«Толерантность у нас победила желание раздуть национальный конфликт»

Иллюстративное фото. Как Brexit отразится на Латвии - большой вопрос

ФОТО: Reuters/ScanPix

Чем объяснить массовый отъезд за границу жителей Латвии? Каковы будут последствия Brexit для Латвии и для наших соотечественников в Великобритании? И в чем латвийцы - как русские, так и латыши - оказались мудрее британцев? Наш собеседник - председатель Латвийского союза самоуправлений Андрис Яунслейнис считает, что люди всегда были хитрее власти и находили возможность обходить запреты...

- Скажите, пожалуйста, как Вы считаете: для Латвии это трагедия или нет, что так много народу уехало работать за пределы страны? Вы видите в этом только трагедию или какие-то позитивные перспективы тоже есть? Мы много говорим об этом в одной тональности: ужас - ужас!.. Пик массовых отъездов, мы, вероятно уже прошли… Но если так много людей уехало, то , может быть, кто-то вернется — с идеями, с деньгами, с желанием развивать страну...

- Во первых, вступая в Евросоюз в 2004 году мы знали, что свобода передвижения личности — одна из главных его свобод. Так что удивляться тут нечему — мы все знали об этом, когда голосовали на референдуме за вступление в ЕС. Ведь основные принципы, на чем все основывается - как раз свободное перемещения персон и капитала. И это заранее было известно...

- И свободное перемещение рабочей силы было, кстати, при вступлении в Евросоюз весьма привлекательным!..

- Давайте сравним: если мы обернемся назад, и посмотрим, как было в Советском Союзе… Ни для кого не секрет — и тот, кто жил в советские времена это помнит — не было ведь свободы передвижения даже внутри Советского Союза. Как боролись с миграцией тогда? Просто не давали людям паспортов… Как только человек на селе паспорт получал — он сразу уезжал в город.

- Если я не ошибаюсь, у колхозников не было паспортов вплоть до 1961 года — так?..

- Но было при этом так: если ты служишь в армии, то потом ты можешь получить паспорт!.. Люди ведь всегда придумают, как обойти запреты. А почему не давали паспортов? Фактически, чтобы люди не уезжали, а оставались на селе. Но люди искали варианты - и находили их. Мы здесь, в балтийских странах, это и потому почувствовали, потому что много народу из других регионов сюда приезжало, чтобы здесь остаться.

Мы ведь и находились на самом западе СССР, и были тогда «советским Западом». И многие именно здесь хотели постоянно жить.

К тому же, здесь было много производств и был, соответственно, спрос на рабочую силу. Кто-то приезжал сюда учиться, кто-то оставался, отслужив в армии, кого-то направляли на работу. А кто-то приезжал сам и искал возможность остаться здесь жить.

Движение и миграционные процессы всегда происходят. Есть они и в Еворсюзе, а мы в ЕС - провинция, наш уровень жизни ниже, чем в «старой Европе». Так что логично, что часть людей захотела воспользоваться свободой передвижения. Другое дело, что мы морально не были к этому готовы.

Усугубил ситуацию еще и экономический кризис, к отъезду многих людей подтолкнуло изменение структуры нашей экономики.

В сельском хозяйстве — эмиграцию стимулировала ликвидация колхозов, ведь люди остались без работы. И ликвидация промышленности - тоже многие остались без работы. И такое большое количество свободной рабочей силы должно было где-то найти себе место… Кто-то нашел себе дело и заработок здесь, но многие — уехали по соверешенно объективным причинам. И им пришлось считаться с тем, что там, куда они уехали — они чужаки...

- А что теперь? Что будет дальше — в ближайшей перспективе? Ведь людей призывают возвращаться?

- А теперь они будут еще большими чужаками… Ведь пока число приезжих было небольшим, люди в западном обществе к ним относились иначе, ведь эмигранты растворялись в местном обществе. Но пока это менее 10 процентов населения— это одно дело, когда же приезжих становится много, они начинают оказывать давление на местное общество — как прямым образом, так и неосознанно.

Местное общество бывает недовольно этим, и недовольство выражается в различных формах. Фактически Brexit – тоже один из его результатов. Когда появились первые тревожные сигналы, никто их всерьез не воспринял, не готовы были что-то решать, говорили: надо еще принимать работников...

Великобритания лет 15 — 20 назад декларировала очень либеральный подход: мы всех примем и всем поможем. В принципе, это была государственная политика. И закончилась она как Brexit – стремлением закрыть границы и выставить прочь эмигрантов.

Отношение общества изменилось. Если британцы подрались где-то на улице — это одно, а если эмигранты — совсем другое дело… У нас тоже пытались популяризировать такой подход. Но, слава Богу,

толерантность как со стороны латышей, так и со стороны русскоязычных, у нас победила.

И благодаря обеим общинам попытки противопоставить их друг другу не удались. А вот если одна или другая сторона поддалась…

Попытки подавать хулиганские выходки как национальный конфликт и у нас тоже были. Например, если один участник драки русский, а другой латыш. Но в драке оба ведь хулиганы - и только!.. А вот на западе сейчас такой подход проявляется — есть поляки, есть латыши, есть литовцы… И местное общество западных стран становится все более нетерпимым к ним.

Возможно, кого-то это и заставит вернуться домой, в Латвию. Не будет других вариантов…

- Но для Латвии ведь хорошо, что они вернутся… Разве от этого наше латвийское общество не выиграет?

- Уехали самые предприимчивые люди. Ведь не так-то просто было принять такое решение. Особенно если уезжали с детьми, семьями. Одно дело, когда ирландцы в свое время уезжали в Америку — у них не было языкового барьера, английский язык был и там, и тут. А у наших людей старшего поколения с языками было не очень… Мы хорошо знали русский язык, а английского у нас не было. Так что принять решение уехать, если тебе уже 40 — 45 лет, было очень непросто.

Возвращаясь же — даже с опытом, со знанием языка, с каким-то капиталом накопленным — людям вновь придется столкнуться с большим проблемами. Они ведь и за границей не только с положительсными сторонами жизни других стран соприкасались, но и с негативом. И они понимают, что там - никакой не рай...

Все не однозначно, и нельзя нельзя разделить все только на «черное - белое».

- А Вы могли бы привести примеры: вот, человек вернулся в родные места с опытом и капиталом и изменил жизнь своих родных мест к лучшему… Может быть он стал успешным предпринимателем, создал новые рабочие места, или пошел в местную власть, используя здесь свой заграничный опыт...

- Разумеется, такие примеры есть, их много, но назвать конкретные адреса я не готов. Но Яна Бункус, наш советник по связям со СМИ , такие примеры Вам подскажет. Знаю, что есть места, где вернувшиеся инициировали активность в содружестве регионов - своих родных мест и тех, где они долго жили и работали. Также их часто приглашают в местные школы, чтобы рассказали детям, какова реальная жизнь в странах, которые они изнутри знают — ведь это большая разница, изучать географию по учебнику или слышать о другой стране от человека, который там жил.

Сайт Латвийского союза самоуправлений

Местное сообщество, конечно, заинтересовано, чтобы люди вернулись и стали здесь жить. Но есть целый ряд проблем. Как прежде людям приходилось встраиваться в иную жизнь там, за границей, так же им приходится встраиваться теперь в нашу латвийскую жизнь. Ведь за то время, что их не было, жизнь в стране очень изменилась. Так что не только беженцам сегодня требуется интеграция, тем, кто возвращается на родину, она тоже нужна.

Нужна и помощь в чисто практических вопросах — как решить чисто бытовые какие-то проблемы, вопросы со школой, что-то еще...

Мы, живя здесь, не замечаем, как сильно изменилась жизнь. А приехав через 10 лет, человек это видит — он покупает квартиру, и не знает, как здесь теперь надо решать чисто бытовые проблемы… Он знает, как это делается там, где он жил, но беспомощен, вернувшись на родину.

Фактически самоуправлениям уже приходится думать, чтобы был специальный человек, к которому вернувшиеся могли бы обратиться за помощью по всеми практическими вопросами. И если возвращаться люди станут активно, то и этот вопрос станет актуальным.

- Насколько я знаю, в прошлом году во многих министерствах были введены специальные должности и была целая программа, призванная использовать опыт людей, поработавших в госуправлении или на каких-то других управленческих структурах за границей. Но ведь уже отказались от этой практики?.. И было ли что-то подобное в самоуправлениях?..

- Была такая госпрограмма, оговаривающая и уровень зарплат на определенный срок. И от этой программы не отказались, это был проект, изначально ограниченный по срокам. В самоуправлениях пошли другим путем, например, знаю примеры, когда поддерживалось создание общественных организаций.

Ведь опыт показывает, что люди куда меньше доверяют власти — как государству, так и самоуправлениям - они больше верят тому, что услышали от своих знакомых, коллег, соседей. Как раз такие общественные организации и вели диалог с диаспорами, возникшими в тех странах, куда много людей уехало из Латвии.

НАВЕРХ