Семилетняя Саша по решению родителей пять лет прожила в клинике. Теперь у нее новая семья

ФОТО: t.me/pdmnews

В конце 2019 года в СМИ распространилась история о пятилетней девочке Саше, которая с рождения жила в перинатальном центре. Родители решили не забирать ее домой. Вчера, 17 января, суд лишил их родительских прав, и теперь новая семья, в которую попала Саша, сможет ее удочерить, передает "Медуза". По словам новой мамы девочки, сначала она боялась даже выходить из комнаты.

Пять лет в частной клинике

В марте 2014 года у Татьяны Максимовой и Юрия Зинкина родилась дочь. Девочка некоторое время пробыла в отделении интенсивной терапии, а через несколько дней после выписки женщина вернула малышку в клинику с жалобой на то, что у нее случилась внезапная остановка дыхания. Родители заключили с клиникой договор, согласно которому они платят за ее услуги около миллиона рублей (около 11,5 тыс. евро) в месяц.

Весной 2020-го клиника расторгла соглашение и с помощью суда потребовала от Максимовой и Зинкина забрать дочь. Суд частично удовлетворил иск, однако родители девочку так и не забрали, объяснив свой отказ намерением "провести независимую экспертизу, которая доказала бы тяжелое состояние ребенка".

Максимова утверждала, что Саша неизлечимо больна - у нее якобы отсутствует часть органов и ствол мозга, поэтому девочка не смогла бы выжить за пределами больницы. В этом она на протяжении нескольких лет убеждала родственников, друзей и сотрудников клиники. Несколько лет Зинкин, которого "Открытые медиа" описали как "влиятельного человека", находящегося в близком контакте с ФСБ, исправно оплачивал не только проживание девочки в отдельной палате, но и услуги двух нянь, которые круглосуточно пребывали с ней. Тем временем врачи уверяли, что ребенок совершенно здоров.

Родную маму Саша видела редко, а отца и старших братьев (их трое) - только несколько раз. Все время проводила с нянями и медицинским персоналом. О мире за забором клиники Саша знала только со слов своих нянь и медперсонала.

Суд

"Какие только заявления не подавались, - вспоминает юрист Виктория Дергунова, работавшая над этим делом. - И всегда был один ответ: родители оплачивают палату, таким образом, содержат девочку, они свободны в выборе метода ее воспитания. Физического насилия нет, значит, никто вмешиваться не будет. В том, что здоровый ребенок пять лет живет в изоляции от внешнего мира и родственников, никто нарушений не увидел".

Иск на родителей Саши подал отдел социальной защиты населения в Москве. Власти российской столицы заявляли, что основанием было то, что родители в течение многих лет так и не забрали девочку из перинатального центра, хотя решением суда были обязаны сделать это еще в ноябре 2019-го. В суде Максимова и Зинкин так и не появились, а через адвокатов продолжали настаивать на том, что они хорошие родители, а Саша неизлечимо больна. В итоге приставы даже объявили родителей девочки в розыск.

В январе 2022-го в пресс-службе суда сообщили: "Отказано в удовлетворении апелляционных жалоб ответчиков на решение Пресненского районного суда Москвы, которым Зинкин Ю. Ю. и Максимова Т. С. ограничены в родительских правах в отношении дочери и с них в пользу ребенка взысканы алименты на содержание по одной четвертой части от ежемесячного заработка родителей со дня вступления решения в законную силу".

Суд также постановил взыскать с обоих родителей алименты в размере 25% заработка до наступления совершеннолетия девочки. По словам Дергуновой, в среднем каждый месяц от каждого из них приходит примерно 15 тысяч рублей (около 170 евро).

Видео: Оглашение решения суда по лишению родителей Саши прав на ребенка

Новая семья

Весной 2020-го Саша попала в новую "временную" семью, которую органы опеки сочли подходящей - Юлию и ее мужа. "Если ты не хочешь или не можешь взять ребенка себе (разное случается, я никого не сужу), дай кому-то возможность вырастить его в любви и тепле", - делится мыслями Юлия.

Заботиться о девочке, которая большую часть жизни провела в изоляции, очень тяжело. Впервые увидев незнакомых взрослых, Саша спряталась за няню, а по пути в новый дом без конца плакала и звала свою няню. "Не представляю, через что она в тот момент проходила, - рассказывает Юлия. - Мы забрали шестилетнюю девочку с соской. Она сама себя укачивала и не вставала, пока мы не встанем. Лежала молча, как натренированный солдат. Самыми трудными были первые три недели. Осмотрев просторный двухэтажный дом, девочка практически не выходила из спальни. Тогда даже в гости никто не приходил, потому что она всего и всех боялась. Слава богу, она довольно быстро привыкла к нам. Поняла, что мы ее не обидим".

За полтора года в семье, по словам Юлии, Саша сильно изменилась. "Она расцвела: всегда улыбается, всем рада, все может и все хочет, - рассказывает Юлия. - Она не умела говорить нет, была как натренированная собачка. Мы учим ее, что если тебе что-то не нравится, можно об этом сказать. У нее сейчас какое-то "я" просыпается. Она сейчас правда другой ребенок, не сравнить".

После решения суда Юлия с мужем наконец смогут удочерить Сашу.

"Мама"

Юлия была последней, кого Саша в новой семье стала называть не по имени. Сначала в ее речи появились слова "бабушка", "дедушка" и прочие и только потом - "мама". Юлия вспоминает, как, услышав это, побежала "рыдать в туалет" от счастья. "У нее со здоровьем все прекрасно, - рассказывает она. - За эти полтора года она болела меньше, чем все остальные". В сентябре прошлого года Саша пошла в школу. По словам приемной мамы, пока ей интересно все: читать, рисовать, плавать.

Сама Саша не вспоминает о прошлой жизни. "Мы как-то спросили ее: "Помнишь, как зовут твоих маму и папу?", - рассказывает Юлия. - Она вспомнила имя мамы и еще двух братьев. Но это было очень давно. Сейчас я мама, а мой муж - папа".

Единственным родственником, который все еще интересуется "новой" жизнью Саши, остается ее дедушка - он навещал девочку и раньше, когда та жила в больнице. Мужчина, по словам Юлии, регулярно звонит внучке, интересуется ее жизнью, просит присылать ему фотографии и видео, покупает подарки.

Скрывать от девочки историю ее жизни ее новая семья не планирует. Призывает к этому и психолог. "Она должна понимать, что мы не украли ее от каких-то сказочных родителей, - делится Юлия. - Лучше сразу понять, что да, такое бывает.

Это не совсем нормально, зато теперь все хорошо".

НАВЕРХ
Back