«Даже лучше чем в России!»: Почему русский язык иностранцы учат в Даугавпилсе

Сергей Симонов и его коллеги доказывают, что в Даугавпилсе учить иностранцев русскому языку можно не хуже, чем в Москве

ФОТО: Татьяна Одыня/Русский TVNET

События на Украине вызвали передел рынка обучения русскому языку как иностранному. Как этот процесс затронул постсоветские страны? И сможет ли использовать свой шанс Даугавпилс - самый русский город Евросоюза? На вопросы русского TVNET отвечает Симонов Сергей — предприниматель, возглавляющий одну из компаний и организовавший совместно с Даугавпилсcким университетом обучение русскому языку как иностранному на территории ЕС.

- Сергей, я не в первый раз слышу в Даугавпилсе разговоры о том, что в последние годы на постсоветском пространстве происходит передел рынка обучения русскому языку как иностранному. И что Даугавпилс уже использует этот свой дополнительный шанс. Это и привело меня к вам. Действительно идет передел рынка?

Сергей Симонов и его коллеги доказывают, что в Даугавпилсе учить иностранцев русскому языку можно не хуже, чем в Москве

ФОТО: Татьяна Одыня/Русский TVNET

- Да, после событий на Украине произошли две вещи. Во-первых, часть программ в России закрылись в результате введенных санкций. Во-вторых, Украина, как одно из популярных мест изучения русского, стала небезопасной и потеряла былую привлекательность. Те, кто беспокоится о безопасности своих студентов, стали искать другие рынки. И к нам, в Даугавпилс, тоже поехала часть студентов. Но поехали они также и в Казахстан, и в Киргизию, и в Молдову. Это совершенно естественная реакция рынка.

- Значит, шансы Даугавпилса действительно стали лучше?

- Знаете, никто ведь не поехал туда, где обучения языку не было до этих событий... С нами западные партнеры работали задолго до украинских событий — просто теперь они стали с нами более активно работать.

...С 2004 года мы стали учить еще и иностранцев русскому языку — это одно из направлений учебного центра, которое в последнее время стало очень бодро развиваться.

Мы в какой-то момент подумали: если расширяться, то куда? Язык? Почему бы и нет…

Ведь в Латвии — а особенно в Даугавпилсе и в Латгалии — не думая о новых видах деятельности выжить нельзя. В бизнесе так — если ты стоишь на месте, значит ты отстаешь, другие-то движутся вперед. Поэтому идеи для расширения и развития есть всегда.

Другое дело, что далеко не все идеи оказываются успешными, но и это тоже совершенно нормально. Русский язык — пример того, что идея наша оказалась успешной.

- Правду говорят, что у вас в Даугавпилсе учили русский не только студенты западных и американских университетов, но и представители крупных корпораций и даже мэры городов?..

- Это уже слухи! У нас на самом деле училось очень много интересных людей. И, действительно, учился у нас бывший вице-мэр Хельсинки, он был и депутатом финского парламента… Интересный человек. И других интересных людей было много — примеров не приведу, в отношении некоторых наших клиентов — по их желанию — действует принцип конфиденциальности.

- Но ведь у тех же финнов - у них же там Питер рядом? Зачем же им Даугавпилс?..

- А вот я вас тоже спрошу— зачем вообще ехать учить русский язык в Даугавпилс, а не сразу - в Москву?..

- Ну, вероятно, у нас - дешевле, а языковая среда — и у нас есть… Все-таки Даугавпилс ведь считают самым русским городом Евросоюза!.. Может быть, кто-то еще и боится России…

- Смотрите, что получается.

Когда человек начинает заниматься языком, он должен какое-то время провести в России, это безусловно! Он должен обязательно поехать в Москву, поехать в Питер, еще куда-нибудь… хотя бы и в Сибирь. То есть голод по культуре, интерес к стране языка он должен быть удовлетворен.

Но когда человек начинает заниматься языком серьезно, продолжает серьезно язык учить — ему нужно периодически освежать знания, попадать в языковую среду, получать какие-то консультации — причем грамотные, профессиональные. И тогда встает вопрос удобства, вопрос соотношения цены — качества, и масса прочих факторов учитываются. И вот в этот момент мы становимся абсолютно конкурентоспособны.

Конечно,

мы не может конкурировать с Москвой или Санкт-Петербургом как туристически привлекательное место — и даже мыслей таких у нас нет. Но в девизе учебного центра - написано, что мы для изучения русского языка даже лучше.

Вот посмотрите, плакат у Вас за спиной висит…

Сайт проекта обучения русскому языку как иностранному

Почему лучше? Не спорю, в России — очень даже хорошо. Но зато — к нам не нужно оформлять визы, если дело касается европейцев, и у нас все очень персонализировано, удобно, спокойно. Если вы приезжаете в крупный российский университет — там таких как вы десятки, если не сотни.

- … Ощущение конвейера там есть?

- Да. Все может быть замечательно организовано, но там ты - один из массы студентов и учишься по типовым программам. Мы же даем возможность пройти очень персонализированный курс. И при этом жить в говорящих по-русски семьях, и общаться с людьми в городе, где есть русская языковая среда. У нас каждый студент — индивидуален. И даже если он учится в группе, мы обо всех его проблемах знаем, решаем их. Мы даем очень качественный сервис. И город Даугавпилс - место для изучения русского языка тоже очень комфортное.

- Наверняка вы не первые, кто предложил в Даугавпилсе иностранцам изучение русского языка. У вас же тут - университет с хорошей филологической традицией…

- Даугавпилсский университет сейчас наш главный партнер в работе с иностранцами. Здесь ведь всегда была сильная кафедра русского языка, и когда университет был еще педагогическим институтом тоже. В Даугавпилсе всегда очень серьезно занимались русским языком — была кафедра русского языка, сильные традиции филологии.

- Профессор Федоров у вас здесь работал — бо-ольшой среди гуманитариев авторитет! Ведь его ведь знают и филологи в России, и специалисты на кафедрах славистики Запада.

- Да, и профессор Федоров, и многие еще очень известные филологи — традиции здесь отличные. Но в университете все же несколько иное направление всегда развивали. Мы же начали обучать русскому языку конкретно иностранцев. А несколько лет назад мы с университетом объединили наши усилия.

Под девизом «Даже лучше, чем в России!» теперь вместе работают два партнера - Даугавпилсcкий университет и наш частный учебный центр.

В проекте «Learn Russian in the EU» заняты сильные и квалифицированные преподавательские кадры. И позиция университета очень дружественная по отношению к нам.

- Ваши студенты — это люди, начинающие учить язык? Чему их учат в Даугавпилсе? Азам? Основам?...

- Возможны варианты: мы можем как давать язык с абсолютного нуля — так и работать со специалистами. Например, мы принимаем профессоров американских университетов, которые приезжают сюда, чтобы проконсультироваться со своими университетскими коллегами. Мы с университетом работаем душа в душу и рука об руку. И вместе обеспечиваем мировой уровень программ. Есть у нас проектные программы — в каких-то случаях под группы со специфическими задачами создается специальная программа.

- Скажите, пожалуйста, а кто те люди, которые приезжают в Даугавпилс учить язык?

- Наши основные рынки — это США и Западная Европа. Если у человека нет визы или возможности ее получить, нет свободного доступа в Латвию — это не наша проблема и не наши клиенты. Это принципиальная позиция, и мы так решили очень давно.

Не секрет, что есть регионы, из которых к нам поехали бы с удовольствием, чтобы под флагом изучения русского языка легально попасть в Европу. Желающих так «учиться» много - только предложи…

- Имеются в виду регионы, поставляющие в Европу беженцев? Азия, Ближний Восток, да?..

- Африка, Азия — да и кто угодно еще… Обучающие языковые программы иногда - одна из дорог в Европу, такой полулегальный метод… Но мы в таких делах категорически не участвуем. А учить язык приезжают люди разные. У нас есть и частные студенты, и те, кого направляют учебные заведения, другие организации.

- В основном, это посланцы университетов или бизнес-структур?

- Нашими партнерами могут быть университеты или другие учебные заведения, могут быть корпорации, небольшие частные фирмы или государственные учреждения. Едут все, кому нужен язык.

- Примеры можно привести — не имена, но характер потребностей в языке, чтоб общее представление составить — кто сегодня учит русский язык? Предполагают ли эти люди работать с Россией? Что движет ими, что их мотивирует?

- У нас есть большая программа с Вирджинским техническим университетом — это один из крупных американских университетов, более 30 тысяч студентов. Для них мы делаем очень интересную восьминедельную программу. Были и люди, которые языком занимаются профессионально — слависты, филологи, но таких довольно мало.

В основном учат русский те, кто занимается чем-то другим — инженеры, политологи и так далее — и русский им нужен просто как иностранный язык.

Вирджиния присылала к нам именно таких людей — не являющихся славистами.

- Откуда приходят к вам новые клиенты?

- Бывает по-разному.

Кто-то рассматривал нас как временную «заплатку» — пока, например, не нормализуются отношения с Россией. Но приехали к нам один раз, или прислали группы — и им понравилось, так что приехали и во второй, и в третий раз...

В любом случае это очень индивидуальные истории, буквально по каждому заказчику — своя история.

- Много ли народу у вас училось в последние годы? Сколько именно — это ведь не коммерческая тайна?

- Несколько сот человек за последние годы, я бы сказал так. Конечно же, это не те цифры, которыми мы , как потенциальные конкуренты, можем кого-то в России напугать. Это совсем не московские или питерские масштабы, где студентов в десятки раз больше. Но для Даугавпилса это — хорошо.

- Мне об этом говорили люди, работающие в туризме. Они тоже почувствовали — говорят, что вслед за теми, кто учил в Латгалии русский, тянутся к нам нетипичные туристы — приезжают их друзья, родственники...

- Я бы сказал так, хоть, может быть, это прозвучит и нескромно… На мой взгляд,

даугавпилсский общепит на присутствие в городе иностранных студентов уже отреагировал. Стало более разнообразным, например, предложение бургеров, меню городских кафе стало более интернациональным — теперь мы там видим уже не только карбонад с картошкой.

От одной из наших студенток, например, с удивлением услышал, на днях, что в одном из кафе у нас просто великолепно готовят суши.

- А в каком?..

- Вот не скажу, ведь сам не пробовал! Но сервис явно стал лучше. Бармены у нас теперь говорят по-английски. И наш вклад в то, что в Даугавпилсе бизнес теперь больше ориентируется на туристические потребности, тоже имеется.

- Есть, вероятно, и культурно-развлекательная программа в Даугавпилсе у ваших иностранцев?

- В наших программах обучающего курса предусмотрено знакомство с Даугавпилсом, с Латвией, с Балтией. Предусмотрены и поездки по региону. Но экскурсия — слово для них не совсем правильное, скорее это — учебные поездки, к которым нужно готовиться, пополняя свой словарный запас, знакомясь с информацией о стране.

- Есть у вас планы дальнейшего расширения? Что-то новое замышляете?

- Мы все вместе уже убедились, что

обучение русскому — вещь очень востребованная, надо просто знать как с этим работать. Есть, кстати, спрос и на обучение русскому языку латышей — в том числе детей и внуков эмигрантов латышского происхождения, выросших за границей, в том числе в Канаде и в США.

Но пока что я не готов сказать, будем ли мы этим заниматься — лето у нас и без того очень загруженный период.

Видим мы и другие перспективные новые вещи, с которыми могли бы работать. Но, к сожалению, в университетах, и вообще в академической среде, планы продвигаются медленно - в течении двух-трех лет может решаться вопрос. Причем западных университетов это касается даже в большей степени, чем латвийских. Поэтому не будем забегать вперед. Да, мы видим пространство для развития своих идей, но результаты будут не раньше, чем через несколько лет.

НАВЕРХ