"Ребенок говорил, что не хочет жить". Мать обвиняет отца мальчика в педофилии. Адвокат в этом сомневается

ФОТО: Kadrs no "Bez tabu" video

Мужчина обвиняется в сексуальном насилии над своим девятилетним ребенком. Прокуратура убеждена, что собрано достаточно доказательств того, что мужчина в течение длительного периода времени занимался действиями сексуального характера, чтобы удовлетворить свое желание в физическом контакте с ребенком. Обвиняемому грозит пожизненное заключение, сообщает программа Bez Tabu.

Поскольку судебное разбирательство проходит за закрытыми дверями, а также в целях защиты причастных к делу передача Bez Tabu сохраняет их анонимность. Пострадавшему ребенку сейчас девять лет. Его родители развелись несколько лет назад. Мальчик живет с мамой, но родители договорились, что отец может встречаться с сыном. На данный момент отец обвиняется в педофилии. Прокуратура утверждает, что имеется достаточно доказательств того, что в период с 2018 по 2020 год отец совершал физические половые акты со своим сыном, чтобы удовлетворить свое сексуальное желание.

"После этих встреч сын приезжал домой с новой [игрушечной] машинкой.

Конечно, ребенок всегда рад получать подарки, но после этого он всегда закрывался в своей комнате, был недовольный, злой, очень грустный, замкнутый. Говорил, что не хочет жить. 

Я не понимала, что происходит. Мы заметили непонятные изменения в поведении. Поведение ребенка было сексуализированным, но такой интерес он проявлял только ко взрослым мужчинам", - рассказывает мать ребенка.

Женщина вспоминает ситуацию, когда однажды утром ее сын вошел в комнату, где спали она и ее нынешний партер.

"Мы просыпаемся утром. Воскресенье. Ребенок входит в комнату и говорит: "Я тобой воспользуюсь! Так говорит папа". Ни с того, ни с сего. У меня просто мир перевернулся!" - рассказывает мать ребенка. 

Она призналась, что выразила беспокойство по поводу поведения ребенка, обратилась в Сиротский суд. По ее словам, его специалисты "списали" такое поведение ребенка на сильные переживания, связанные с разводом родителей.

Со временем поведение ребенка продолжало беспокоить, пока он не начал рассказывать матери о том, что происходит, когда он встречается с отцом, говорит мать мальчика.

"Ребенок действительно начал рассказывать, начал подробно рассказывать о происходящем. Потом психолог высказал свое мнение, Сиротский суд обратился в полицию. Было возбуждено уголовное дело, потому что рассказанные ребенком факты были ужасающими. Больно. Я думаю, это история, которая будет сопровождать нас всю жизнь", - продолжает мама ребенка.

Запрещается подробно рассказывать о доказательствах, полученных в ходе расследования, и о том, что ребенок сказал матери, с учетом текущего судопроизводства. Однако доказательства убедили суд применить меру пресечения к отцу ребенка. Мать говорит, что отец ребенка находился в заключении полгода, пока адвокат Эгон Русанов не взялся защищать его по этому делу. Внеся залог в размере 15 тысяч евро, он был освобожден из-под стражи и была применена другая мера пресечения.

"Его выпустили за довольно внушительный залог, гуляет по городу. Конечно, может встретить своего маленького сына, сделать что угодно, повлиять и на нас, и на ребенка. Я каждый день провожаю ребенка в школу и забираю из школы. Я действительно боюсь того, что может с ним случиться по пути", - признается мать ребенка.

Комментарий суда:

Судья в рамках следствия установил наличие обстоятельств, указывающих на возможность изменения меры пресечения и применения залога, который требовался как обвиняемым, так и его адвокатом Э. Русановым. [...] Был определен залог, который, по мнению судьи, мог обеспечить достижение целей, указанных в статье 1 Уголовно-процессуального закона, и соответствовал характеру уголовного преступления, причиненному ущербу, личности обвиняемого и его финансовому положению. Оценивая личность обвиняемого, продолжительность содержания под стражей более семи месяцев и влияние времени, проведенного в заключении, на задержанного, судья посчитал, что замена содержания под стражей залогом удержит обвиняемого от любых незаконных действий в ожидании судебного разбирательства. Кроме того, расследование уголовного дела уже завершено, дело передано в суд, и обвиняемый больше не может каким-либо образом влиять на доказательства по делу и препятствовать расследованию.

Обвиняемый также отказался от проверки на полиграфе, или детекторе лжи, отчего недоумевает мать ребенка. Адвокат Эгон Русанов, порекомендовавший не сдавать тест, рассказал программе Bez Tabu, что тест на детекторе лжи - одна из самых субъективных экспертиз.

"Вмешиваться в тактику и стратегию защиты просто нелепо. Хотя он хотел пройти эту экспертизу, я сказал, что не надо этого делать.

Приведу только один пример. В моей практике были случаи, когда мои клиенты соглашались на экспертизу в таких благородных целях, экспертиза показывала, что они лгали, а затем в суде выяснялось, что они не совершали преступления.

Это одна из самых субъективных экспертиз", - поясняет адвокат обвиняемого Эгон Русанов.

Мать ребенка сказала передаче, что ее сын 7 раз рассказывал о событиях разным специалистам (два курса из нескольких занятий по психологическому обследованию с психологом, беседа с членами Сиротского суда, 2 допроса в полиции, беседа с судебно-медицинским экспертом во время медицинского освидетельствования и судебно-психологического).

"В конце прошлого года сын подвергся всем этим процессуальным действиям, пострадал от тяжкого преступления и неоднократно говорил об этом с незнакомыми людьми - сотрудниками этих бесчисленных учреждений.

Сын пережил эти события - он прошел тяжелый путь психологического выздоровления, и реабилитация дала результаты", - говорит мать ребенка.

Женщина рассказывает программе, что беседы со специалистами, в которых ему пришлось вспоминать пережитое, тоже были травматичными, но реабилитация дала результаты. Мать недоумевает, почему примерно через год после последнего допроса ребенка суд удовлетворил требование о проведении еще одного его обследования, которое может оказаться травматичным. Суд решает вопрос о допросе ребенка на судебном заседании. Для решения этого вопроса ребенку назначена дополнительная амбулаторно-комплексная судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертиза.

"Весь класс аплодировал. Мы оба плакали, когда учитель сказал нам, как ребенок читает, отлично читает. Результаты улучшились как в учебе, так и в поведении, ребенок стал более расслабленным. К сожалению, в октябре он уже в восьмой раз расскажет незнакомым тетям, что с ним случилось.

Не знаю, как сказать мальчику, что в октябре утром незнакомая тетя отвезет его в Ригу на обследование.

Я не знаю, что сказать ребенку. Как мать я сказала своему сыну: "Сынок, я буду защищать тебя! Тебе больше никогда не придется возвращаться к этому!". Каждый день полиция, полиция и снова полиция, учреждения одно за другим.

Мать ребенка не верит, что очередная экспертиза может дать что-то большее, наоборот - со временем что-то может быть забыто, что могло быть расценено как несоответствие доказательств, что, в свою очередь, может работать в пользу обвиняемого.

Видео: Сюжет передачи Bez Tabu на латышском языке


НАВЕРХ
Back