Благополучно прошло очередное календарное обострение на 9 мая, когда происходящее в Риге у памятника Освободителям предсказуемо вызвало противоположную реакцию в латвийском обществе. Вроде бы можно заняться более насущными вопросами и спорную проблематику Второй мировой оставить до "аллеи славы" у памятника Свободы на 16 марта и День Победы в Задвинье на 9 мая следующего года. Между тем традиционным майский фестиваль русскоязычных достоин большего, чем привычный обмен нелицеприятными эпитетами. За народным гулянием отчётливо вырисовываются очертания потенциальной опасности, которую, похоже, не видят ни отвечающие за организацию "семейного праздника" активисты "Согласия", ни правящие партии и правительство.

Если до середины 2000-х отмечание 9 мая у Освободителей концентрировалось вокруг ветеранов и имело отчасти протестный характер, то в силу естественной убыли непосредственных участников войны, а также перенятия организационного бремени и пиар-ресурса структурами "Согласия", мероприятие стало мутировать в направлении народного фестиваля, русского праздник песни и танца.

Тогда же окончательно утвердились основные составляющие его программы: возложение цветов дипломатами и активистами, экспозицией военной техники, официальные шашлыки за столом и потаённые "фронтовые сто грамм" на траве, непременное выступление российских артистов (с учётом обстановки в этом году спивали белорусские "Песняры") и грандиозный салют в финале.

При неизменности главной скрепы – восходящего к советскому времени понимания Второй мировой как Великой Отечественной, последней битвы сил добра и света против зла и тьмы.

Ещё одна неизменная особенность - ничем не пробиваемое игнорирование латвийского исторического контекста, что на штыках сокрушивших нацизм воинов-освободителей пришла не свобода, а продолжение советского строя в его сталинском изводе.

Впрочем, до аннексии Крыма и развязывания войны на востоке Украины весной 2014 года всё казалось милым и невинным. Ещё в 2013-м цветы к подножию памятника возложил военный атташе американского посольства, однако год спустя на площадке у Освободителей убавилось дипломатов, на большом экране перестали показывать военный парад на Красной площади, - всё так или иначе связанное с путинской Россией стало восприниматься токсичным, несущим потенциальную угрозу для Латвии.

Однако несмотря на многократные заверения организаторов, что 9 мая - это "не советский и не российский, а именно латвийский праздник", наблюдаемое в России победобесие затронуло происходящее в Риге и других городах Латвии и продолжило набирать обороты и после "русской весны" 2014-го. В этом году десятки тысяч участников латвийских торжеств на 9 мая привычно прикололи георгиевские ленточки, не заметив, что из альтернативы советской красно-серпастой символике чёрно-оранжевые гвардейские цвета давно стали восприниматься как колорадские – чёткий маркер сторонников путинского "Русского мира".

Ещё одно искреннее заимствование - российская акция "Бессмертный полк", за несколько лет из неформальной народной инициативы превратившаяся в заорганизованный официоз.

В этом году в РФ акции "Полка" прошли в местах заключения, причём в Бутырской тюрьме шествие возглавила икона святителя Луки Крымского. 

В Саратове на патриотическую акцию собирались выйти с портретами фронтовых собак. 

В рамках акции в Даугавпилсе вслед за портретами предков-фронтовиков пронесли гигантские чёрно-оранжевые простыни. Отсутствие в шествии в Риге российско-даугавпилсских чрезмерностей не отменяет его суть как сетевого мероприятия, распространяемого по сети соотечественников. Примечательно, что латвийские активисты не рассматривают данное обстоятельство как значимое и обычно отговариваются, что "там своё, а у нас всё по-другому".

Галерея: 9 мая в Даугавпилсе

Ещё одна составляющая канона у памятника в Задвинье – выступление лидера "Согласия", отставленного мэра Риги, ныне кандидата в евродепутаты Нила Ушакова. В этом году он привычно объяснил верность советской традиции тем, что "так принято в наших семьях". В политической части отметил, что полные ненависти оппоненты "Согласия" ведут "войну против памятников, против языков, против школ". Завершая выступление, Ушаков пожелал "никогда не терять веру в свои идеалы, идеалы наших семей и наших ветеранов".

Помимо организаторов от "Согласия" возможностью раздавать партийные флажки использовали по полной активисты Русского союза Латвии.

Сразу поясню, что при всей сложности отношения к происходящему на 9 мая я отнюдь не призываю к запрещению мероприятия или сносу памятника – несомненного символа советского присутствия, но при этом выдающегося образца мемориальной скульптуры. В демократической стране свобода собраний – это святое. Люди должны иметь возможность собираться, праздновать, протестовать – выражать своё отношение к происходящему в стране и мире.

При этом невозможно не видеть, что в погоне за электоратом "Согласие" на протяжении как минимум десяти лет консервировало ностальгию по СССР и обслуживало главную путинскую скрепу - культ Победы.

Нападение России на Украину весной 2014 года с опорой на путинские скрепы в головах соотечественников и граждан России продемонстрировало степень опасности, связанной с семейной радостью со слезами на глазах. Вряд ли стоит обольщаться, кого поддержат исповедующие культ Победы в ситуации "геополитического выбора".

Впрочем, ответственность за формирование многотысячного пророссийского гетто несёт не одно "Согласие", как правило, избегающее открытой идентификации с путинской Россией, или откровенно пророссийский РСЛ. Наибольшую лепту в закалку русскоязычной пятой колонны внесли национал-романтики "Национального объединения" и примыкающие к ним хитромудрые стратеги вроде "Чёрного Карлиса" (Шадурскиса).

Под лозунгом укрепления национальной государственности и госязыка они перекрыли возможности политического представительства русскоязычных на национальном уровне, сократили до минимума возможность получения образования на родном языке, тем самым загнав изначально нейтральных сограждан (и сонеграждан) в гетто, обитатели которого готовы поддержать всякого, кто сыграет на советской ностальгии и посулит избавление от застарелых проблем, прежде всего ликвидацию безражданства и свободный выбор языка образования.

9 мая у задвинского памятника я провёл с сотрудником Исследовательского центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете, ведущим исследователем русского национализма и происходящего в русскоязычном пространстве Николаем Митрохиным. В настоящее время он изучает русскоязычных в странах Балтии в сопоставлении с ситуацией на юге Украины. После салюта зашёл разговор, насколько в Латвии вероятно повторение украинского сценария.

Чисто технологически это вполне возможно. Некие события, запускающие цепочку провокаций, с последующим массированным разогревом через российские СМИ, способны спровоцировать массовые выступления, в ответ на которые могут последовать нарушения границы сначала "добровольцами" и авантюристами, типа Стрелкова-Гиркина с его отрядом, а дальше по цепочке вплоть до завершающего акта, когда для защиты российских граждан и соотечественников вводятся конвенциональные вооружённые силы.

Россия регулярно отрабатывает подобные сценарии. Сумеет ли Латвия удержать границу? Какими силами и как долго? Это вопросы не только перед Латвией, но и перед НАТО, как гарантом безопасности стран-участниц.

Как показал опыт Украины, Путин имеет длинную линейку возможностей для эскалации конфликта, постепенного ввода всё более серьёзных вооружённых групп. И не стоит уповать, что против стран-членов НАТО ничего крупномасштабного пока не проводилось. В жизни всё случается в первый раз. В 2008 году в Грузии российские войска впервые вступили в открытое сражение с армией соседнего государства с целью взятия под свой контроль части его территории. Потом впервые был аннексирован Крым и развязана война в Донбассе, - ответил Николай Митрохин.

Если исследователь прав, то не пора ли правящим партиям и правительству наконец проснуться и осознать, что происходит. Понять, что упования на 5-й пункт устава НАТО не отменяют кропотливой внутриполитической работы по реальной консолидации латвийского общества. Пока эта работа в основном ограничивалась поощрением самодеятельности и разного рода дискуссиями при очевидности реальных вызовов: преодоления у русскоязычных сограждан ощущения ущербности и второсортности в обстановке гибридной войны, которую путинская Россия ведёт против Латвии как одной из составляющих коллективного Запада.

Может хватит под разговоры об укреплении госязыка и устоев государственности создавать многотысячное гетто из разочарованных людей – бесценный ресурс для провокаций со стороны недружественного соседа?

Не пора ли приступить к разминированию бомбы замедленного действия, созданной самими правящими за годы независимости? А не менее мудрым политикам "Согласия" прекратить под завесой семейных ценностей выстраивать пятую колонну? А отмечающим День Победы как семейный праздник, "впитанный с молоком матери", открыть форточку более широкого восприятия и осознать, в какую игру они попали? Пока на эти вопросы нет ответа.

Что касается самого 8 или 9 мая, то после ужаса и скорби по 80 миллионам жизней, унесённых Второй мировой, конечно, можно и порадоваться. Отпраздновать победу жизни над смертью – конец чёрной полосы особо плотного смертоубийства. Не забывая, что за этим последовало.

Галерея: 9 мая в Риге