Жизнь с нуля. Сколько Россия тратит на прием беженцев из Украины?

BBC News Русская служба
Жизнь с нуля. Сколько Россия тратит на прием беженцев из Украины?
Facebook OK Telegram Whatsapp
Comments
BBC
Фото: Erik Romanenko/TASS

Российские власти развязали войну с Украиной под лозунгом "Своих не бросаем". Тысячи мирных жителей на востоке Украины, которые считаются "своими", в итоге лишились жилья и имущества. Правительство России из своего резервного фонда направило регионам более 10 млрд рублей - на пункты временного размещения и выплату подъемных беженцам. Миллионы уходят на перевозку людей по всей стране и минимальную медпомощь. Би-би-си изучила распоряжения и госконтракты, чтобы понять, как пять месяцев войны чиновники тратили деньги на "спасение своих" - и кто на этом зарабатывал.

В Россию с начала войны выехало более 1,9 млн украинцев, оценивала ООН. Неназванный источник ТАСС в силовых структурах в начале августа называл еще большие цифры - более 3 млн человек, половина - из так называемых ДНР и ЛНР.

Беженцами называют всех украинцев, бегущих от войны в другие страны вне зависимости от их правового статуса, хотя формально это не так: на статус беженца и на временное убежище подает лишь часть украинцев, приехавших в Россию. А те, кто подают, получают его через месяцы. По данным МВД на конец июня, временное убежище в России с февраля получили всего 55,2 тысяч украинцев.

Многие украинцы вынужденно бегут в Россию, потому что других вариантов выезда из городов, разбомбленных и оккупированных российской армией, у них нет.

Выехать, например, из Мариуполя или Херсона на подконтрольные Украине территории практически невозможно - для этого надо получить пропуск (его ждут неделями), а потом, рискуя жизнью, простоять в километровых очередях из машин и проехать через несколько десятков российских блокпостов. Более безопасной кажется дорога в Россию - через самопровозглашенную ДНР или аннексированный Крым.

По данным волонтеров, помогающих беженцам, только с их помощью не менее 9 тысяч человек выехали через Россию в европейские страны. Оставшиеся хотят или вынуждены устраиваться в России. Официальной статистики о количестве тех и других нет.

Российские власти часто бравируют своей готовностью принимать переселенцев из Украины и выдавать им российские паспорта. Украинцы сейчас и правда в приоритете по сравнению с беженцами из других стран, говорят в "Гражданском содействии" (организация признана в России иноагентом). Но государственной помощи хватает разве что на первые нужды, тысячи людей не могут легализоваться и найти работу.

По всей России с февраля открыты сотни пунктов временного размещения (ПВР). Владельцы "койко-мест" и общепита получают на это миллионы рублей из бюджета.

В контрактах ни разу не упоминается "война" и очень редко "спецоперация". В большинстве документов беженцев называют гражданами, "вынужденно покинувшими территорию Украины, ДНР и ЛНР", а во Владимирской области - гражданами Украины, "оказавшимися в трудной жизненной ситуации".

Сколько власти тратят на переселение беженцев из Украины в российские регионы и решают ли эти деньги их проблемы?

Что мы узнали из распоряжений и госконтрактов:

300 млн за проезд. Куда вывозят беженцев из Украины и кто на этом зарабатывает

Самый известный маршрут людей, бегущих от войны с востока Украины, - через самопровозглашенную ДНР, а оттуда - в Ростовскую область. Выезжают из оккупированных городов в том числе на эвакуационных автобусах, которые организуют "ДНР" и Россия.

Записываться на такие рейсы иногда приходится за две-три недели. До посадки в автобус и на блокпостах люди проходят "фильтрацию" - это изнурительные и унизительные допросы и осмотры, про которые не раз рассказывали украинцы.

Тем, кто не попал в автобусы или был на разные сроки задержан на "фильтрации", помогают бесплатно добраться в Россию волонтеры или - за деньги - частные перевозчики.

Чтобы вывезти людей из Украины, ростовский минтранс за пять месяцев войны потратил 287 млн рублей по контрактам на 301,2 млн рублей (один из них еще исполняется). Ростовская компания "Автоколонна 1599" круглосуточно перевозила беженцев из "ДНР" и "ЛНР" к пунктам пропуска на российской границе.

Чаще автобусы ездили до Весело-Вознесенки - этот пункт пропуска находится в полутора часах езды от Мариуполя (в военное время дорога может занять куда больше времени). Потом от границы людей везли до железнодорожной станции или развозили по пунктам временного размещения - в Таганрог, Шахты и Каменск-Шахтинск.

Фото: BBC

Так, на автобусе, в апреле пытался выехать из Донецкой области 35-летний житель Мариуполя Сергей с пожилыми родителями (имя изменено). В Мариуполе они жили в одном подъезде: родители - на пятом этаже, Сергей - на восьмом с двумя котами.

Ни квартир, ни котов у них уже нет - они сгорели от попавшего в дом снаряда. На фото с рухнувшими стенами виден уцелевший диван и столик с резными ножками. Добраться до них мариупольцы не смогли - эвакуировались без вещей.

Сидячих мест в автобусе, который вез мариупольцев из "ДНР" в Россию, Сергею и его родителям не хватило - пришлось добираться до границы стоя. По дороге автобус сломался, его несколько часов чинили.

"Папа простоял в общей сложности семь часов, ему за это время несколько раз уступали место на 15 минут или полчаса. Мама простояла четыре с половиной часа, потом один из мужчин проснулся и уступил ей место. Пока родители стояли, мне казалось неэтичным сесть на пол, так что я простоял почти девять часов и садился на пол, когда им обоим уступали место", - вспоминает Сергей.

Последний контракт на такую эвакуацию беженцев в мае ростовский минтранс заключил более чем на 157,5 млн рублей. Это крупнейший подряд на беженцев за время войны. Час перевозки на большом автобусе по этому контракту обходится бюджету в 5,1 тысяч рублей.

По другому маршруту из Мариуполя бежала большая семья Ирины. У них тоже сгорели две квартиры в одном доме, но осталась сумка с вещами, с которой они не расставались в подвалах. Как и многие, они не стали ждать очереди в эвакуационный автобус, а выбирались на частном транспорте через аннексированный Россией Крым. Власти Крыма не заключили ни одного контракта через российскую систему госзакупок на перевозку беженцев.

По дороге российские военные копались в телефоне мужа Ирины и раздевали его до трусов в поисках татуировок или следов от бронежилетов и автоматов (так они пытаются найти бывших военных). На границе с Крымом еще раз проверили телефоны, всех допросили и потребовали подписать, что беженцы не имеют претензий к Российской Федерации. Те, кто не подписал документы об отсутствии претензий к России на границе, подписывали их уже в российских ПВР.

Из регионов, граничащих с Украиной, беженцев увозят на поездах вглубь России. Минтранс посчитал, что таких бесплатных пассажиров до конца года может быть более 234 тысяч, и просил субсидировать железнодорожным перевозчикам "предварительно" 700 млн рублей.

Спецсоставы, которые развозят беженцев по ПВР, идут по своему графику: некоторые станции проскакивают, останавливаются в поле, чтобы пропустить обычные поезда. Спецвагоны прицепляют и к рейсовым поездам. В пути беженцев выпускают не всегда. На станциях людей встречают сотрудники полиции, военные и волонтеры.

На юге России ранней весной было уже тепло, Сергей после прохождения границы выбросил грязную куртку и остался в футболке. О том, куда их повезут дальше, ему, как и большинству беженцев, сообщили перед посадкой в поезд. Он шел на север.

Ночлег на трое суток. Где и как устроены "сортировочные" ПВР

Пункты размещения, развернутые в приграничных регионах, в основном являются перевалочными (многие едут через Россию в Европу) или, как их еще называют, сортировочными.

"Мы спали в баскетбольном зале", - рассказывает Сергей о первом ночлеге в России. Оставаться дольше трех дней в сортировочных ПВР разрешают только тем, у кого проблемы с документами - до их получения.

С начала войны беженцев приняли 54 из 85 регионов России - между ними правительство распределило 3,1 млрд рублей из своего резервного фонда для возмещения расходов на проживание и питание людей в ПВР.

Больше всего ушло Ростовской области - более 416 млн рублей. Она потратила на ПВР уже больше половины выделенных денег - 348 млн рублей.

Жителей Донбасса везли в Ростовскую область еще до начала полномасштабной войны, когда власти России и самопровозглашенных республик устроили практически принудительную эвакуацию.

За четыре дня до войны ростовские власти рапортовали о 188 пунктах, подготовленных к приему беженцев. В первые дни войны в регионе задействовали 93 пункта. Би-би-си удалось найти в Ростовской области 124 ПВР - региональные ведомства пять месяцев заключали контракты с отелями, спортивными школами, вузами и домами культуры.

Сколько на юге России "сортировочных" ПВР - точно не известно. Один из основных пунктов находится в Таганроге. Там ПВР развернули во дворце спорта школы олимпийского резерва №13 еще до войны. По контракту с 19 февраля в двух зданиях школы должны размещать 600 человек.

Фотографии из спортзалов этой школы облетели все российские СМИ: раскладушки стоят в шесть рядов между трибунами для зрителей. На футбольных воротах сушатся полотенца. Вдоль раскладушек - пластиковые пакеты с вещами (люди выезжали из городов под обстрелами - налегке, без багажа). Рядом женщины с детьми из коробок выбирают "гуманитарку" - одежду и игрушки. Под потолком на стене висит российский флаг.

В июле контракт со школой продлили до конца школьных каникул. После сдачи залов под беженцев самой школе стало не хватать помещений для тренировок - Би-би-си обнаружила контракт на 7 млн рублей, который школа заключила в марте на аренду спортивного зала для тренировок по греко-римской борьбе.

По планам властей ПВР в России могут вместить за счет бюджетных средств более 95 тысяч человек. Больше всего переселенцев из Украины, по планам властей, могут принять Ростовская область, Краснодарский край и Воронежская область - от 4,7 до 7 тысяч человек. В Москве и Петербурге беженцы могут поселиться только самостоятельно - пунктов временного размещения там нет.

Правительство в апреле также освободило от обязательства принимать переселенцев аннексированные Крым и Севастополь - им разрешили заполнить санатории и гостиницы туристами, а не беженцами. Но сортировочный ПВР все же открыли в приграничном Джанкое - в детском доме-интернате. В апреле там жили около 200 человек. "Был душ, кровати, постельное белье. Кормили хорошо, детям давали фрукты и соки", - вспоминает Ирина, выехавшая туда из Мариуполя.

Из Джанкоя семье Ирины сначала предлагали уехать не очень далеко. Но объявленный поезд на Краснодар отменили - в городе перестали принимать новых беженцев.

Спустя два дня сотрудник МВД сообщил, что ночью из Джанкоя отправится поезд на Екатеринбург. Желающие могли записаться. "Я услышала знакомое слово Екатеринбург и сказала: "Едем", - говорит Ирина. Про другие города, куда эвакуировали беженцев, она ничего не знала.

Расселение по России. Куда везут беженцев

"Когда мы сели в поезд, беженцев был полный вагон. Но все вышли в Ростове-на-Дону, решив, что Екатеринбург - это слишком далеко, - вспоминает Ирина. Мы остались одни на целый вагон. Нас это очень испугало, мы подходили к проводникам и все время спрашивали: когда мы приедем, нас не бросят на вокзале? Но, когда мы вышли в Екатеринбурге, нам чуть ли не красную дорожку расстелили".

Екатеринбург - один из 69 муниципалитетов Свердловской области, которым губернатор поручил создать ПВР. В целом регион готов принять до 1650 беженцев.

Но семья Ирины и еще около 300 человек живут в более 100 км от Екатеринбурга - в санатории небольшого города Нижние Серги. Это единственный крупный ПВР в регионе, и он продолжает пополняться - в конце июля туда приехали 60 человек и еще 12 - в августе.

Подготовка к приему беженцев в Свердловской области началась со скандала. 21 февраля из двух санаториев там досрочно выписали пациентов, пообещав им компенсацию. В одном из них очистили даже "красную зону" - пациентов с COVID-19 вывезли в другие больницы. Но уже 22 февраля, после огласки в СМИ, принимать там беженцев власти передумали.

Семье Ирины в санатории "Нижние Серги" выделили две комнаты. "Условия проживания неплохие. В начале было все очень хорошо и красочно. [Говорили:] "Вы отдыхайте, не переживайте, чувствуйте себя, как на курорте", - вспоминает она.

Но отдых затянулся. Спустя три недели семье Ирины оформили временное убежище, а спустя месяц выплатили 10 тысяч рублей.

Поначалу в ПВР было мало людей, к ним приезжали разные службы, но никто не знал, что с беженцами делать. "Выходит новый закон [указы президента и распоряжения правительства, касающиеся беженцев из Украины] - он сырой, они не знают, как по нему работать. Люди начали жаловаться, что документы оформляют очень долго, переводить на русский язык приходится самим. После многочисленных жалоб и конфликтов временное убежище стали оформлять быстрее", - говорит Ирина.

Самая большая в "Нижних Сергах" проблема - с едой, кормят в ПВР ужасно, люди воют, описывает женщина. Помощь от НКО очень ограничена: приходится, например, делить на 300 человек два привезенных ящика черешни. В столовой ПВР не дают ни фруктов, ни молочных продуктов.

"Ряженку, кефир или йогурт мы не видели ни разу, хотя столовая получает по 400 рублей на человека в день" - говорит Ирина, имея в виду как раз норму расходов на питание в 415 рублей, запланированную правительством. На семью из пятерых человек в день на еду приходится 2 тысячи рублей. "За эти деньги я бы шашлыки жарила", - возмущается Ирина.

Как тратят деньги, беженцы выяснить не могут - в столовой на вопросы отвечают: "Вот то, что есть", а власти Нижних Серег отчитываются, что ПВР всем полностью обеспечен, и на жалобы не реагируют.

При этом в "Нижних Сергах", как и в других ПВР, никто никого не держит. Но уезжают немногие, говорит Ирина. "Зимовать мы точно будем в этих краях, - уверена она. - Но вообще хочется туда, где теплее".

Те, у кого есть родственники в России, сделали в ПВР документы и поехали к ним. Некоторые едут обратно домой - даже в регионы, занятые российскими войсками. Власти Московской области, например, в этом заинтересованы: желающим вернуться оплачивают деньги на бесплатный билет на поезд до Ростова и 1500 рублей на расходы в пути.

Фото: BBC

Сколько тратят на человека

На проживание одного беженца в большинстве ПВР тратят 913 рублей в сутки, на питание - 415 рублей. Такая сумма была запланирована в апреле - до 1328 рублей регионам компенсируют из резервного фонда правительства.

До апреля региональные власти ориентировались на старые нормативы, которые предусматривали меньшие расходы на беженцев - по 800 рублей на проживание и питание человека. Из такого расчета правительство планировало транши регионам и в 2014 году.

В некоторых регионах при этом тратят больше - до 1900 на человека в сутки, включая расходы на жилье и еду. В Волгоградской области, например, расходы на беженцев увеличили до 1500 рублей еще в феврале - на второй день войны. В Хабаровском крае разрешили тратить на питание в ПВР дополнительно 287 рублей на человека в сутки. Деньги на это идут из резервных фондов региональных властей.

А в некоторых регионах, наоборот, тратят меньше. В "Клюквинской школе-интернате" в поселке Сахаровка Курской области с февраля содержат более сотни детей-сирот из Донецка. На четвертый день войны курские власти заключили с этой школой контракт для организации питания для детей от 3 лет и сопровождающих их воспитателей. Контракт продлевали дважды.

В этот интернат увезли 106 детей-сирот из Амвросиевской школы-интерната в самопровозглашенной ДНР. Директор интерната говорила, что детей пришлось вывезти из-за боевых действий "со стороны Украины". В России считают, что, вывозя детей из Украины, спасают их. В Украине это называют похищением.

В сумме на содержание детей-беженцев и воспитателей в этом интернате потрачено немного - всего 2,3 млн рублей. Последний контракт, заключенный в июле на 1 млн рублей, еще исполняется. На одного ребенка при пятиразовом питании там тратят от 238 до 332 рублей в день (в зависимости от возраста). Эта сумма меньше той, что заложена в резервном фонде правительства на питание беженцев.

Фото: BBC

Деньги тратят без конкурсов - местные власти или выплачивают субсидии на ПВР владельцам недвижимости и общепита (как государственным, так и частным), или заключают с ними госконтракты как с единственными поставщиками.

Второй способ более прозрачен, но такие контракты Би-би-си удалось обнаружить лишь в 34 регионах, Для обустройства ПВР за пять месяцев там заключили контракты более чем на 2,9 млрд рублей, потрачено - более 1,8 млрд рублей. Треть всех контрактов на ПВР (585 сделок) приходится на Ростовскую область.

Не все контракты исполняются на те суммы, на которые они заключены. Связано это может быть с тем, что в какие-то ПВР доехало меньше беженцев, чем планировали власти региона. Во Владимирской области, например, в отчетных документах прямо прописывали, что сумма контракта изменена "в связи с уменьшением граждан".

Крупнейший из ПВР, которые развернули в этом году для украинских беженцев по госконтрактам, находится в поселке Царицыно Озеро - это Тихвинский район Ленинградской области в 200 км от Петербурга.

В "Царицыно озеро" в апреле привезли мариупольчанина Сергея с родителями. Когда они в Тихвине вышли из поезда, там еще лежал снег.

Комната, которая впервые появилась у них после потери двух квартир в Мариуполе, находится в бывшем интернате для детей-инвалидов. Два казенных здания соединены коридором. Зеленые стены и крашеные полы. Туалет и душ на этаже. В коридоре дети бесконечно катаются на роликах.

В "Царицыном озере" живут порядка 560 беженцев. Большинство - с украинскими паспортами. Комнату выделяют семье или нескольким одиноким беженцам.

Волонтеры называют этот ПВР "депрессивным местечком", но тут же добавляют, что есть и очевидные плюсы: "Природа, озеро. Даже получше европейских спортзалов [куда тоже селят беженцев]".

Что покупает беженцам государство, а что - волонтеры

"Взрослые люди оказались полностью зависимы от других людей. Женщина не может купить лифчик. Какие-то гривны у них есть, кто-то пытается подработать. Но глобально, особенно пожилые, остались ни с чем. Некоторых отправляют в дома престарелых", - рассказывает волонтер из Петербурга Галина Артеменко.

По контрактам можно сделать вывод, что централизованно для переселенцев в ПВР закупают в основном бытовую химию, постельное белье, в некоторые пункты покупают телевизоры и кровати. Остальное привозят в ПВР по всей стране волонтеры и НКО.

В "Царицыном озере" тем, у кого при эвакуации военные отобрали телефоны, волонтеры купили кнопочные. Обладатели смартфонов говорят, что с интернетом в ПВР беда.

Поначалу там было много белья и средств гигиены: прокладки, дезодоранты и даже дорогие трусы немецкой марки Comazo, которые шьют в Тихвине. Но через какое-то время беженцам уже не хватало туалетной бумаги. С дефицитом справились: 6600 рулонов и 100 кг стирального порошка привезли предприниматели по инициативе правозащитников и волонтеров, не принадлежащих к партии власти.

Волонтеры купили для беженцев также радиоприемники, фумигаторы от комаров, зонтики и вешалки для одежды. Кому-то по индивидуальной просьбе привезли ортопедический матрас, другим - гладильную доску, блендер и ручной фен.

В ПВР до июля была официальная "гуманитарная комната", в которой раздавали гуманитарную помощь единороссы. Два раза в день - "мужской" и "женский" - туда выстраивалась очередь. Переступать порог комнаты было запрещено. "Мальчик попросил бритвенный прибор. Ему сказали: "Придешь в день выдачи". Я удивилась, вам жалко, что ли, дать человеку, что он просит. Мне ответили, что должен быть порядок", - описывает ситуацию Артеменко.

Когда беженцы стали находить себе жилье и работу, администрация при выезде из ПВР предлагала оставить купленные за счет благотворителей сушилки для белья. Волонтерам пришлось вступиться - сушилки разрешили забрать. Сейчас в них нуждается новая партия беженцев.

Формально после обращения за временным убежищем люди имеют право на бесплатную медицинскую помощь по ОМС. Дополнительно за медпомощь и прививки беженцам регионы также получат компенсацию из того же резервного фонда правительства. Ростовская область уже распределила по своим больницам 257,7 млн рублей, ссылаясь на засекреченное (не опубликованное) распоряжение правительства.

Еще более 300 млн рублей правительство открыто выделило на оплату федеральных выездных медицинских бригад, диспансеризацию и ПЦР-тесты для беженцев - в расчете на 3 тысячи обращений.

Сложные случаи берут на себя волонтеры и некоторые частные клиники. У многих беженцев после сидения в подвалах падает зрение, а денег на очки нет. Волонтеры отвозят их заказы в магазин оптики, где делают их бесплатно, рассказала Би-би-си волонтер Татьяна (имя изменено по ее просьбе). Сама она водит беженцев по врачам - например, оплатила женщине с компрессионным переломом позвоночника консультацию, корсет и лекарства. На это ушло около 30 тысяч рублей.

Обычно в ПВР нет транспорта для поездок беженцев в город, где им надо оформлять документы или пройти медобследование - за сотни километров их возят туда и обратно волонтеры. Они же вывозят людей с вещами в арендованное жилье или на вокзал. Даже на социальное такси нуждающиеся в нем пожилые беженцы до получения российского гражданства права не имеют, рассказывает Татьяна.

Беженка Ирина в Нижних Сергах говорит, что безотказностью волонтеров некоторые жители ПВР злоупотребляют - могут заказать коляску для куклы или мультиварку. "Иногда приходится просить волонтеров не реагировать на такие просьбы - они не понимают, что если купят мультиварку в одну комнату, об этом попросят все остальные жители ПВР", - говорит она.

В середине июня волонтер из Петербурга Светлана Тихомирова написала через кремлевский сайт письмо Путину. В нем говорится, что беженцев привезли в Россию без одежды, лекарств, средств гигиены, но в ПВР им гарантируют только крышу над головой и питание. Остальные потребности пытаются покрыть волонтеры на личные деньги. При этом в регионах, за исключением Москвы и Петербурга, ресурсов у волонтеров немного, писала она.

Администрация президента рассматривать письмо отказалась, сообщив, что в нем нет данных о конкретных нарушениях.

Показания против ВСУ за 10 тысяч рублей. Как беженцам выплачивают подъемные

Переселенцам из Украины оформляют карточки в "Сбербанке" и обещают в течение двух недель или месяца перечислить на них единовременное пособие 10 тысяч рублей. Часто это затягивается на неопределенный срок. В июне многие беженцы жаловались, что не получили эти деньги. О том, что люди месяцами ждут выплаты, говорят и в "Гражданском содействии".

Деньги беженцам направляют опять же из резервного фонда правительства. Но не напрямую, а через бюджеты восьми южных регионов - их называют "выплатными центрами". Например, беженцам, которые находятся в Ленинградской области, деньги выплачивает Курская область.

Больше всего денег - 5 млрд к концу июня - получила для распределения беженцам Ростовская область. Первый раз туда направили транш еще до войны, 19 февраля. По апрельским данным, деньги смогли получить 83 тысячи человек (это 97% обратившихся за выплатами). Пяти другим южным регионам поручили распределить в сумме более 2 млрд рублей.

Но заявления беженцев там могут застревать. Сначала все данные проверяет полиция, а факт пересечения человеком границы должна подтвердить ФСБ того региона, в который он въезжал из Украины. И только потом ему перечисляют 10 тысяч рублей.

В некоторых регионах беженцам из Украины обещают собственную единоразовую доплату. Власти Карелии решили делать это за счет пожертвований людей и организаций и открыли спецсчет - оттуда украинцам, приехавшим с 18 февраля по 22 июня в республику, должны были перечислить по 10 тысяч рублей.

Похожая история в Хабаровском крае: тем, кто после начала войны встал там на миграционный учет, правительство региона с июня выплачивает по 5 тысяч рублей.

Эти подъемные уже стали инструментом давления на беженцев. После подачи заявления на получение 10 тысяч рублей многих украинцев вызывали на допрос о преступлениях ВСУ.

Мариупольчанку Светлану вызывали на похожий допрос во Всеволжске в мае - туда она уехала к брату через два месяца после начала войны. Женщина жила на окраине поселка Мирный на востоке Мариуполя. К началу апреля его уничтожили полностью. Светлану с ее 80-летней матерью забрали военные из погреба дома - "стояла коробка, окон не было". "Я спросила их: "Мальчики, а вы кто?", - вспоминает Светлана. - Они говорят: "Мы свои, мы с Донецка". То есть это были военные "ДНР".

В России Светлана с матерью оформили карточки "Сбербанка". На беженство они подаваться на стали - сын, оставшийся в Украине, посоветовал беречь украинские паспорта.

Допрос (или "беседу", как говорили в Следственном комитете) проводила в конце апреля следователь отдела СК по Кировску Ирина Батурина. Беседовать собирались "обо всем, что они пережили".

Женщину пытались допросить по уголовному делу, которое было заведено еще восемь лет назад, вскоре после начала войны России в Донбассе. Номер дела есть в заявлении, которое написала Светлана, - его назвала Батурина (фото заявления есть у Би-би-си). Обвиняемой по нему была в том числе бывшая украинская военная летчица Надежда Савченко.

В 2015 году адвокат Илья Новиков, защищавший Савченко, сообщал, что уже тогда в этом деле было больше 68 тысяч свидетелей и почти 18 тысяч потерпевших.

Светлану и ее мать хотели тоже признать потерпевшими или свидетелями по этому делу, утверждает женщина. Но они отказались давать показания, о чем написали в заявлении.

Получили ли женщины путинские подъемные, следователь Батурина спросила только в конце "беседы" - "как будто между прочим", говорит Светлана. На тот момент денег на карточках не было.

"Мы сказали, нет, нам они не нужны. Получишь - потом горя не оберешься", - рассказывает Светлана. Вскоре после этого разговора семья уехала из России в Европу, а оттуда - назад в Украину.

Авторы телеграм-канала "Ротонда" писали, что в Петербурге беженцев из Украины тоже вызывали в СК, где предлагали стать потерпевшими в уголовном деле. Объявление с приглашением в райотдел СК журналисты заметили в жилищном агентстве Петроградского района, куда украинцы приходят, чтобы получить регистрацию в Петербурге.

До получения подъемных в "Сбербанке" украинцы, как оказалось, не могут менять гривны на рубли. Такое правило предусмотрели "для исключения возможности обмена неконтролируемых объемов". В Банке России "Гражданскому содействию" в апреле подтвердили такой порядок, добавив, что регулятор направил в минэкономразвития предложения об изменении этих правил (ответ ЦБ есть у Би-би-си).

Правозащитники пытаются объяснить логику правительства так: вероятно, только после получения госвыплаты украинцы признаются властями "правильными" и им можно продать рубли.

Из Украины на Дальний Восток. На каких условиях?

В первые дни войны контракты на размещение в ПВР заключали в основном в граничащих с Украиной регионах - в Белгородской, Воронежской, Курской и Ростовской областях. В марте-апреле закупки начали проводить в центральных регионах. В апреле и мае к приему беженцев стали готовиться уже и на Дальнем Востоке: контракты заключали в Амурской области, Приморском и Хабаровском краях.

В мае министерство транспорта Амурской области заключило контракт на перевозку беженцев с железнодорожного вокзала в Белогорске до Благовещенска. Похожие контракты на доставку украинцев до ПВР заключали также в апреле и июле на Камчатке.

На Дальний Восток украинцев привлекают в том числе финансовыми условиями. Презентацию регионов проводят еще в "сортировочных" ПВР, рассказывает волонтер Надежда из Владивостока. СМИ публиковали рекламные листовки, которые раздают украинцам. Сверху большими буквами надпись: "Дальний Восток России ждет вас!".

Так украинцам рекламируют госпрограмму переселения соотечественников из-за рубежа. По ее условиям, участникам должны выплатить подъемные по 170 тыс. рублей, выдать жилищный сертификат (его хватает на первоначальный взнос по ипотеке, говорят беженцам), обещают оформить российское гражданство максимум за три месяца, а также пособия, ипотеку по ставке 2% и до кучи - дальневосточный гектар.

Если после этих выплат получатели решат уехать из России, подъемные придется компенсировать. Надежда говорит, что многих цепляют условия переселения, но не все при принятии решения разбираются, куда их везут.

Бывший поселок Врангель, где находится основной ПВР на Дальнем Востоке, удален от цивилизации: до Владивостока оттуда - примерно 200 км. Административно Врангель - часть города Находка, но до нее тоже придется ехать 20 км.

Люди не знали, что они едут в поселок, объясняет Надежда: "Возможно, им говорили - "Находка". Но даже во Владивостоке не все [местные] понимают, что Врангель и Находка - это разные вещи".

Первый контракт на размещение беженцев во Врангеле власти Находки заключили в апреле на 16,3 млн рублей, потом он продлевался дважды - в мае и июне. На пятом месяце войны контракт перезаключили до июля - на содержание 257 беженцев в течение 42 суток запланировали 21,5 млн рублей. Это самая крупная закупка на прием беженцев в дальневосточных регионах - в целом сумма заключенных ими контрактов превышает 162 млн рублей.

ПВР во Врангеле находится на берегу одноименной бухты в здании пятиэтажной гостиницы "Восток". Она трехзвездочная, но волонтеры называют ее "ноль звездочной". Узкие длинные комнаты. В каждой комнате селят либо большую семью (там есть и многодетные), либо одиночек - мужчин с мужчинами, женщин с женщинами. Кормят три раза в день. На завтрак обычно каша, омлет или сосиска и булочка с чаем, на обед - суп, салат и горячее - плов, тефтели, котлеты или отбивные, на ужин - салат с горячим - зразы, бефстроганов или рыба. Меню прописано в контракте.

В этой гостинице презентации Приморского края продолжились. По словам Надежды, в апреле, когда она волонтерила там, в "Восток" приходили представители крупных организаций, где можно получить работу - звали, например, в компанию "Доброфлот", которая производит рыбные консервы, и на разные птицефабрики.

Во врангельский ПВР сначала приехало чуть больше 300 человек, рассказывает Надежда. Сейчас там живут 190 человек. Ротации особой нет. Человек 100 разъехались по краю - на квартиры, некоторые люди уехали в Европу или обратно в Украину.

На Дальний Восток беженцы из Украины выезжали и в 2014 году, пройдя похожий путь через "сортировочные" ПВР на юге России.

Сколько тратили на беженцев из Украины в 2014 году. Что изменилось

Пункты временного размещения (ПВР) для украинских беженцев впервые открыли во время конфликта на востоке Украины, когда в 2014 году из Донбасса в Россию хлынул поток беженцев.

Летом 2014 года тогда еще 27-летняя Нина (имя изменено по ее просьбе) с мужем и двумя дочерьми, испугавшись военной техники в городе, уехала из родного Мариуполя под Таганрог - Ростовская область тогда была ближайшим спокойным местом.

Сравнивая события восьмилетней давности с тем, во что превратили Мариуполь в 2022 году, Нина говорит: ситуация была в принципе спокойная, хотя и тоже страшная. Май 2014-го запомнился мариупольцам столкновениями украинских военных и пророссийских сепаратистов.

С двумя сумками на семью из четверых они приехали в "Металлург" - базу отдыха в лесу на берегу Азовского моря. Там открыли из один пунктов временного размещения. Душ и туалет на улице, но на условия жаловаться не приходилось. Соседями Нины были в основном беженцы с востока Украины - из Луганска, Донецка, Иловайска, Горловки, Макеевки, Торца. "Там люди больше пострадали - их вывозили голых, босых, лежачих", - вспоминает Нина.

В 2014-м всех украинцев, как теперь, допрашивали по приезде в ПВР. "Собирали здоровый зал и всех опрашивали, - вспоминает Нина. - Суть одна и та же [что в 2014 году, что сейчас] - кто что видел, кто что знает, кто бомбил, кто не бомбил, какие к этому привели события, оцените ущерб, который был нанесен".

В "Металлурге" не хватало сотрудников, поэтому на кухне работали и сами беженцы. Деньги за это Нина не получала, но зато в ПВР всю семью кормили. Муж спустя неделю после переезда из Мариуполя начал работать "на лопате" в Таганроге.

За счет работы на кухне и помощи МЧС с организацией логистики беженцев Нине с семьей удалось задержаться в приграничных ПВР на полтора года. Но они кочевали между несколькими лагерями - "Красный десант", "Орленок", еще один ПВР был в поселке Дмитриадовка.

В августе 2014 года власти сообщали о работе 604-х ПВР по всей России. Больше всего беженцев тогда тоже было сосредоточено в приграничных регионах.

В 2014-2015 годах на обустройство беженцев (ПВР, переезд, выплаты и медпомощь) правительство выделило около 13,5 млрд рублей. По подсчетам РБК, лидерами по тратам, которые можно было отследить по госзакупкам, тогда были Москва, Тверская и Новосибирская области.

Более 60% расходов пошло на проживание в ПВР (8,5 млрд рублей), около 30% - на медицину (обязательное медосвидетельствование, вакцинацию и медпомощь), остальное - на перевозку беженцев до ПВР и дополнительные выплаты.

В этом году структура трат изменилась: самая значительная часть расходов - это выплаты подъемных.

В 2014 году правительство оценило один день беженца в ПВР в 800 рублей на человека: 550 отводили на проживание, 250 - на питание. В этом году стоимость повысили на 66%. При этом большинство продуктов, которые закупают для беженцев, за восемь лет подорожало почти в два раза. По данным Росстата, например, ржаной хлеб в июле 2014 года стоил 35,3 руб., теперь - 69,5 руб. Картофель тоже подорожал - с 39,1 руб. до 63 руб. То же самое с яблоками: рост с 67,9 руб. до 141,2 руб.

В контрактах восемь лет назад тоже прямо не называли причины развертывания ПВР в регионах. "Потребность возникла" из-за "сложной обстановки в юго-восточных областях Украины", объясняли в одном из краснодарских контрактов.

Прожив полтора года в ростовских ПВР, семья Нины перебралась на Дальний Восток. Как участникам госпрограммы им выдали подъемные - около 500 тысяч рублей. "Для Дальнего Востока это очень мало. Но тогда это очень нам помогло", - говорит Нина.

Льготную ипотеку по этой программе семье тогда получить не удалось - "акция кончилась". На гражданство семья подала спустя четыре года.

В ожидании присяги. Как украинцы легализуются в России

Получить гражданство на территории России, похоже, намного сложнее, чем в Донбассе, говорит мариупольчанка Ирина, которая пока живет в уральском ПВР.

"Сколько мы прошли допросов и медкомиссий, - вспоминает она. - И Следственный комитет приходил, и МВД. Спрашивали, как мы выезжали, кто в нас стрелял, кто нас бомбил. Намекали, чтобы [мы] говорили, что стреляла и бомбила Украина, что претензий к России не имеем".

Российское гражданство гарантирует его обладателям бесплатное медицинское обслуживание, образование, выплату пенсионных и разных пособий. Беженцам объяснили, что для начисления пенсии стаж работы в Украине будет учитываться по трудовой книжке, тем, у кого ее нет - начислят минимальную. Все это тоже дополнительная нагрузка на российский бюджет.

Не все украинцы, выехавшие в Россию, хотят получать российское гражданство. Но без этого найти работу в России и начать самостоятельную жизнь вне ПВР не так-то просто. Без гражданства обычно берут на малооплачиваемую работу, а без регистрации - вообще отказывают.

Сроки пребывания в ПВР регламентировала пока только Саратовская область: трудоспособным людям там разрешают оставаться на полгода, а при устройстве на работу - на полтора месяца. На год оставят только тех, кто не может заработать на семью прожиточный минимум.

В "Гражданском содействии" подтверждают: многих украинцев не берут на работу, так как российские работодатели просто не знают, что со статусом временного убежища и без регистрации украинцы могут работать в России - они боятся и не хотят изучать законодательство. Но если на это пожаловаться, миграционная служба штрафует работодателя и заставляет принять на работу кандидата.

Есть работодатели, которые готовы принимать работников без особых требований к документам: в "Гражданском содействии" получали запрос от компании, которая приглашала беженцев на подсобные работы на Сахалинскую ГРЭС-2, где весной произошел пожар - работников искали срочно, чтобы восстановить объект до зимы. Предлагали 100 тысяч рублей в месяц, суточные и бесплатное проживание в шатрах МЧС.

В июне правительство решило повлиять на предпринимателей и объявило о субсидиях для стимулирования найма беженцев из Украины. Для приема на работу достаточно временного убежища, говорится в документе.

Большинство беженцев, остающихся в России, работали в Мариуполе на заводах. В России на многих предприятиях из-за западных санкций штат сократили или увели в простой - новые сотрудники им едва ли нужны. В Тихвине рядом с ПВР есть вагоностроительный завод, но сейчас он встал - жители остались без работы.

У Ирины в Мариуполе был парикмахерский салон, муж держал мастерскую по ремонту обуви, кожгалантереи и изготовлению ключей. Они уже устроились по профессии на работу в Екатеринбурге - на три дня в неделю уезжают из ПВР в город, где бесплатно ночуют у волонтеров.

Мариупольчанин Сергей летом выписался из ПВР под Тихвином. Он оставил там родителей и отправился в Петербург на поиски работы. До войны мужчина работал на торговом складе в Мариуполе. Чтобы снимать жилье в Петербурге, ему надо зарабатывать не меньше 60 тысяч рублей. Работодатели, приезжавшие в ПВР, предлагали работу в Ленинградской области с зарплатой не больше 20 тысяч до вычета налогов, говорит Сергей.

Пока Сергей ходит по собеседованиям, волонтеры купили ему рабочую одежду, дали подработать на ремонтных подрядах. Они же пустили его бесплатно пожить в квартире петербуржца, который после участия в антивоенных протестах уехал в Тбилиси. "Всю жизнь жил в своей квартире и таких проблем не знал. Думал, что в своей старости буду комфортно жить", - говорит он.

Чтобы оформить российское гражданство, мужчина должен перевести документы с украинского на русский - свои и родителей. За это они уже заплатили несколько тысяч рублей. В некоторых ПВР можно записаться на бесплатный перевод, но там - огромные очереди.

"Если заявление на гражданство одобрят, позвонят и вызовут на присягу - что "клянусь защищать родину и так далее", - говорит Сергей.

До присяги еще далеко, но ему уже позвонили из центра занятости Ленобласти и предложили поехать восстанавливать Мариуполь: "Нас обязали задать эти вопросы, скажите, да или нет?"

После отказа беженцу задали второй вопрос - не хочет ли он "поехать на контрактную службу".

***

В Приморье, где живет Нина, есть семьи, из которых дети уезжают на войну - участвовать в путинской "спецоперации".

"Я их не понимаю, но это их решение. Им с этим жить", - говорит Нина. Ругаться с ними она не хочет. И уезжать из России не собирается - на Дальнем Востоке за восемь лет семья наладила быт.


Чтобы продолжать получать новости Би-би-си, подпишитесь на наши каналы:

Загрузите наше приложение:

Ключевые слова
Последние новости
Не пропусти
Наверх