Калниете: переговоры о многолетнем бюджете ЕС будут сложнее, чем когда-либо

ФОТО: LETA

Переговоры по бюджету Европейского союза (ЕС) на 2021-2027 годы будут сложнее, чем когда-либо ранее, прогнозирует депутат Европейского парламента Сандра Калниете («Единство»). В интервью агентству ЛЕТА она подчеркивает, что при защите интересов Латвии большое значение будут иметь неформальные переговоры. По мнению депутата, бюджет ЕС должен быть принят еще при нынешнем созыве Европейской комиссии, тем не менее она не очень верит в то, что это удастся сделать. С. Калниете также полагает, что подвижек в процессе реформ ЕС не будет, если не смогут договориться между собой Франция и Германия. Что касается состава следующего Европарламента, Калниете допускает, что из-за роста популизма в Европе он может быть более раздробленным.

- Как вы оцениваете обнародованные Еврокомиссией в начале мая предложения по следующему многолетнего бюджету ЕС на 2021-2027 годы?

- На мой взгляд, в отличие от членов правительства и людей в Латвии, я очень хорошо понимаю те трудности, которые предстоит решить, чтобы договориться по многолетнему бюджету - это уменьшение взносов в бюджет ЕС из-за выхода Великобритании и другие приоритеты, которые диктуются ситуацией в мире. Разумеется, будет очень неправильно, если будут сокращены средства в фонде сплочения, ситуация с прямыми платежами в сельском хозяйстве тоже крайне несправедлива. В то же время я осознаю, что, хотя Европарламент и занял очень твердую позицию по этим вопросам и требует полной конвергенции, реальность, если посмотреть на позицию правительств Германии и Франции, такова, что я не вижу, как удастся договориться, чтобы не сокращать эти средства. Недостаточно того, что Европарламент за это твердо выступает. В первую очередь нужно понять, где взять эти средства. Во-вторых, необходимо, чтобы Совет ЕС был в состоянии договориться. Серьезный вопрос заключается в том, правильно ли занимать строгую позицию, если это ведет к тому, что бюджет невозможно принять, и создает большие потери, поскольку платежи приостанавливаются и покрываются только необходимые расходы.

- И как вам самой кажется?

- В настоящее время, судя по предложениям Еврокомиссии, похоже на то, что прямые платежи для Латвии, Литвы и Эстонии будут повышены на 4,7%, тогда как для других стран они сократятся на 5%. Разумеется, это лучше, хотя и не решает проблему несправедливости, потому что крупные страны на протяжении десятилетий приобретали оборудование, у них намного более современное сельскохозяйственное производство, а прямые платежи для этих стран по-прежнему выше. В настоящее время, если сравнивать текущую базу цен во всех связанных с сельским хозяйством сферах и помня об инфляции, чтобы понять, какими будут цены в 2024 году, становится понятно, что на самом деле потери запрограммированы намного больше. Нужно помнить о том, что бухгалтерия покажет иную ситуацию, и Европарламент это осознает. Поэтому переговоры о многолетнем бюджете будут чрезвычайно острыми и сложными. Сложнее, чем когда-либо ранее. Бюджет EC основан на взносах в размере 1,13% каждой страны-участницы, и Латвия, например, готова платить больше, но Германия считает, что достаточно 1%. Это тоже наглядно показывает, насколько сложные предстоят переговоры.

- Если переговоры затянутся, как на них может повлиять смена политического состава будущего Европарламента?

- Пока не ясно, как политически может измениться следующий Eвропарламент. Но общее направление тем не менее понятно, потому что мы видим, как в Европе набирает силу волна популизма, а это означает, что следующий Eвропарламент будет более раздробленным. Создать одну коалицию большинства, которая поддержит бюджет, будет намного сложнее. По этой причине Европарламент, Еврокомиссия и Совет ЕС поставили цель - бюджет должен быть принят при нынешнем созыве Европарламента, при нынешней Еврокомиссии. Но есть сомнения, получится ли это.

Тем временем на уровне правительств все понимают, что, если бюджет перейдет к новому Eвропарламенту, который также утвердит новую Еврокомиссию, ситуация может стать еще более драматичной Мы видели результаты выборов в Италии, где к власти пришли две очень популистские партии, в Греции и в других странах у власти тоже популисты, а это означает, что правительства этих стран выдвинут комиссаров из своей коалиции. Состав Еврокомиссии также будет уже совсем иным, более эмоциональным, что может привести к осложнениям, а Латвии это не нужно.

- Если принять, что Латвия в настоящее время в значительной степени зависит от средств ЕС, может ли эта ситуация измениться и когда?

- Вопрос касается европейского уровня жизни. ЕС считает, что его повышение примерно до одинакового уровня, - это очень важно. Это показали и последние национальные выборы - всякий раз, когда в стране наблюдаются экономические проблемы, как это было в Греции или только что в Италии, это очень опасно и дорого. Если Италия не сумеет справиться со своим вторым по величине долгом в ЕС, это будет означать большое потрясение для ЕС, в том числе и для Латвии. Сбалансированность политики в горизонтальной плоскости очень важна, и фонды сплочения предназначены именно для этого.

- Eврокомиссиия заявила, что рассматривает возможность сокращения финансирования для государств, которые подрывают верховенство закона и независимость судов. Разумно ли привязывать бюджет к проблемам законности и судебной власти?

- У этого вопроса две стороны. Все страны-члены ЕС взяли за основу своего законодательства аналогичные принципы, основанные на европейских договорах, Хартии по правам человека, европейском понимании независимости судебной системы. Поэтому закономерно ожидать, что все члены будут уважать то понимание демократии, которое установлено этими правовыми договорами. Я устала от того, что на пленарных заседаниях Европарламента мы постоянно занимаемся вопросами Польши и Венгрии, тогда как есть гораздо более серьезные проблемы, например, ситуация в Италии, введение США пошлин на импорт стали и алюминия, выход США из ядерного договора с Ираном. Другая сторона вопроса заключается в том, что не понятно, каким образом подобные критерии применять. Тогда следует ввести критерии, которые будут одинаковыми на всей территории ЕС. Польша и Венгрия - не единственные, кто что-то не соблюдает. Отступлений достаточно много и в других областях. Польша и Венгрия получают много солидарных платежей, поэтому возмущение со стороны стран-крупных плательщиков по-человечески вполне понятно.

- Лидеры Германии и Франции обещали выступить с предложениями по реформе ЕС. Нужны ли Евросоюзу реформы и какие?

- Разговоры о европейских реформах постоянно стоят на повестке дня с тех пор, как я, будучи послом, очень много усилий уделяла тому, чтобы Латвия вступила в ЕС. Здесь риторики гораздо больше, чем реальных возможностей что-то сделать. Очень медленно, от кризиса к кризису, но какие-то реформы Европа все-таки вводит. Когда в Греции грянул финансовый кризис, был создан Банковский союз и еще целый ряд механизмов монетарного и макроэкономического контроля. Они еще не полностью работают, и видно, что у Франции и Германии имеются существенные различия по вопросу о том, как они понимают эту сферу. Если эти страны не смогут по этим вопросам договориться, ничего не произойдет.

Вторая сфера, которая важна для Латвии, это четкая система контроля миграции. Все исследования свидетельствуют о том, что драматический прирост миграции, который в 2015 году потряс Европу, никуда не делся. Удалось найти временное решение - в Ливии и Турции созданы лагеря желающих отправиться в Европу, которые в значительной степени оплачиваются из средств ЕС. В то же время в Африке увеличивается население, и единственный способ как-то повлиять на этот рост, это содействовать развитию африканских стран, а это сложно.

ЕС вложил гигантские средства в Африке. Проблема заключается в том, что они недостаточно добросовестно используются.

Контроль над ними слаб, ЕС не хватает ресурсов, чтобы их контролировать. Проблема также заключается в том, что эти средства зачастую недобросовестно используют именно крупные европейские бизнесмены, которые вместе с местными предпринимателями создают какие-то предприятия, а люди, для которых эта помощь предназначена, так ее и не получают. Поэтому неизбежно необходимо договариваться о том, как Европа сбалансирует систему миграции.

Третий элемент - это охрана внешних границ ЕС, что для Латвии крайне важно. Этот элемент нужно вводить еще более эффективно, хотя в новом бюджете для этого и предусмотрено значительно больше средств. Латвия является пограничным государством ЕС, и в настоящее время из России и Белоруссии через границу не проходит много нелегальных иммигрантов, за исключением тех, которые Латвию используют как транзитное государство. Но мы не знаем, в какой момент ситуация может измениться. Также очень важно для Латвии, как развивается общая энергетическая политика. Все документы приняты, но реально на практике не работают - «Nord Stream 2» еще не строится, но лицензии выдаются. Между тем США выдвинули очень резкое требование остановить этот проект, так как считают его крайне опасным с политической точки зрения. Очень внимательно нужно следить за тем, какие будут приниматься решения.

- На ваш взгляд, становятся ли страны ЕС все более национально настроенными и заметны ли подобные процессы и в Латвии?

- Думаю, что нет. Скорее, люди просто прибегают к такой риторике, поэтому создается подобное впечатление. Если смотреть реально, то, например, существует программа «Эразмус», нацеленная на формирование нового поколения европейцев. Можно назвать целый ряд таких программ, когда страны объединены друг с другом прочными связями независимо от того, идет ли речь о транспортной инфраструктуре или сельском хозяйстве и платежах, которые мы получаем. ЕС, конечно, не США по своей структуре. Это союз 28 национальных государств, где каждая страна сохраняет свою самобытность и право принимать решения по целому ряду вопросов.

- Последний опрос «Евробарометра» показал, что интерес жителей Латвии к выборам Европарламента крайне низкий - самый низкий в странах Балтии. В среднем по ЕС выборы интересуют ровно половину избирателей. Почему, на ваш взгляд, интерес так мал и как это можно изменить?

- В ЕС есть страны, где участие в выборах является обязательным. Меня могут критиковать, но я считаю, что это может стать решением, которое покажет совсем другую картину. Другие считают, что навязанное государством требование ограничивает свободу личности, но я думаю, что это не так. Мне кажется, что гораздо более опасны последствия, если голосует небольшая часть избирателей, которые выбирают за всех остальных. Тогда и происходят чудеса, с которыми мы сталкиваемся на национальном и европейском уровне. «Brexit» - один из таких примеров, В референдуме приняло участие меньше половины избирателей, которые определили будущее всех британцев.

- Отношения ЕС и России остаются напряженными, тем более после инцидента с двойным агентом Сергеем Скрипалем в Великобритании. Каким вы видите развитие отношений ЕС и России в ближайшем будущем?

- Я не думаю, что в России могут произойти какие-то большие изменения. Уже начались спекуляции о том, кто через семь лет станет преемником президента России Владимира Путина. Если Путин достаточно разумен, он сам должен начать его подготовку, чтобы предотвратить в России хаос, который может наступить в результате перемен. Внутри ЕС до сих пор удавалось договариваться, и в сентябре санкции против России будут продлены. Но есть ряд стран ЕС, которые имеют более тесные экономические и энергетические отношения с Россией, чем другие. Например, один из пунктов декларации нового правительства Италии предусматривает отмену санкций в отношении России. Это исторически соответствует проводимой Италии на протяжении многих веков политики, когда принцип экономической выгоды доминирует над правовым принципом. Находясь так далеко от России, Италия также не ощущает угрозы для своей безопасности, тогда как для стран Балтии и их соседей на севере Россия представляет большую угрозу.

Новая форма гибридной войны, которая в настоящее время развивается в мире, намного более сложна, а ее последствия гораздо труднее устранять, поэтому фактически нет государств, которым бы это не угрожало. Центральная проблема заключается в следующем - как людям в тех странах, где не понимают этих огромных перемен и угроз, бороться с ними, чтобы предотвратить, например, вмешательство в выборы. Мы знаем, как активно Россия вмешивалась в выборы в Чехии и США, также ее активность высока и в других сферах. Задача правительств - помочь людям и предпринимателям это осознать, в противном случае предприниматели видят в России только золотого теленка.

- Насколько серьезно ЕС относится к информационной защите? Достаточно ли внимания этому уделяется?

- ЕС к информационной защите относится все более серьезно - в 2014 году, когда формировался нынешний многолетний бюджет ЕС, в нем было предусмотрено 100 млн евро для работы по популяризации европейского образа жизни и разоблачения дезинформации. Но эти средства были вычеркнуты из проекта бюджета. Я знаю, кто это сделал, но не хочу его называть. Это говорит о том, что данное высокопоставленное лицо ЕС не осознает угрозы. Если посмотреть на нынешний проект многолетнего бюджета, там для защиты европейского цифрового пространства предусмотрены серьезные средства. В Европарламенте и Еврокомиссии созданы отделы, которые работают над этими вопросами. Все еще в зачаточном состоянии находится группа стратегической коммуникации «East StratCom Task Force», которая входит в подчинение верховного представителя ЕС по иностранным делам Федерики Могерини. В ее составе до недавнего времени работали всего восемь человек, за которых платили страны-члены ЕС. В настоящее время Еврокомиссия нашла средства на эти цели.

- Из-за различных решений президента США Дональда Трампа все более сложными становятся отношения между ЕС и США. Неужели ЕС больше не может полагаться на США?

- Мы не можем дистанцироваться от США - ни Германия, у которой совершенно другие средства, ни тем более страны Балтии, для которых США как гарант безопасности является одним из наиболее важных партнеров. Президенты приходят и уходят. Что касается политики самоизоляции США и смены геополитических интересов, это наметилось еще в начале президентства Барака Обамы. Уже тогда было ясно, что США воспринимают Восточную Европу и Европу в целом как упорядоченной вопрос, где присутствие уже не так необходимо, потому что интересы переключились на Юго-Восточную Азию.

Читать также

НАВЕРХ