Базирующийся в США аналитический центр Rand опубликовал интересное исследование об угрозах России в Европе, в котором выражено нечасто фигурирующее в латвийском медийном пространстве допущение - страны Балтии вообще не находятся в приоритете России, которая куда больше политических ресурсов направляет в Украину, Беларусь и страны Центральной Азии. Авторы исследования - политические исследователи Эндрю Радин и Рафаэль С.Кохен.

Свое допущение они обосновывают как внешнепотилическими стратегическими документами России (в 2013 году во внешнеполитической стратегии России вообще не упоминались страны Балтии, тогда как Кавказу, Украине и Центральной Азии было уделено особое внимание), так и куда более агрессивными попытками получения влияния в этих странах.

Они отзываются на опубликованное еще в 2017 году исследование того же Эндрю Радина и другого политического исследователя Клинтона Брюса Рича. В нем сказано, что, оглядываясь на внешний мир, Россия хочет в первую очередь подчинить своему влиянию страны, которые входят в ее "приближенные территории".

Хоть и не очень понятно, какие конкретно страны это могут быть, исследователи утверждают, что это точно не страны Балтии. Они указывают на мнение директора аналитического центра Carnegie Moscow Center Дмитрия Тренина, что 

Россия видела "отдавание" стран Балтии НАТО и ЕС как консолидацию российских ресурсов на территориях, которые наиболее важны для нее самой, - странах СНГ.

Москва эти территории видит как свое историческое пространство и пообещала, что Балтия станет последним уступком перед Западом.

Однако это не означает, что Россия свое присутствие здесь сохранить не хочет. Она так и так хочет присутствовать как в Литве, так и в Латвии и в Эстонии. Радин и Кохен указывают, что на это есть несколько причин.

Первая причина связана с фактом, что страны Балтии можно считать самым слабым местом НАТО, и здесь возможно продемонстрировать всему миру слабость оказываемых альянсу гарантий безопасности. 

Во-вторых, страны Балтии можно использовать в качестве трамплина для НАТО для продвижения поддерживаемой Западом демократии, что в свою очередь может создать прямую угрозу существованию недемократического режима Владимира Путина. 

В-третьих, принимая во внимание, что в странах Балтии много русскоговорящих жителей и ранее они находились в сфере влияния России, политики в Москве могли бы в случае необходимости начать их активнее поддерживать, чтобы поднять свои политические рейтинги. 

В-четвертых, это и так и так постсоветские республики, что, по мнению Кремля, предоставляет особый, связанный с Москвой статус. 

На самом деле, исследователи указывают, что в связи со странами Балтии такая точка зрения не так выражена как в Украине. Они цитируют статью журналиста Роберта Персона в Washington Post, в которой сказано, что

русские уже давно поняли, что жители стран Балтии как исторически, так и культурно от них зависимы.

В-пятых, она и так хочет защищать и помогать русскоговорящим за рубежом. Особенно потому, что политика защиты соотечественников - один из внешнеполитических приоритетов Москвы

Кремль

ФОТО: RIA Novosti/Scanpix

Однако возможности получить такое присутствие здесь весьма ограничены. Один из инструментов влияния России - русскоязычные жители, однако их не всегда можно рассматривать в качестве пятой колонны.

Исследователи признают, что некоторые русскоговорящие думают как Кремль, однако мало случаев, когда действительно бы наблюдалось влияние России на их решения. Более того, большая часть русскоязычных удачно интегрировалась в свои сообщества.

Особо в исследовании выделяется пример Латвии, так как в этой стране примерно в трети браков партнеры имеют различную этническую принадлежность, и примерно 15% служащих в армии - русскоговорящие.

Кроме того, основываясь на проведенном в 2014 году правительством Латвии опросом малых народностей, примерно 64% русскоговорящих идентифицируют свою принадлежность к Латвии как сильную или умеренную.

Также взятые в Латвии и Эстонии интервью с проживающими на границе с Россией русскоязычными свидетельствуют, что эти жители не хотят вступать в направленные против правительства сепаратистские движения.

На самом деле, существуют риски в связи с фактом, что большая часть из этих людей потребляет медийные каналы, финансируемые правительством России, что в свою очередь можно использовать в целях пропаганды.

Однако это не означает, что и русскоговорящие не могут оценить, что является объективным, а что нет. В Латвии в ходе проведенного в 2014 году опроса малых народностей лишь 43% респондентов отметили, что российские СМИ объективны. В свою очередь 36% утверждали обратное, говорится в исследовании.

Еще в связи с инструментами влияния России говорится об энергетической зависимости стран Балтии от России. Однако исследователи утверждают, что в этой сфере в последние годы наблюдался значительный прогресс.

Важным достижением стало открытие терминала сжиженного газа в Клайпеде и проведенные мероприятия по диверсификации электросетей.

Также и Россия может использовать свои экономические связи и соединенную транспортную инфраструктуру. К инструментам причисляются также кибернападения и организованные преступные группировки, работающие как в России, так и в Балтии. Кроме того, отмечается возможность просто запугать скрытой и/или открытой военной силой.

Принимая во внимание, что Rand - американский аналитический центр, в исследование включены и рекомендации правительству США. В них отмечается, что американцам стоило бы оказывать дипломатическую и экономическую поддержку правительствам стран Балтии для снижения разногласий с русскоговорящими жителями.

Впрочем, они признают, что будет трудно убедить сами правительства стран Балтии, так как они считают, что у них ведущая роль в вовлечении меньшинств в общественную жизнь.

Американским солдатам, которые отправляются в Балтию, рекомендуют создавать с русскоязычными диалог.

Это для того, чтобы избежать дискуссий об империализме США. Кроме того, США должны еще больше поддерживать попытки стран Балтии диверсифицировать свои источники энергии и раскрыть денежные потоки, которые могут быть получены преступным путем.

ФОТО: Jānis Vingris/TVNET

При этом, чтобы бороться с дезинформацией, стоило бы помочь усиливать как исследовательскую журналистику, так и прозападную стратегическую коммуникацию. В свою очередь против угроз военного запугивания могут помочь как регулярные учения солдат НАТО, так и повторное высказывание гарантий безопасности через дипломатические каналы.

Нужно продолжать говорить с Россией о каналах коммуникации и реализации мероприятий по доверию. Это необходимо, чтобы избежать лишнего риска эскалации. Наконец, в скрытой деятельности России поможет поддержка разведки и развитие индикаторов опасности.