Секрет Эрдогана. Эксперт о том, как Турция выигрывает от войны в Украине

Deutsche Welle
Секрет Эрдогана. Эксперт о том, как Турция выигрывает от войны в Украине
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments
Путин и Эрдоган в Сочи, сентябрь 2021
Путин и Эрдоган в Сочи, сентябрь 2021 Фото: DW

Продавать "Байрактары" Украине и помогать России смягчать эффект западных санкций? Эксперт Марина Воротнюк в интервью DW объяснила, как президенту Эрдогану удается сидеть на двух стульях.

На фоне продолжающейся войны России против Украины на 5 августа запланирована встреча в Сочи президентов России и Турции - Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. DW поговорила с украинским экспертом, ассоциированным научным сотрудником британского аналитического центра RUSI (Royal United Services Institute) Мариной Воротнюк о посредничестве Анкары при экспорте украинского зерна и о том, как Турции удается балансировать между Киевом и Москвой.

DW: Каковы ваши ожидания от визита Эрдогана к Путину? Как бы вы описали их личные отношения и как они изменились после открытого вторжения России в Украину?

Марина Воротнюк: Каких-то особых изменений мы не видим. Можно пытаться, скажем, читать завуалированные сигналы. Например, сколько во время последней встречи Эрдоган заставил Путина себя ждать перед камерами (случай на саммите в Тегеране. - Ред.). Мы видим, что начало работать соглашение по экспорту украинского зерна, которое Турция помогла заключить между Украиной и Россией. Это блестящая возможность как для России, так и для Турции попытаться представить важную роль, которую они играли в переговорном процессе. Будут вопросы по атомной электростанции, которую "Росатом" строит в Турции, будут вопросы по энергетике, по поставкам природного газа, естественно, будут вопросы по крымским татарам и так далее.

- Возобновление экспорта украинского зерна - это успех, прежде всего, Турции?

- Позиция Турции по отношению и к Украине, и к России достаточно комплексная и неоднозначная. Турция, невзирая на то, что является членом НАТО, всегда пыталась играть роль моста между Западом и Россией. У Турции есть свои стратегические национальные интересы, и занимать какую-то откровенно пронатовскую или пророссийскую позицию не в ее интересах, как и проукраинскую позицию. И, в принципе, то, что ей удалось сыграть роль посредника между Украиной и Россией в этом соглашении по зерну, является, наверное, свидетельством того, что Россия тоже видит роль Турции как достаточно полезную для российских интересов, и пытается получить свои дипломатические и политические дивиденды. Разблокирование украинских портов - это очень важное событие, роль Турции здесь, действительно, значительная.

- В чем секрет Эрдогана? Как ему удается сидеть на двух стульях? С одной стороны, Турция поставляет Украине беспилотники "Байрактар", и в то же время позиционирует себя как посредник. И при этом Турция не вводит санкции против России - наоборот,очевидно, помогает России получать какие-то товары, которые из-за санкций не поставляет Запад.

- Эта позиция - отражение стратегической культуры Турции. У Турции есть свои стратегические интересы, и в этих интересах - играть роль равноудаленного партнера как для России, так и для Украины. То есть, для Турции нет противоречия в том, что она поставляет "Байрактары" Украине или, например, Азербайджану в конфликте вокруг Нагорного Карабаха, где тоже есть определенные столкновения с российскими интересами; или поддерживает противоположные с Россией стороны в Сирии или Ливии и одновременно с этим закупает российские С-400; позволяет российской компании "Росатом" строить ядерную электростанцию в Турции и покупает российский газ.

Есть целый ряд факторов, которые, на первый взгляд, казалось бы, противоречат один другому. Но Турции удается продолжать этот акт балансирования между Россией и Западом. Вы спросили, в чем секрет Эрдогана? Многие очень часто говорят о какой-то персональной "химии" между ним и Путиным: два авторитарных лидера, которые имеют определенный управленческий стиль и могут какие то-такие конфликтные вопросы решить на самом высшем уровне, как они говорят, очень часто доверительно. Но мы понимаем, что, наверное, тут дело не в доверии, а скорее, в том, что есть определенное уважение к интересам друг друга. И это уважение позволяет им разделить сферы влияния в регионе, в том числе в Черном море.

Многие прогнозировали, что откровенная поддержка Турцией Украины рано или поздно станет "красной линией" для России и приведет к прямому столкновению между Россией и Турцией. Мы до сих пор откровенной конфронтации не видим.

- Вы упомянули о "красной линии". А где она проходит для России в сотрудничестве с Турцией?

- Эти "красные линии" Турция очень осторожно не пересекает. То есть, поставка"Байрактаров" - да, это оголенный нерв в отношениях между Россией и Турцией. Это российская мозоль, на которую Турция наступает, но при этом Турция делает все, чтобы это было не слишком болезненно, пытаясь компенсировать это уступками на других стратегических направлениях. Например, пытаясь очень осторожно реагировать на российскую политику в Черном море. Несмотря на то, что Турция является важнейшим черноморским игроком, мы видим все-таки, что она позволяет России доминировать в Черном море.

Турция пытается предложить какие-то определенные дивиденды России, не присоединяясь к санкциям, не закрыв свое воздушное пространство для российских самолетов после 24 февраля, позволив российским самолетам совершать международные перелеты и приглашая российских туристов.

- Можно сказать, что Турция выигрывает от войны России с Украиной, зарабатывает на ней - политическии финансово?

- Да. Она, откровенно не бросая вызов России, позволяет ей найти лазейки для того, чтобы попытаться размывать санкции, потому что Турция является все-таки важным игроком. Не будем говорить, что это экономический игрок первой лиги, но, тем не менее, это важный региональный игрок - и с точки зрения стратегической, и с точки зрения безопасности. Если Турция подвергает сомнению целесообразность санкций, то есть ряд государств и ряд групп населения, в том числе и в западных странах, западных обществах, которые этот нарратив услышат, и которые тоже скажут, "почему мы должны замерзать зимой из-за того, что США развязали агрессивную войну на украинской земле против России. Россия была спровоцирована и реагирует". Я сейчас озвучила нарратив, который очень популярен, в том числе в Турции. Есть такая определенная объективная тенденция - антиамериканизм, антинатовские сентименты. С другой стороны - Турция симпатизирует украинским травмам. Естественно, все эти видео и фотографии из Украины не оставляют безучастным турецкое население.

- В Турции уже прошло несколько раундов переговоров между Россией и Украиной. Насколько Анкара может в ближайшие недели попытаться мягко подтолкнуть Украину к возобновлению переговоров с Россией о прекращении огня?

- Я очень пессимистично настроена по этому вопросу. Насколько посредник может сыграть конструктивную роль, если государство-агрессор не готово приостановить свои вооруженные действия? Я думаю, что мы должны понимать ограниченность позиции Турции в этом вопросе. Что касается попыток Турции подтолкнуть Украину к какому-то соглашению, мы это уже видим, это уже происходит. Если последить за лексикой Эрдогана и других турецких официальных лиц, они говорят о том, что очень важно заключить мир и пытаются очень мягко обходить стороной вопрос о том, кто является главным препятствием на пути к миру. То, что Россия делает сейчас, - это просто попытка выиграть время. Попытка представить себя как благонадежного партнера, который очень заботится о мировой продовольственной безопасности, но на самом деле продолжает преследовать свои военные цели в Украине. И когда Турция пытается представить соглашение (по зерну. - Ред.) как путь к урегулированию, мне кажется, что это определенная иллюзия.

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх