Внимание!

Это содержание предназначено только для взрослых.

Мне уже есть 18 лет. Мне еще нет 18-ти.

Отношения с секс-куклой: Она безоговорочно послушна, и у нее "там" все реалистично
Мужские игры

ФОТО: BEHROUZ MEHRI / AFP/Scanpix

Отношения и семья - это не так просто, но сделать выбор в пользу куклы - неужели выход? Японец Масаюки Озаки после развода "закрутил роман" с... резиновой куклой. Мужчина уверен, что это любовь всей его жизни.

Свою резиновую избранницу он назвал Маю. Мужчина и кукла живут в одном доме с его бывшей женой и дочерью, пишет New York Post.

ФОТО: BEHROUZ MEHRI / AFP/Scanpix

Озаки работает физиотерапевтом. Со своей подружкой-куклой он ходит на свидания, возит ее в инвалидном кресле и надевает на нее парики, сексуальную одежду и украшения.

Японец утверждает, что женщины холодны и постоянно чем-то недовольны. Мужчины же хотят, чтобы их безоговорочно слушались, и кукла с этим прекрасно справляется.

ФОТО: BEHROUZ MEHRI / AFP/Scanpix

Стоит признать, что людей с подобным вкусом в Японии становится все больше, и это ведет к падению рождаемости в стране.

ФОТО: BEHROUZ MEHRI / AFP/Scanpix

Ежегодно в Японии продается около 2000 секс-кукол, стоимость которых примерно 6000 долларов.

Они оснащены сменной головой, пальцами, которые двигаются, и реалистичными половыми органами. Куклы эти особенно популярны среди инвалидов, вдовцов и фетишистов.

ФОТО: BEHROUZ MEHRI / AFP/Scanpix

Другой японец - 62-летний Сэнджи Накаджима - даже

повесил на стене фотографии своей резиновой подружки в рамке, берет ее с собой на море, где занимается серфингом, и на горные курорты, где катается на лыжах.

Он уверен, что нашел настоящую любовь и никогда не сможет изменить с кем-либо кукле.

ФОТО: BEHROUZ MEHRI / AFP/Scanpix

Производители секс-кукол уверены, что популярность их продукта будет только расти. Поэтому они постоянно работают над усовершенствованием моделей. Будущие куклы будут способны говорить, смеяться, симулировать оргазм и даже помнить день вашего рождения.

ФОТО: BEHROUZ MEHRI / AFP/Scanpix

ФОТО: BEHROUZ MEHRI / AFP/Scanpix

НАВЕРХ