Несмотря на то, что средние века уже давно позади, извечная практика - кровопролитные войны за мешок с золотом - никуда не пропала. В 21 веке тоже есть люди, которые гонятся за деньгами и выбирают работу наемника на благо частных военных компаний (ЧВК). Что это за объединения такие и стоит ли ждать еще большей приватизации войн?

Что такое частные военные компании (ЧВК)?

Несмотря на то, что определения отличаются, все-таки их, в принципе, можно описать как компании, которые предлагают военные услуги и услуги по безопасности (к примеру, защиту лиц, охрану объектов, обучение национальных солдат, улучшение кибербезопасности и т.д.) за соответствующую оплату и хотят получить из своей деятельности прибыль. Они не принадлежат государству (как минимум, формально) и не зависят от него.

Возможно, многим придет в голову сравнение со средневековыми наемниками, которые были готовы отдать свою жизнь за любого, кто пообещает мешок с золотыми монетами.

Такая ассоциация, с одной стороны, не слишком далека от правды. В конце концов как наемники, так и ЧВК доверяют только богу денег и руководствуются только этим. Более того, иногда они ради выживания и получения большего богатства объединяются в более крупные группы.

Однако, с другой стороны, средневековые наемники преимущественно не были так организованы. Они не были включены в официально зарегистрированные государством предприятия, которые платят ему налоги (хоть многие из этих компаний работают и неофициально).

Кроме того, указания и оплату за свою работу они получали напрямую от клиентов, а не от руководства компании, и, в противовес ЧВК, наемников преимущественно использовали только для войн. Не говоря уже о таких экстрах 21 века, как письменные договоры о сотрудничестве, права защиты работников и т.д.

В принципе, ЧВК можно больше считать следующей ступенью эволюции наемников, которые сохранили основные принципы этой профессии, но обросли ее современными элементами.

Несомненно, это полезно, потому что ООН теоретически запрещает использование наемников, их обучение и финансирование. Однако на такие компании запрет не распространяется.

В то же самое время стоит добавить, что военный наемник в классическом виде существует и в наши дни, ЧВК не заменили их полностью.

Клиенты ЧВК, кто они?

Снова упомяну сравнение со старыми временами. Как и в прошлом, когда короли и бароны хотели быстро пополнить свои армии, большое количество услуг этих компаний использовали сами правительства.

Они часто слали солдат ЧВК в горячие точки по всему миру, чтобы различными способами поддержать национальные силы. У использования таких частных бойцов есть два преимущества.

Во-первых, власти не нужно беспокоиться за погибших в своей армии. Из этого вытекают два преимущества - 1) избежание крупных трат военного ресурса и 2) избежание критики общества о погибших детях отечества.

Во-вторых, государства в случае необходимости могут использовать их в своих интересах, в то же самое время снимая с себя любую ответственность за произведенные действия, заявил в передаче "Теория лжи" телеканала TV3 бывший командир сухопутных сил латвийской армии Игорь Раев.

Это потому, что "на бумаге" они уже не находятся на государственной службе и правительство не может отвечать за все их решения.

Кроме того, у правительств есть возможность обращаться к этим компаниям тайно и потом утверждать, что солдаты находились в другом государстве по собственной воле, указывает Раев.

Однако правительства могут быть не единственными клиентами ЧВК. Они обеспечивают услуги и индивидам частного сектора, которые могут себе это позволить.

В снятом изданием Vice материале видно, что в столице Венесуэлы Каракасе из аэропорта на необходимую встречу эскортируется предприниматель Пабло Фиданза, которого уже несколько раз пытались убить.

В разговоре с журналистом Vice Физанда признал, что без помощи компании MOSAIC он не чувствовал бы себя в безопасности. Складывается ощущение, что это наемная частная армия высшего качества.

ФОТО: AP/Scanpix

Кто работает в ЧВК?

В том же самом материале Vice сняты и кадры с тренировок солдат ЧВК и интервью с бойцом Филиппом Милсом. Он отмечает, что служил в национальной армии, но его не устроила зарплата.

"Почему мне нужно воевать пять лет в Ираке и заработать 120 тысяч, если я могу воевать в Ираке два года и заработать 400 тысяч?", - спрашивает Милс.

Таких рассказов очень много. "Частные военные компании сами по себе - большой рекрутационный центр, который везде ищет людей для конкретного задания, за которое кто-то готов заплатить", - указал Раев.

Большая часть из этих завербованных людей когда-то служила в национальной армии, у них уже есть боевой опыт, психологическая подготовленность к убийству и умения производить различные исследовательские и разведывательные работы

(Важно, что многие из этих компаний предлагают и проверки на доверие, услуги активной обороны и другие услуги, в которых необязательно участвовать в боевых операциях).

Кроме того, всегда существует возможность, что сами государства могут принять решение уволить своих солдат из армии и одеть их в форму ЧВК. В таком случае правительства могут создавать свои компании не напрямую, считает Раев.

Интересно и то, что наиболее оплачиваемую работу получают индивидуумы с опытом спецопераций. К примеру, базирующиеся в Америке предприятия очень уважают ветеранов, которые служили "Морскими котиками", пишет американское военное издание We are the Mighty.

ФОТО: AP/Scanpix

Несмотря на то, что люди с прошлым военным опытом составляют значительное большинство сотрудников ЧВК, в них нередко находят работу и люди, которые ранее не служили.

Такие компании дают возможность сотрудникам из полиции, спецучреждений по борьбе с преступностью и даже телохранителям. В конце концов, работу могут найти и люди, не входящие ни в одну из этих категорий.

Некоторые компании предлагают им пройти специальные подготовительные военные курсы в специальных школах военного характера.

Кроме того, гражданские могут делать отдельные уже ранее упомянутые и другие работы (к примеру, бухгалтерия), в которых не нужно участие в боевых операциях, указывает We are the Mighty.

Впрочем, в реальности такой работы не так много, и гражданским конкурировать с военными обычно сложно.

Где ЧВК участвуют сейчас?

Несмотря на то, что ЧВК не хотят привлекать широкое внимание к своей деятельности и большая часть их операций является коммерческой тайной, известны некоторые факты и допущения об их присутствии в различных странах мира.

К примеру, на сайте крупнейшей ЧВК США Academi (ранее известной под названием Blackwater) сказано, что у нее есть своя база в Кабуле, Афганистан.

Кроме того, на сайте компании Constellis (дочернее предприятие Academi) размещены несколько вакансий, в которых сказана, что ищут людей для работы в Ираке, Афганистане, Израиле, Кувейте, ОАЭ, Германии, на Кубе и в самих США.

Вакансии связаны с оказанием услуг охранника военного характера, а также с административными услугами и военными услугами другого рода.

В свою очередь Россия привлекла международное внимание с ЧВК "Группа Вагнера".

Она принадлежит российскому олигарху Евгению Пригожину, получившему кличку "Повар Путина" (из-за принадлежащего ему бизнеса питания, который обслуживает различные встречи президента).

Несмотря на то, что Москва официально отрицает существование такой компании, ее солдаты замечены в странах, в которых наблюдаются попытки Путина или увеличить или сохранить влияние России.

К примеру, в Сирии "Группа Вагнера" активно сотрудничала с режимом президента Башара аль Асада, чтобы режим контролировал возвращенные нефтяные площадки. В обмен Пригожину обещана часть от нефтяной прибыли, пишет The Associated Press.

Интересно, что в феврале 2018 года бойцы "Группы Вагнера" участвовали в неудачном нападении сил правительства Сирии на богатую нефтяными ресурсами провинцию Дайр-эз-Заур, в которой столкнулись с солдатами США.

Также была получена и информация о присутствии "Группы Вагнера" на востоке Украины, в Судане и ЦАР, где группу очень интересовали государственные шахты по добыче алмазов, золота и других ценных ископаемых.

Какие выводы можно сделать об армии будущего?

Обобщив вышеизложенное и вернувшись к сказанному в начале статьи о наемниках в древние времена, появляется вопрос - не начали ли мы возвращаться в этой сфере в прошлое? Можем ли мы ожидать еще большей приватизации войны?

Мнения отличаются. Это отличие прекрасно отображено в исследовании Андреаса Баточио "Региональный институт безопасности".

ФОТО: AFP / Scanpix

Он считает, что, с одной стороны, переход военных дел в частные руки неудержим. Правительства хотят делегировать больше своих военных функций частным предприятиям по нескольким причинам:

  1. Делать так значительно дешевле;
  2. Это увеличивает эластичность военных операций и их качество, так как решения в частном секторе принимаются куда быстрее (к примеру, нет необходимости проходить длительные процедуры согласования). Таким образом, наем ЧВК увеличивает скорость реакции в случае военного кризиса; 
  3. Как уже упоминалось, погибшие в рядах ЧВК не считается военными потерями государства, что выгодно политически.

Однако, со второй стороны, деятельность ЧВК очень сложно отследить и есть большой риск, что они могут произвести действия, идущие в противоречия с интересами государства.

Кроме того, важно то, что некоторые имеющиеся в государстве ЧВК (к примеру, в США) не подчиняются военным законам отправляющего государства (как национальная армия). Вместо этого они являются субъектами закона государства, в котором действуют.

Таким образом, существуют большие проблемы к призыву ЧВК к ответственности. Ситуация еще хуже в случаях, если государства, в которых эти компании действуют, законодательная власть минимальна.

В исследовании также указано, что некоторые авторы считают, что экономия средств завышена.

Однако, несмотря на дискуссию, я выражу мнение, что слишком большой приватизации войны все-таки ждать не стоит.

История все-таки научила нас, насколько несамостоятельной, непрогнозируемой и даже коварной может быть армия, которая действует под слабым надзором власти.

Остаются лишь посмотреть на разочарование правителей как в эпоху Ренессанса в Италии, так и в другие этапы истории.

Кроме того, Сомали, Афганистан и другие страны с минимальным контролем правительства - живое доказательство того, что свободно марширующие армии на территории государства создают огромные разрушения и страдания.

Правительства исторически прикладывали большие усилия, чтобы обеспечить свой контроль над инструментами насилия (в этом случае добившись, что только у них есть возможность использовать военные силы), и маловероятно, что они добровольно от этих привилегий откажутся.

Если что-то такое произойдет, то политики не смогут чувствовать безопасность за собственную землю и все время будут бояться военных угроз. Этот сценарий совсем точно не стоит бессонных ночей и доз аспирина. В конце концов - все мы люди, и зачем зря искушать судьбу?