«Мы думали, что это учения»: Очевидцы о трагедии в российском торговом центре

ФОТО: TASS/Scanpix

Трагический пожар в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» стал одним из крупнейших в России за последние сто лет. К утру понедельника число погибших превысило полусотню человек, однако очевидно, что жертв будет больше. Пожар, разгоревшийся днем в воскресенье, 25 марта, в соцсетях называют «вторым Бесланом»: большинство пропавших — дети, которые не смогли выбраться из развлекательных комнат, кинотеатра и коридоров помещения. По словам пострадавших, в торговом центре не сработала система пожарной безопасности.

Дмитрий Хорошавцев, очевидец

«Мы сначала подумали, что это учения или что-то в этом роде, но все сразу ринулись к выходу. Когда дверь зала, наконец, распахнулись, в коридоре уже ничего не было видно, только клубы горячего дыма. В метре никакой видимости, дышать невозможно, все кричат, огромная толпа... Дети маленькие, родители их теряли, это не описать просто! Пожарные тоже не так быстро приехали со скорыми.

Люди выбивали окна и прыгали. Никто не предупредил о пожаре со стороны администрации, ни звуков сирен, ничего вообще.

И даже эвакуационные двери на первом этаже оказались закрыты. Я до сих пор не пойму, как нам удалось выбраться из этой огненной ловушки!»

Охранник ТЦ, очевидец

«Я проходил игровую зону где-то за пять минут до пожара. В этот момент аниматоры и гости готовили столики. Там что-то отмечали. Были точно свечи, я помню. Я отошел подальше, к гоночной игровой зоне. Я пошел разбираться с подростками, которые играли, не оплатив. Я собрал этих десятерых парней и девчонок и выгнал их на улицу. Как только они вышли, я вдруг увидел, что идет дым откуда-то. Я их спас, походу. Там было много детишек. Они фотографировались с динозавриком. Я бегал и таскал детей, пока еще можно было дышать. Там было так много дыма».

Константин Колабухов, пострадавший

«Мальчик где-то трех с половиной лет зажался в клетке в игровой комнате и не хотел выходить, когда начался пожар. Девушка-кассир смогла залезть туда и вынести мальчика, а я его взял на руки и побежал вниз по лестнице. Надышался дымом, конечно. Но опасности жизни мальчика нет. Он сейчас в этой больнице, с легким отравлением».

Любовь Власенко, пострадавшая

«Нас было человек десять в бассейне. Нам крикнули: «Бегите» и мы даже одеться не успели, только из шкафчиков одежду похватали. Выбежали на крышу.

Один мужчина начал паниковать, предлагал прыгать вниз, потому что крыша скоро обвалится.

Но я попросила его прекратить паниковать. Минут 40 мы звонили по всем адресам, кричали с крыши, чтобы нас спасли, но никто не приходил. Только потом нас спасли пожарные».

Родственница пропавшей

«Сразу после начала пожара из кинотеатра звонила моя племянница Вика. Она говорила, что горит все, двери в кинотеатре заблокированы. Я ей говорю: «Вика, снимай все, нос закладывай и дыши через одежду«. Она говорит: «Передай маме, что я ее любила. Передай всем, что я их любила«. И после этого отключилась. Сейчас я ей звоню, идут гудки, но никто не отвечает».

Анна Заречнева, очевидец

«Это просто ужас... Трудно описать то, что сегодня произошло... Обычный выходной день. Всей семьей решили сходить в кино на «Тихоокеанский рубеж». Нарядились в лучшие одежды и поехали. Весь ТЦ «Зимняя Вишня» был заполнен посетителями. Место на парковке вокруг него нашли с трудом. (…)

Где-то в середине сеанса дверь открылась и в свете, поступающего из холла раздался крик: «Пожар! Пожар!».

Сеанс не прервали, свет в зале так и не включили. Сигналку слышно не было. Толпа ломанулась через одни узкие двери. (…) Выскочив из кинозала, мы увидели плотный черный едкий дым, который полностью затянул детскую игровую площадку, и второй кинозал их было совсем не видно. Дышать уже было нечем. Добежали до лестницы: там уже люди в большей панике спускались вниз. Кто-то спускался на лифте. Очень много плачущих и кричащих детей. (…)

Администратор в панике стояла и не знала, что делать, какой-то мужчина кричал, что там, в одном из кинозалов остались его дети. Найдя кем-то оброненную шапку, Дима намочил её водой и попытался пройти к залу. Но плотность и едкость дыма были столь высоки, что шапка просто не помогала.

«У вас есть противогаз?», — стал просить он у обезумевшего охранника. Но тот только развел руками.

Попытка пробраться к детям оказалась тщетной. Без спецоборудования это сделать было просто невозможно. (…) Даня начал плакать, крича: «Где папа?! Наш папа погибнет?!». (…) Через вентиляционные шахты дым валил уже и на первом этаже, распространяя невозможную вонь, от которой першило горло и слезились глаза. (…)

В это время на выезде с парковки создалась целая пробка из авто. Люди вместо того, чтобы дать проехать пожарным расчетам, ломились ему навстречу, спасая свои авто. Из окон четвертого и третьего этажей клубился дым, а потом стало вырываться и пламя. (…) Дима себя, конечно же, корит за то, что он так и не смог добраться до них... (…) И только куча вопросов в голове: «За что? Почему пострадали эти детки?»

В воскресенье люди метались вокруг торгового центра и кричали, чтобы их пустили искать их детей! Прохожие плакали от бессилия, растягивали брезенты, ковры. Ловили людей... Это было страшно. Это есть страшно. Господи, дай сил Кемерову это пережить»

НАВЕРХ