуси.

Если ЕС и НАТО не начнут какую-то свою игру против Путина, если они не перестанут отвечать Минску только санкциями, произойдет ослабление страны, "уничтожение самой базы белорусской государственности", предупреждает Богдан. "Уралкалий" заберет рынки "Беларускалия". Ограничение авиасообщения ведет лишь к тому, что выезд из Беларуси будет возможен только через Россию. Каким образом это поможет демократическим реформам или соблюдению прав человека? А режим от этого не рухнет, он все равно устоит, пока существует режим Путина", - подчеркивает научный сотрудник института Майнеке.

Александр Баунов ФОТО: DW/I. Sheiko

По мнению Баунова из Центра Карнеги, Москва думала о транзите власти в Беларуси, о "менее токсичном ее руководителе", чтобы показать, что близким союзником России может быть не обязательно одиозный диктатор: "Чтобы пришел новый человек, который, сохраняя прежнюю близость отношений или даже ее развивая, действовал бы иначе. Тогда Россия могла бы предъявить новое лицо союза с Беларусью". И на пике протестов, продолжает Баунов, Лукашенко продавал Москве уже будущую конституционную реформу: "Но как только убедился, что люди уходят с улиц, а силовики ему остались верны, такие разговоры затихли". По оценке Баунова, наметившаяся потеря и Москвой интереса к этой теме как раз и подтверждает то, что у нее крайне ограниченные ресурсы для воздействия на Лукашенко.

Чего ждать от саммита?

Это уже третий за пять месяцев российско-белорусский саммит. Два предыдущих проходили по одному сценарию - многочасовые переговоры, отсутствие по их окончании общения со СМИ, скупые и обтекаемые комментарии из Москвы и Минска через пару дней, а также заверения, что интеграционный процесс продвигается и успех близок. Может быть, поэтому от общения Лукашенко и Путина в последние месяцы их критики постоянно ждут каких-то сенсаций, интеграционных прорывов, угрожающих независимости Беларуси. Пока ничего похожего не случилось, но возможно ли нечто подобное на этот раз, когда Лукашенко под ударом ЕС?

После новых санкций ЕС улететь из Беларуси во многие страны можно только через Россию ФОТО: DW/E. Daneyko

В ходе и после массовых протестов в прошлом году его положение было еще более шаткими, но прорывов и тогда не было, напоминает Баунов. Он не видит причин, почему на этот раз будет иначе: "Лукашенко говорит: "Зачем вам еще интеграция? Вот я весь ваш, я за вас уже так пострадал, что больше некуда". И что делать Москве? Возразить нечего".

По словам экс-посла Игоря Лещени, у встреч и договоренностей Лукашенко и Путина своя логика. "Важную роль сегодня играет то, что демонизация лидеров белорусского протеста очень хорошо вписалась в обострившееся противостояние между Москвой и ЕС", - уточняет экс-посол. И прогнозирует, что в новых условиях "состоится еще один акт Марлезонского балета" - Лукашенко будет просить поддержки, создавая видимость интеграционного движения. "Если стороны хотя бы к осени подойдут к унификации Налоговых кодексов, то это будет достаточно серьезный шаг. Но это приближение как раз к тем двум заветным интеграционным картам, на подписание которых Лукашенко не может согласиться", - убежден Лещеня.

Хватит ли денег у Москвы на поддержку Лукашенко?

Новые санкции ЕС неизбежно ухудшат экономическое самочувствие Минска, и без того далеко не блестящее. Это укрепляет сомнения, в состоянии ли Москва, экономика которой также не демонстрирует ожидаемого властями роста, и далее платить за поддержание на плаву режима Лукашенко. Поддержку ему, видимо, увеличат, полагает Баунов.

"Потому что речь не идет об очень больших деньгах, это даже не десятки миллиардов. Когда на кону стоит сохранение в соседних странах властей, которые Москву устраивают, экономические соображения у нее отходят на второй план. Побеждает точка зрения силового блока, настаивающего, что надо платить за сферу влияния и безопасность", - заключил главный редактор carnegie.ru.


НАВЕРХ
Back