Nekā personīga: каким образом к концу второго года пандемии умерло 4000 человек?

Nekā personīga: каким образом к концу второго года пандемии умерло 4000 человек?
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments 4
Даниэль Павлютс
Даниэль Павлютс Фото: Ieva Ābele, Saeima

Год начался со скандала о закупке вакцин, отставки министра здравоохранения Илзе Винькеле, затем половина жителей отказалась добровольно идти вакцинироваться, а на данный момент в Латвии скончались 4444 человека. На вопросы о том, как сложилась такая ситуация, ответили политики и эксперты в эфире передачи TV3 Nekā personīga.

Латвия по количеству умерших относительно общего числа жителей на 22-м месте в мире. В такой ситуации мы оказались этой осенью, когда за короткий промежуток времени от коронавируса умерло почти две тысячи человек. Часть из них - из-за собственного бездействия, но запоздалые действия правительства тоже имели свое значение. 

В первые дни года первой политической жертвой пандемии в Латвии стала министр здравоохранения Илзе Винькеле. Ее разногласия с премьером Кришьянисом Кариньшем созревали долго. Осенью 2020 года Кариньш настаивал на ограничениях, а Винькеле не была уверена. В свою очередь, министр думала, что премьер ожидает от Минздрава управления всем кризисом, а сам недостаточно делает в этой сфере.

5 января Минздрав с опозданием предоставил план вакцинации, и Кариньш счел его недостаточно амбициозным. Вакцинировать всю страну планировали руками семейных врачей и в существующих пунктах вакцинации. План был основан на том, что жители должны были хотеть вакцинироваться. Кариньш потребовал отставки министра.

Но проблемы были не только с планом. 10 января Nekā personīga сообщила, что Латвия заказала только небольшую часть доступных ей вакцин Pfizer, первого одобренного в Европе препарата против Covid.

Латвии было доступно около 800 тысяч вакцин на основании одного договора и еще 400 тысяч в рамках другого. Заказано было 100 тысяч. В полном объеме была заказана только более дешевая AstraZeneca, но ее одобрение в Европе задерживалось. Среди стран Евросоюза Латвия была второй с конца по темпу вакцинации.

Министр здравоохранения Даниэль Павлютс в эфире передачи сказал, что "решения принимались без ясной процедуры, без ясной ответственности. В том числе оказалось, что часть принятых решений даже не были задокументированы. То есть были собрания, были решения, были обсуждения, но протокола нет".

Виновными признали двух чиновников - госсекретаря Минздрава Дайну Мурмане-Умбрашко и руководителя Государственного агентства лекарств (ZVA) Свена Хенкузена. Мурмане-Умбрашко была понижена в должности и получила выговор, а позже оставила работу в министерстве. Хенкузен же был понижен до заместителя Инспекции здравоохранения. Он отрицал свою вину, так как его ведомство не отвечало за закупку вакцин.

Чиновники рассчитывали на крупные поставки вакцин AstraZeneca, а когда пришла очередь Pfizer и Moderna, закупали их в скромных количествах. Они боялись критики за расточительность, а правительство так и не узнало о ситуации с доступностью вакцин.

Бывший руководитель ZVA Хенкузен в апреле в ответ на вопрос о том, на каком этапе при доступных 400 тысячах вакцин было принято решение закупить 100 тысяч, заявил, что "процессом нормально не управляли".

Ценой задержки были жизни. В январе доз хватило только на вакцинацию медиков, а в центрах социальной помощи вакцинировать начали лишь в феврале. К марту заболело около 6000 обитателей пансионатов, а 379 умерли. Хуже всего обстояли дела в принадлежащих самоуправлению пансионатах.

Пока полномасштабная вакцинация в Латвии еще только ожидалась, началось массовое распространение дезинформации. Ее самой трагичной жертвой стали обитатели частного пансионата Zilaiskalns. Nekā personīga выяснила, что во время вспышки заболевания из 30 клиентов центра умерли 10.

В апреле наконец-то начали прибывать крупные грузы с вакцинами. Но пожилые люди не толпились в центрах вакцинации. В то время как в других европейских странах к пожилым обращались лично, вакцинировали на дому и посылали информацию, в Латвии им нужно было звонить на перегруженный информационный телефон.

Уже в июне Павлютс говорил о том, что "интерес к первичной вакцинации падает и нам нужно искать другие виды коммуникации, убеждения и мотивации, а также организации процесса".

Математические модели показывали, что за три месяца умрет больше тысячи человек. За этим не последовало ограничений или радикальных решений по увеличению эффективности вакцинации. 

В начале октября власти были вынуждены действовать. Прошло собрание Совета по кризисному управлению, в ходе которого министры впервые ознакомились с моделями экспертов, которые демонстрировали необходимость локдауна. В противном случае до весны бы умерли 7000 человек. Министры все же отклонили идею локдауна и ввели ограничения только для невакцинированных.

После заседания, которое длилось два дня, группа экспертов сообщила, что прекращает работу с правительством, так как не видит в этом смысла. 

Ассоциированный профессор Рижского университета им. Страдиня, социальный антрополог Клавс Седлениекс, который был членом группы экспертов, тогда сказал, что

"решение не вводить очень жесткий локдаун стоит известного количества человеческих жизней, и если это известно заранее, вопрос в том, зачем и во имя чего так поступать".

Nekā personīga прослушала 11 часов записи закрытого заседания. Из нее становится ясно, что министры боялись потерять популярность среди вакцинированных, так как обещали им, что ограничений не будет.

Премьера волновало, как будет выглядеть тот факт, что правительство могло предотвратить смерти, но не сделало этого. Остальные министры не поддержали его, например, министр культуры был против ограничения культурных мероприятий, а министр здравоохранения был открыт для компромиссов.

Спустя неделю ситуация была настолько катастрофической, что прошло еще одно заседание совета. Был введен локдаун и удаленное обучение. Запись стала недоступной для журналистов, а Госканцелярия сообщила, что заседание не записывалось, хотя об этом свидетельствуют фотографии с заседания. После того как чиновников уличили во лжи, Госканцелярия заявила, что запись удалена.

"Можно идти судиться о том, должна ли она быть публично доступна, но не грубо лгать. Я считаю, что ложь на государственной службе вообще недопустима", - сказала редактор Re:Baltica Санита Йемберга по поводу "утраченной" записи.

Сомневающихся жителей убедили вакцинироваться более строгие меры. Это помогло остановить волну заболеваемости дельта-штаммом коронавируса. В ближайшие месяцы нужно будет бороться против нового, еще до конца не изученного вида коронавируса. 

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх