Первую газету, театр и университет в Латвии основали русские? Фейк проверен!

ФОТО: Re:Baltica/Re:Check

С прошлой недели в сети Facebook распространяется текст, опубликованный бывшим депутатом Верховного Совета Латвийской ССР, а затем депутатом Государственной думы России, полковником армии СССР Виктором Алкснисом в 2018 году. В нем Алкснис утверждает, что без русских не было бы латышского народа и что именно русская власть в Латвии создала первую газету, театр, галерею и университет. Цитату Алксниса с комментарием, что будущее Латвии очевидно, переопубликовал даугавпилчанин Олег Макеев ("Новое согласие"). Утверждения Алксниса не соответствуют действительности или вводят в заблуждение.

Постом Макеева поделились уже почти 1000 человек, а оригинальным текстом Алксниса 2018 года - двести пользователей Facebook. За эти годы он был переопубликован несколькими российскими СМИ, а также русскоязычным латвийским порталом Press.lv.

Скриншот с портала Press.lv, статья опубликована 08.08.2018 ФОТО: Re:Baltica/Re:Check

Алкснис утверждает:

"Именно русские издали первую газету на латышском языке в 1861 году в Санкт-Петербурге".

Алкснис, вероятно, имеет в виду "Петербургас авизес", которую начали издавать в Санкт-Петербурге в 1862 году. Однако издание создали младолатыши, а не русские. Издателем и некоторое время цензором был Кришьянис Валдемарс. В создании газеты принимали участие Кришьянис Баронс, Екаб Звайгзните, Эрнест Динсбергс и другие. Они были активистами латышского национального движения, которые выступали за латышский язык и развитие латышской культуры независимо от русского или немецкого влияния.

Кроме того, есть свидетельства о газетах на латышском языке, изданных раньше 1861 года. Первым периодическим изданием на латышском языке был журнал Latviešu Ārste ("Латвийский врач"), издававшийся в 1768 и 1769 годах. Его целью было помочь крестьянам избежать болезней и информировать их о различных методах лечения. Автором журнала был немецкий врач Петерис Вильде, а с немецкого его переводил пастор Смилтенской церкви Екаб Ланге.

В свою очередь первой газетой на латышском языке была Latviešu avīzes, издаваемая в Елгаве в 1822 году. Редактор газеты Карлис Ватсонс ее цель объяснил так: "Сохранять самобытный характер и язык латышского народа, бороться с германоманией всерьез и в шутку".

"Именно русские открыли первый театр и первую картинную галерею в Риге".

Чтобы получить информацию о первом рижском театре, Re:Check связался с Иевой Струкой, исследователем театра и литературным советником Национального театра. Она указывает на свою статью в Латвийской энциклопедии, в которой рассказывает, что первый стационарный театр в Риге, Немецкий театр, был основан в 1782 году Отто Германом фон Фитингофом, меценатом немецко-балтийского происхождения.

В свою очередь, об истории рижских музеев и галерей Re:Check проконсультировался с Уной Седлениеце, заместителем директора Латвийского национального художественного музея и членом Латвийского совета музеев. "Это утверждение не является обоснованным и точным, - объясняет Седлениеце. - Я предполагаю, что причиной для такого заявления является номинальное нахождение Риги и территории Латвии в составе Российской империи (Видземская губерния) в XIX веке, в то время когда в Риге формировалась общественная художественная жизнь, которая, однако, не была инициативой имперской власти, а была тесно связана с действиями и решениями многих местных, в основном немецко-балтийских коллекционеров, исследователей искусства и заинтересованных лиц".

Седлениеце объясняет, что история общественных музеев на территории Латвии началась в 1773 году с музея Химзеля, в котором была представлена переданная Риге коллекция немецко-балтийского врача Николауса фон Химзеля. В свою очередь в начале XIX века эта коллекция была разделена и стала основой для нескольких музеев, существующих сегодня. Дальнейшее развитие общественных художественных галерей Риги в XIX веке инициировали сообщества, многие семейства состоятельных горожан и коллекционеры при непосредственной поддержке Рижской думы.

Основываясь на сказанном экспертами, Re:Check делает вывод, что хотя Рига была частью Российской империи во времена создания театров, музеев и художественных галерей, говорить о том, что русские несут ответственность за создание этих культурных учреждений, некорректно.

"Именно русские открыли первое в Латвии высшее учебное заведение - Рижский политехнический институт".

Первым университетом на территории нынешней Латвии действительно был Рижский политехнический институт (РПИ), но в тексте Алксниса отсутствует важный контекст.

Информацию об истории основания Рижского политехнического института Re:Check получил из научной монографии Эрнста Наука (1819-1875), первого директора Рижского политехникума, опубликованной Рижским техническим университетом.

В монографии указано, что в 1861 году начал свою работу Совет Рижского политехникума. Его председателем был бургомистр Отто Мюллер, а секретарем - Герман фон Штейн. Политехникум начал свою деятельность в 1862 году после того, как российский император Александр II утвердил Положение о цели и задачах института.

Политехнический институт находился под эгидой Российской империи. Историк Зане Розите в Латвийской национальной энциклопедии пишет: "Институт находился в ведении Министерства финансов Российской империи и подчинялся непосредственно генерал-губернатору Балтии, который также исполнял обязанности куратора РПИ. Куратор утвердил решения Совета РПИ, касающиеся администрации института, учебного плана, набора студентов и установления платы за обучение".

Несмотря на нахождение под эгидой Российской империи, Рижский политехнический институт был частным вузом, поддерживаемым прибалтийским дворянством. Обучение проводилось по образцу технических вузов Цюриха и Карлсруэ и проходило на немецком языке. Первым директором (ректором) института был уроженец Пруссии Эрнст Наук. Преподавательский состав в основном был родом из Германии, Швейцарии и Австрии.

Принимая во внимание личности основателей и руководителей Рижского политехнического института, а также его международный преподавательский состав и обучение на немецком языке, Re:Check делает вывод: неверно утверждать, что русские открыли первое высшее учебное заведение в Латвии.

"Именно русские в силу своей "русскости" после победы в Северной войне в 1721 году вместо геноцида или ассимиляции начали отправлять крестьянских детей латышских племен (подчеркиваю - не нации, а именно племен) в лучшие российские вузы".

Re:Check проконсультировался с Гвидо Страубе, директором Института истории Латвии и доктором исторических наук Латвийского университета. Историк объяснил: "Говоря коротко, это заявление ложное. (…) Я не знаю ни одного факта, чтобы кто-то из коренных жителей [латвийской территории] был отправлен [в российские университеты]".

В свою очередь то, почему жители завоеванной территории Латвии не были истреблены или ассимилированы, Страубе объясняет российской политикой того времени. В XVIII веке Россия на завоеванных территориях оставила у власти существующие учреждения и сохранила старое законодательство. Кроме того, налоговая политика была относительно дружественной - жители должны были платить очень маленькие налоги. Низкие налоги, конечно, со временем увеличивались, но первоначально Россия пыталась создать впечатление, что новая политическая власть была более дружественной, чем старая. Таким образом Россия пыталась избежать беспорядков. Это, вероятно, было сделано с учетом опыта Швеции того времени. Когда шведы начали осуществлять редукцию поместий, возникла оппозиция, которая способствовала изгнанию шведов в ходе Великой Северной войны.

Однако такая политика не была универсальной для России. Страубе упоминает Ингерманландию (сегодня это территория вокруг Санкт-Петербурга). "Сегодня мы не найдем там ничего от прежней культуры, которая, как и в Курземе, Видземе и Эстонии, была бело-немецко-эстонской", - рассказывает историк. "Петр I [тогдашний царь России] полностью очистил эту территорию и поселил там русских, чтобы в окрестностях новой столицы не было небезопасного населения".

Исходя из информации, предоставленной директором Института истории Латвии, нет оснований полагать, что после Северной войны дети латышских крестьян были отправлены учиться в российские университеты. В свою очередь то, что делали с населением, культурой и властью завоеванных земель, определялось политическими обстоятельствами того времени, а не "русскостью" или другими абстрактными человеческими качествами.

Re:Check письменно связался с Виктором Алкснисом через "ВКонтакте". Он объяснил, что получил информацию из двух источников - статьи Юриса Боярса, опубликованной в октябре 1988 года в газете "Советская молодежь", и книги, изданной в 1987 году очень небольшим тиражом, в которой содержались материалы с конференции "Латвия и Россия: исторические и культурные связи Академии наук Латвийской ССР". Источники, упомянутые Алкснисом, недоступны Re:Check, и связаться с Юрисом Боярсом не удалось. Поэтому мы обратились за помощью к историку и ведущему научному сотруднику Института философии и социологии Латвийского университета Каспарсу Зеллису.

Зеллис рассказал, что в аналитической базе данных Латвийской Национальной библиотеки есть только одна статья, опубликованная в октябре 1988 года в "Советской молодежи", где Юрис Боярс был соавтором. Речь шла о Конституции ЛССР. И Re:Check, и Зеллис убедились, что в ней не содержится ни одного из заявлений Алкcниса. Возможно, Алкснис имел в виду российскую газету "Советская молодежь", но она недоступна Re:Check. Следует отметить, что даже если в этом издании есть статья Боярса, это не означает, что она является историческим свидетельством XVIII и XIX веков.

Второй источник (материалы конференции) основан на докладах Центрального комитета Коммунистической партии Латвии, которые были представлены в Доме политического просвещения. Поводом для этой конференции якобы послужила борьба против так называемых западных империалистических фальсификаций истории. На конференции особое внимание уделялось историческим и культурным связям между Россией и Латвией, подчеркивалось, что все хорошее пришло из России. "Говоря современным языком, это было частью интеграционной пропаганды того времени, - объясняет Зеллис. - Во второй половине 1980-х годов была предпринята попытка усилить этот вопрос, а также вопрос "дружбы народов", тем самым разыгрывая его против пробуждающегося в обществе национализма и интереса к [так называемой] замолчанной истории".

Re:Check через Facebook Messenger обратился также к даугавпилчанину Макееву, который переопубликовал текст Алксниса, однако ответ не был получен.

Вывод: Утверждения Виктора Алксниса, которыми делится даугавпилсский политик Олег Макеев ("Новое согласие"), не соответствуют действительности. Они противоречат историческим свидетельствам и основаны на неполной информации, вырванной из контекста. Источники, на которые ссылается Алкснис, не являются ни историческими свидетельствами, ни исследованиями историков.

Эта статья является частью работы Re:Check по проверке потенциально ложных или полуправдивых записей в Facebook, изображений и видео.

RUS TVNET в Telegram: Cамые свежие новости Латвии и мира на русском языке!

НАВЕРХ
Back